Информационный портал Беларуси "МойBY" - только самые свежие и самые актуальные белорусские новости

В усадьбе Огинского звучит бой кремлевских курантов вместо полонеза

06.08.2016 общество

Жителей Залесья возмутило, что на башенных часах усадьбы известного композитора не звучит «Прощание с Родиной».

На башне парадного входа в отреставрированную усадьбу политика, дипломата и композитора Михаила Клеофаса Огинского в Залесье установлены часы. Они не претендует на полное соответствие потерянному оригиналу, более того, каждый новый час на них отсчитывается боем курантов Спасской башни московского Кремля.

Фрагмент перелива колоколов укорочен и вмещается в несколько секунд, но перепутать первоисточник невозможно. Удары, которые отбивают часы, так же звучат именно как со Спасской башни. Почему над территорией усадьбы Огинского не звучит его полонез «Прощание с Родиной», выяснило «Радыё Свабода».

Первым на несоответствие звука и местности обратил внимание бывший научный сотрудник дворцово-паркового комплекса, художник-реставратор Сергей Веремейчик:

«Все, у кого я спрашиваю, что должно звучать в Залесье, включая даже ежей в парке, отвечают: естественно, звуки полонеза. А то, что этого нет и никто не протестует? Ну так посмотрите на общее состояние общества - что и кого волнует? Но в данном случае ситуация очевидна: если речь идет о музыкальном контенте, других вариантов не может быть априори. Существует версия: полонез ля-минор Огинский создал именно здесь - в своем кабинете на втором этаже, где стоял английский музыкальный инструмент клавикорд. Соответственно, именно Залесье можно считать родиной произведения, которое играют на всем земном шаре. Почему ответственные персоны не понимают уникальности, изюм этой местности - именно эти пейзажи вдохновили автора на создание музыкального шедевра».

25 сентября 2015 году в Беларуси и мире отмечали 250-летие Михаила Клеофаса Огинского. Событие попало в календарь ЮНЕСКО, было открыто международное и бюджетное финансирование. К юбилею усадьбу композитора восстановили, наполнили экспонатами. Что не успели, то чинили после праздничных мероприятий.

Часы, изображения которых осталось на одной из гравюр Наполеона Орды, были установлены в этом году, не так давно они начали играть. Правда, совсем не теми звуками, на которые рассчитывал Сергей Веремейчик и другие жители Залесья:

«Понятно, что люди в массе своей относятся по-бытовому, потребительски: что-то звучит - и хорошо. Возможно, просто не ассоциируют, что это фрагмент звона со Спасской башни Кремля. А может, подсознательно к этому привыкли: много кто жил в Советском Союзе, некоторые даже ностальгируют, ведь именно с этих звуков ежедневно начинались и заканчивались трансляции советского радио. Значит, все нормально: как некогда было, так и осталось. При этом не осознают, что здесь куранты - нечто чужеродное. Кремлевский колокол - он и в Африке колокол, а звуки полонеза родились и должны звучать в Залесье, где Огинский длительное время жил и работал. В этом как раз и есть ценность каждого знаменитого места. А не стандартизация под звуки, извините, «русского мира».

Учитель физкультуры Залесской средней школы Станислав Гаврилкевич зачастую наведывается в парк вместе со своими воспитанниками. Говорит, что в нелогичности выбора разобрались даже подростки, которых никто специально не настраивал:

«Я когда первый раз увидел часы, даже не сомневался - сейчас услышу полонез. Как раз стоял сторож, говорит: подожди немножко, будет музыка. А как бабахнуло, то весе настроение пропало. Я с детьми часто хожу к усадьбе, и они сами приглашают: «Станислав Иосифович, почему не Огинский?». Это девушки и парни 6-7 классов, я уже не говорю о выпускниках. И что я могу ответить? Говорю, не знаю, может со временем что-то изменится, поменяют заставку. Ясно, что сельчане, живущие дальше от имения и которые на территорию не заходят, этим вряд ли озабочены. Но молодежь категорична: только полонез, никаких курантов. На днях встретили свадьбу, как раз были с детьми возле камня Жана Ролея, педагога Огинского. Молодая интересуется: уже давно здесь ходим, и каждый час звучит какой-то непонятный бой... Поэтому, надеюсь, что-то все же поменяется».

Московский краевед, преподаватель Российского экономического университета имени Плеханова Юлиан Бельский - давний энтузиаст наследия рода Огинских, частый гость усадьбы в Залесье, организатор мероприятий с участием белорусских музыкантов, художников, культурологов в России. Относительно кремлевской экспансии в Залесье такого мнения:

«Лично для меня звуки Спасской башни, если они разносятся над Красной площадью в Москве, - вещь понятная и важная, это позиционирование России государства. Но здесь это, мягко говоря, неуместно. Я Залесье знаю давно, бываю здесь достаточно часто и убежден: в качестве гимна должны звучать звуки полонеза ля-минор, где они и родились. А никак не московские куранты. Потому что, честно говоря, выглядит немного странно. Я знаю, как много было сделано для восстановления усадьбы, но эхо Спасской башни - просто какая-то ошибка. Тем более, что перепрограммировать часы - не самая большая техническая проблема, это только механическая работа. Я в свое время имел отношение к башенным часам в Ольштыне и в Гданьске. А поскольку в Залесье часы совсем небольшие, думаю, это работа максимум на 2 часа. Поэтому естественно, ошибку надо исправлять».

Какое ведомство отвечает за «курантизацию» исторического объекта? В Министерстве культуры уточнили, что курируют общий ход реставрационных работ, но детали ложатся на плечи местных властей, которые содержат на своем балансе региональные туристические центры. Тем временем доходят сведения, что бой курантов слышали и в других местах страны. Так не завезли ли подобные часы группой из России?

Заместитель председателя Сморгонского райисполкома Геннадий Бычко признается, что не вслушивался в мотивы башенных часов в Залесье, но уверяет, что никакой «руки Москвы» в этом нет:

«Министерство культуры и Гродненский облисполком занимались вопросами финансирования, а уже вопросы тендерных закупок и всего остального были в компетенции Сморгонского райисполкома. Минкульт здесь абсолютно ни при чем. И говорить, что централизованно заказали куранты, как для новогоднего праздника, то это однозначно не так. Делалось все для того, чтобы этот элемент подходил всему дворцово-парковому ансамблю. Прежде всего, чтобы максимально был приближен к оригиналу сами часы. По крайней мере, то, что у нас есть на гравюрах, на рисунках, позволяет говорить, что такая цель достигнута. Понятно, что трудно говорить о фотографическом сходстве, но тем не менее. Это же касается всего остального, в том числе боя часов. И если все же узнаю, что нечто подобное было и в то время, согласитесь, никакого криминала в этом нет».

В Залесье Михаил Клеофас Огинский прожил 20 лет - с 1802-го по 1822-й. Вскоре после того, как установилась власть Российской империи. Теоретически можно допустить, что часы композитора исполняли что-то из тогдашнего российского репертуара, но вряд ли это были познавательные переливы Спасской башне в Москве. Как известно из исторических справок, нынешние кремлевские куранты были установлены в середине 1850-х, через 20 лет после смерти Огинского в Италии. А значит, во временном отрезке никак не совпадали.

Источник charter97.org



Вверх ↑
Новости Беларуси
© 2017 Мой BY — Информационный портал Беларуси
Новости и события в Беларуси и в мире.
Пресс-центр info@moyby.com