Информационный портал Беларуси "МойBY" - только самые свежие и самые актуальные белорусские новости

Сегодня родился Дмитрий Завадский

28.08.2016 политика
Сегодня родился Дмитрий Завадский

Белорусский телеоператор исчез 7 июля 2000 года.

Белорусский телеоператор, журналист Общественного российского телевидения (ныне - Первый канал) Дмитрий Завадский родился 28 августа 1972 года.

Бесследно исчез 7 июля 2000 года в возрасте 27 лет, не успев отметить свое 28-летие.

С 1994 по 1997 гг. Дмитрий Завадский работал оператором в пуле Лукашенко.

С января 1997 г. перешел на Общественное российское телевидение («ОРТ»). Весной 1997 г. был арестован вместе с журналистом ОРТ Павлом Шереметом и обвинен в незаконном пересечении белорусско-литовской границы во время съемок репортажа о ней и условно осужден на полтора года лишения свободы.

С октября 1999 по май 2000 работал в Чечне, где вместе с Павлом Шереметом снимал фильм «Чеченский дневник».

Утром 7 июля 2000 года Дима поехал в аэропорт «Минск-2» встречать своего коллегу из Москвы, журналиста Павла Шеремета. С тех пор о судьбе Дмитрия Завадского ничего не известно.

27 ноября 2003 г. суд Фрунзенского района г. Минска признал пропавшего журналиста умершим.

Расследование. Официальная версия

Начиная с 2000 года, четыре раза прокуратура закрывала и возобновляла расследование дела об исчезновении Дмитрия Завадского. В последний раз уголовное дело было приостановлено в апреле 2006 года с привычной формулировкой: «в связи с необнаружением безвестно исчезнувшего лица». За годы переписки с прокуратурой у жены и мамы Дмитрия накопились пухлые папки с ответами из правоохранительных органов, пишет «Белорусский партизан».

Похищение Дмитрия Завадского официально считается раскрытым. Расследуя дело Завадского, следователи прокуратуры и КГБ Беларуси обнаружили факты существования особого подразделения, которое выполняло карательные функции. Начальник Минского СОБРА Дмитрий Павличенко, по мнению следствия, и по негласному приказу своих высоких начальников руководил расстрельными бригадами, созданными из бойцов спецназа.

В 2002 году белорусский суд осудил бывших бойцов спецподразделения МВД «Алмаз» Валерия Игнатовича, Максима Малика, курсанта Академии МВД Алексея Гуза и ранее дважды судимого Сергея Саушкина за похищение Дмитрия Завадского.

Суд приговорил Игнатовича и Малика к пожизненному заключению за грабежи, разбойные нападения и убийства, признал их виновным в похищении оператора Дмитрия Завадского. Гузу дали 25 лет за участие в банде, а также за приобретение, ношение и сбыт взрывного устройства.

Легче всех отделался Саушкин: 12 лет тюремного заключения за сопряженную с насилием попытку грабежа. Через 3 года и 9 месяцев с момента ареста Саушкин оказался на свободе, сменил фамилию и бежал в Германию, откуда был депортирован как нелегальный эмигрант.

У одного из осуждённых — Валерия Игнатовича — по версии прокуратуры был мотив совершить преступление. Он якобы мстил телеоператору за материал, в котором фигурировал. В его автомобиле была обнаружена лопата со следами крови Завадского. В официальную версию — похищение и убийство Завадского офицерами спецподразделения МВД «Алмаз» из мести за интервью «БДГ» — ни коллеги Дмитрия, ни его семья не верят.

Следует отметить, что все приговоры были вынесены судом в закрытом порядке. Никаких доказательств причастности осужденных к похищению Дмитрия Завадского общественности представлено не было. Тело пропавшего журналиста следствием обнаружено не было.

Кроме Павличенко, задержанного 22 ноября 2000 г. и отпущенного по личному приказу Лукашенко без соответствующего документа об освобождении, в качестве подозреваемого по делу Завадского задерживали сотрудника Службы безопасности президента Александра Леоненко. Вскоре и его отпустили за неимением доказательств вины. Независимое следствие полагало, что именно Леоненко доехал до аэропорта на машине Дмитрия и бросил её там.

Известно, что потом майор работал в спецподразделении МВД «Алмаз» и в 2006 г. был замечен при избиении Козулина. В МВД Беларуси журналистам подтвердили, что майор Леоненко награжден медалью «за исключительное мужество и отвагу, проявленные при исполнении служебных обязанностей»

1 июня 2009 года Лукашенко в интервью российским СМИ высказал версию исчезновения Завадского, который в свое время работал личным оператором президента.

«Была военизированная группа в Беларуси, возглавляемая неким Игнатовичем, — очень подготовленные ребята из спецназа СССР. Они поехали в Чечню во время войны и воевали на стороне Москвы. Они лазали по скалам, сидели в засадах, наводили страх на сепаратистов. Это была очень сильная, опорная группа. Повоевали и вернулись домой. Приезжают к ним Шеремет и Завадский снимать сюжет для российского телевидения. В этом сюжете было сказано, что вот эти белорусские граждане воюют на стороне чеченских сепаратистов против федеральных войск. Взяли интервью у этого Игнатовича, а потом сказали, что он воевал против русских. Шеремет выкрутился, а Завадского поймали. Начали с мужских разборок: «Зачем же ты нас оболгал?». И убили Завадского. Игнатович получил пожизненное заключение и находится в нашей колонии», — заявил Лукашенко.

Весной 2016 года Светлана Завадская как потерпевшая по делу об исчезновении журналиста дважды обращалась в Следственный комитет с ходатайством о получении информации по уголовному делу и копий ряда процессуальных документов. Светлана просила Следственный комитет сообщить, возобновлялось ли предварительное расследование дела, и если нет - то по каким причинам. Также она просила выдать ей копии постановлений о возбуждении уголовного дела, выделение материалов в отдельное производство и приостановление производства по уголовному делу. Она указала, что копии процессуальных документов ей необходимы для обжалования действий (бездействия) органа уголовного преследования. В ответ Светлане Завадской сообщили, что производство по уголовному делу приостановлено, и что закон не предусматривает право потерпевшего получать копии указанных процессуальных документов.

Независимое расследование

Правозащитники и независимые журналисты обращают внимание на ряд важных моментов в деле Завадского.

Группу Игнатовича-Малика в прессе окрестили белорусской версией «эскадрона смерти», которую обвиняют в похищениях оппозиционных политиков Юрия Захарова, Виктора Гончара и бизнесмена Анатолия Красовского, а также ряде других преступлений. По версии независимого расследования — это рядовые исполнители. В качестве организаторов назывались бывший глава Совета безопасности Виктор Шейман, экс-глава МВД Юрий Сиваков, а также командир милицейского СОБРа Дмитрий Павличенко. Этим лицам, в связи с подозрением к причастности к организации похищения людей, запрещен въезд на территорию США и страны ЕС.

Никто из группы Игнатовича не признал себя виновным ни по одному из пунктов обвинения. За похищение журналиста были наказаны только Игнатович и Малик (осуждены на 10 лет тюрьмы), их вина в убийстве Дмитрия не была доказана.

Мы и тогда и сейчас не уверены в том, что именно эти люди похищали нашего коллегу. Даже если они его похитили, то кому-то передали дальше. Странно, что белорусским следователям так и не удалось найти тело Димы, если они доказывали, что банда Игнатовича похитила оператора Первого канала, а в машине Игнатовича нашли саперную лопатку с “биологическими следами” Завадского. Во время следствия, и на суде члены банды Игнатовича не давали никаких показаний по делу о похищении, что крайне редко бывает с уголовниками. Игнатович вообще вел себя странно, кричал на суде, что не виновен и во всем виноваты жиды. Сергей Савушкин после выхода на свободу дал несколько интервью белорусским журналистам, еще раз заявил, что он не похищал никого, и на какое-то время исчез из нашего поля зрения. Как удалось узнать, Савушкин сменил фамилию и сумел каким-то образом перебраться в Германию.

Мать Дмитрия Завадского, Ольга Григорьевна, не верит в то, что к похищению Завадского причастен бывший сотрудник спецподразделения «Алмаз» Игнатович. Якобы (по официальной версии) он отомстил Дмитрию Завадскому за то, что тот рассказал о нем, как о белорусском наемнике в чеченской войне на стороне чеченцев: «Игнатович, конечно, мерзавец. У меня нет сомнений в том, что он был способен убить, ограбить кого-то. Однако я очень сомневаюсь в том, что он отомстил Дмитрию за это. Сын не называл никаких фамилий в своем интервью, Игнатовича как белорусского наемника показал телеканал НТВ. Кроме того, Дмитрий после работы частенько ездил совершенно один рыбачить на Минское море. И, чтобы отомстить, Игнатовичу не надо было устраивать этот цирк с похищением и так далее».

В глазах общественности обвинение по делу Завадского и судебное разбирательство было сфабриковано с целью – замять шум вокруг похищения. За решетку были отправлены ставшие неугодными исполнители, совершавшие ранее по заказу власти другие преступления, но не причастные к исчезновению Дмитрия Завадского. До сих пор не известно место захоронения тела Завадского. Во время следствия и суда правозащитники получали информацию о возможном захоронении тела журналиста на одном из минских кладбищ.

Без установления местонахождения тела журналиста итог суда по делу Завадского выглядит половинчатым и бросает тень на власть, ведь решение этой проблемы полностью находится в компетенции государства. Оставленные без ответа обвинения группы Игнатовича и вышеупомянутых высокопоставленных силовиков в похищении и убийстве ряда политиков, связывает эти дела с делом оператора ОРТ.

Журналист Павел Шеремет после похищения Завадского снял документальный фильм «Дикая охота», чуть позже – «Дикая охота-2». Оба журналистские расследования Шеремета по белорусским каналам не показали. Павел Шеремет убежден, что когда-нибудь люди узнают правду об исчезновениях в Беларуси: «Такие дела не имеют срока давности. Конечно, кажется, что все это тянется, и уже нет надежды не то, чтобы найти Диму, а нет надежды на победу справедливости, что похитители и убийцы будут найдены и наказаны. Но мы должны набраться терпения».

Павел Шеремет в 2001 году за два дня до начала суда по делу Завадского собрал пресс-конференцию в Москве, на которой сообщил, что банда Игнатовича если и причастна к похищению оператора, то только в качестве исполнителя чужой воли. Заказчиком преступления Шеремет назвал бывшего генпрокурора Беларуси Виктора Шеймана.

Весной 2000 года Шейман занимал должность руководителя Совета безопасности и был заинтересован в том, чтобы в лице Завадского ликвидировать свидетеля действий белорусских спецслужб в Чечне. А после отставки руководителей силовых ведомств Шейман был назначен А. Лукашенко генеральным прокурором, не имея на то время даже юридического образования. По словам Павла Шеремета, эту информацию он получил от бывшего генпрокурора Беларуси Олега Божелко. А после оглашения судебного вердикта по делу Завадского Павел Шеремет со ссылкой на того же Божелко сказал: «Дмитрия нет в живых, его пытали, сломали позвоночник и решили добить - иначе невозможно было спрятать это преступление. Его допрашивали, что ему известно о секретных операциях белорусских властей на Кавказе и в Чечне».

На акции солидарности «цепи неравнодушных», состоявшейся 7 июля 2005 года, в день, когда с момента бесследного исчезновения оператора ОРТ Дмитрия Завадского прошло пять лет, десятки ее участников стали свидетелями омерзительной сцены, когда спецназовец ударил в лицо супругу журналиста Светлану Завадскую, не обращая внимания не только на то, что это хрупкая женщина, но и на стоящего рядом с ней несовершеннолетнего сына. Удар омоновца наотмашь зафиксировали несколько телекамер. Ну а представители милиции во всем обвинили саму Светлану.

Эту картинку снова можно было лицезреть в «Крестном батьке» на НТВ, а позже – еще и в видеоролике музыканта Noize MC.

Омоновец, ударивший Светлану Завадскую в 2005 году во время «Цепи неравнодушных людей», позже пошел на повышение.

– Я узнала этого человека, когда он давал свидетельские показания против участников «Плошчы» в 2011 году. Он выступал в роли потерпевшего, как и в случае со мной. По его версии, я ударила его первой и разбила ему губу. Тоже самое он говорил и про события на площа в декабре 2010 года. Опять пострадала его губа. Я слышала, что он пошел на повышение. Может, больная губа ему в этом помогла, – рассказывала в одном из интервью Светлана Завадская.

В 2002 году по инициативе журналистов Первого канала, которые работали с оператором Дмитрием Завадским, уважали и любили его, была учреждена премия «За мужество и профессионализм». Они предложили каждый год вручать премию за мужество и профессионализм белорусским журналистам. К этому присоединилась и Белорусская ассоциация журналистов.

В предыдущие годы ее лауреатами были телеоператоры Сергей Гельбах, Сергей Пушкин, Константин Морозов, Владимир Андронов, Владимир Бабарика, Владимир Костин, фотокорреспонденты Сергей Гриц, Василий Федосенко и Юлия Дорошкевич, журналисты Андрей Дынько, Ирина Халип, Любовь Лунева, Леонид Миндлин, Марина Коктыш, Алена Слав, Алесь Липай, Анджей Писальник, Сергей Сацук, Олег Улевич, Геннадий Барбарич, Анатолий Готовчиц, Наталья Макушина.

«Премия Дмитрия Завадского была учреждена в память о нашем похищенном друге и коллеге, человеке с безупречной профессиональной и человеческой репутацией. Мы стараемся награждать этой премии самых достойных белорусских журналистов, потому что для нас – это не формальная акция, это дань памяти нашего товарища и боль наших сердец», - заявлял тогда журналист Павел Шеремет.

Источник charter97.org

Вверх ↑
Новости Беларуси
© 2018 Мой BY — Информационный портал Беларуси
Новости и события в Беларуси и в мире.
Пресс-центр [email protected]