Информационный портал Беларуси "МойBY" - только самые свежие и самые актуальные белорусские новости

Будет ли новая «молочная война»?

Будет ли новая «молочная война»?

Молочные войны уже стали обыденностью между Россией и Беларусью.

Представитель «Россельхознадзора» Николай Власов на слушаниях в Госдуме РФ предложил ввести квоты на поставку беларусской молочки на российский рынок. Чиновник также предложил ввести «единый потолок господдержки» для предприятий двух стран.

Аналитик варшавского исследовательского центра Eurasian States in Transition (EAST) Андрей Елисеев в интервью Службе информации «ЕвроБеларуси» комментирует причины продуктового конфликта.

- Молочная война вступила в новую фазу: в Госдуме России заговорили о введении квот для беларусских производителей. Почему РФ решила административными мерами отгородиться от беларусской сельхозпродукции?

- Формулировка «в Госдуме заговорили» немного сгущает краски, потому что в реальности это точка зрения замглавы Россельхознадзора, который выступил на организованном в Госдуме круглом столе. У российской стороны есть две основные причины такого недовольства.

Во-первых, российский животноводческий бизнес не дремлет и лоббирует национальное ведомство защитить его интересы. Несмотря на снижение потребительского спроса в России и девальвацию российского рубля, доля беларусской молочной продукции на российском рынке увеличилась из-за введения Россией антизападных санкций.

В итоге Беларусь создаёт серьёзную ценовую конкуренцию российским производителям. Если сравнить средние цены сельхозпроизводителей на молоко за прошлый год, то в России они составили почти $350 за тонну, что примерно на 30% выше, чем в Беларуси.

Во-вторых, у российской стороны есть подозрение, что Беларусь играет нечестно и значительно увеличила поставки в Россию не по причине увеличения производительности, а используя «сырьё неизвестного происхождения». Замглавы Россельхознадзора употребил эту формулировку, но в детали не вдавался. А вот гендиректор одного из российских молочных комбинатов в недавнем интервью заявил:

«Откуда в Беларуси может взяться за год 20% прироста по молоку? Это молоко берется с Евросоюза. В течение 2015-2016 года я был на многих европейских заводах, которые производят сыр, в том числе на 6 заводах в Польше. И на всех этих заводах я видел белорусские машины, которые везут молоко из Европы в Беларусь, там производят молочные продукты низкого качества, после чего импортируют их в РФ». 

Предложение ввести квоты на экспорт беларусской молочной продукции не ново. Три года назад этот вопрос перед российским премьер-министром Медведевым ставил губернатор Воронежской области. Он довольно резко заявил, что “доминирование Беларуси как игрока на молочном рынке России вызывает опасения”. Тогда Медведев парировал, что квот в рамках Таможенного быть не может. В итоге российские производители выбили у правительства специальные субсидии на реализацию молока.

На что может налегать российская сторона в рамках Евразийского экономического союза, так это на единый уровень государственной поддержки, которая оказывается отрасли. По некоторым данным, в Беларуси она выше, а потому беларусские производители находятся в более выгодном положении, в сравнении с российскими коллегами.

- Не преследовали ли все предыдущие действия Россельхознадзора именно такой результат? Министр сельского хозяйства Михаил Русый признает обоснованными часть претензий российской стороны, но основные претензии, по его словам, касаются фальсифицированной продукции.

- Строго говоря, чиновник Россельхознадзора предложил неконструктивные вещи. Потому что, во-первых, в рамках евразийского законодательства Россия не может ввести предложенные квоты. Во-вторых, в рамках евразийских договорённостей Беларусь уже обязалась снижать уровень господдержки сельхозпроизводителям.

То есть, вместо нереалистичных или уже претворяемых в жизнь предложений, Россельхознадзору следует заниматься своими непосредственными обязанностями. А именно: выявлять недоброкачественную продукцию и предъявлять необходимую фактуру. В России довольно большая проблема, когда некоторые местные производители выпускают некачественную молочную продукцию. Насколько можно судить из заявлений беларусской стороны, есть данные, что беларусские предприятия подставили, приписав им чужие фальсификаты.

Принципиальный вопрос: правда ли это, имели ли место такие случаи, и какая доля запретительных решений в отношении беларусской продукции подкреплена надёжными доказательствами? Скорей всего, имели место и случаи доказанной вины беларусских предприятий и недостаточно доказанные. Сейчас же каждая из сторон отдаёт приоритет выборочным случаям, выгодным для своей трактовки, и отчасти потому получается довольно нервный диалог.

- Какой объем беларусского молока и молочных продуктов идут на экспорт в Россию? И по каким ценам? Не раз приходилось слышать, что беларусская молочка в России стоит гораздо дешевле, чем в самой Беларуси.

- В прошлом году в Беларуси было произведено около 7 млн тонн молока, из них было экспортировано 4,1 млн тонн, то есть больше половины. Кстати, пять лет назад бывший премьер-министр Мясникович грозился, что производство молочной продукции в Беларуси к 2015 году будет составлять 10 млн тонн, а экспорт – 6,5 млн тонн. Это как яркий пример сказочных официальных прогнозов. Теперь госпрограмма ставит план к 2020 году на 9,2 млн тонн.

Производство молока в Беларуси почти втрое превышает потребление, так что излишки нужно экспортировать. И больше 90% от объёма экспорта беларусской молочки приходится именно на Россию. Беларусская молочная продукция пытается выходить на другие рынки, но получается это очень медленно. Проблемы как внутренние – невысокое качество менеджмента предприятий, так и внешние – в прошлом году ЕС отменил квоты на производство молочной продукции.

Молочные продукты в Россию идут в основном в виде сыра, сливочного масла и сухого обезжиренного молока. Просто из-за конъюнктуры цен переработка молока идёт по большей части в эти продукты, они приносят большую часть стоимости экспорта молочки. Не случайно в 2015-ом Беларусь по выпуску сливочного масла заняла третье место в мире, по производству сыров и сухого обезжиренного молока – пятое.

Объём экспорта беларусской молочной продукции в Россию за последние годы заметно вырос. В прошлом году в сравнении с 2010-ым годом экспорт беларусского сливочного масла, сыра и творога, сгущённых сливок и сухого молока в Россию увеличился, соответственно, в  1,5 раза, на 42% и на 36%.

Пара дополнительных точных цифр, чтобы представлять эффект действия антизападных санкций. В 2009 – 2013 годах в Беларуси выпускалось 134 – 148 тысяч тонн сыров. С введением санкций в 2014-ом году производство и сыров стало устойчиво увеличиваться и в 2015-ом составило уже 181 тысяч тонн. Цифра по январю-ноябрю 2016 года – 173,4 тысяч тонн. То есть, если декабрь не подкачает, то цифры по 2016-ому году будут ещё чуть больше.

Проблема для Беларуси в том, что объёмы экспорта молочной продукции растут, а выручка падает. Хотя в 2014-ом году молочной продукции в России было поставлено меньше, чем в 2015-ом, стоимость экспорта составила, соответственно, $2,2 млрд и $1,7 млрд. По этому году тенденция с выручкой также неутешительная.

Что касается цен на беларусскую молочную продукцию в Беларуси и России, то сравнение может показаться непростым делом из-за множества сортов продукции и разной наценкой в зависимости от торгового объекта. В среднем цены беларусских производителей в долларовом выражении ниже цен российских коллег: на молоко на 22%, на масло – на 5%, на сыры – на 19% (данные 2015 года). Вполне возможно, в некоторых случаях цены, например, на беларусское сливочное масло в России могут быть и ниже, чем в Беларуси.

Вообще, ценовой разрыв на молочку в Беларуси и России за последние годы очень сократился. В долларовом эквиваленте с 2010-го по 2015-ый год цены на молоко в России уменьшились на 25,5%, а в Беларуси наоборот увеличились на 5%.

- Уже раздаются голоса, что в случае введения ограничений Беларуси просто стоит выйти из интеграции с Россией. Возможно ли это в нынешней ситуации?

- В ближайшее время это исключено. Это та красная линия, наряду с выдавливанием российских военных объектов со своей территории или блокированием российского транзита энергоресурсов в ЕС, за которой последуют радикальное политическое и экономическое давление России. При нынешнем раскладе всерьёз говорить о выходе из Евразийского экономического союза и других интеграционных структур беларусское руководство не посмеет.

- Михаил Русый предполагает, что до конца недели санкции с беларусских предприятий могут быть сняты. Похоже, речь идет о предстоящем подписании Таможенного кодекса на саммите ЕАЭС 26 декабря в Санкт-Петербурге. То есть, Таможенный кодекс станет предметом торга между Минском и Москвой при решении двусторонних проблем?

- Ограничения на поставки определённой продукции для различных предприятий вводились по разным причинам, а потому вряд ли могут быть сняты единовременно. Вполне возможно, ограничения в течение недели могут быть разморожены в отношении части предприятий. Россельхознадзор поставит себя же в неловкую ситуацию, если одним махом снимет ограничения со всех.

Потому что вводились они обычно с формулировкой, что отмена возможна после проведения беларусской стороной расследований по фактам выявленных нарушений, причём предоставленная фактура должна быть ещё и проанализирована специалистами Россельхознадзора. Если подобная работа Беларусью по всем случаям проведена не была или её результаты предоставлены российскому ведомству совсем недавно (а ведь нужно время на их анализ), то Россельхознадзор фактически аннулирует ценность своих же предыдущих запретов. Не исключено, что Беларусь попытается использовать карту обновленного Таможенного кодекса, но органы ЕАЭС и Россия будут настойчиво разводить эти вопросы.

Источник charter97.org

Вверх ↑
Новости Беларуси
© 2018 Мой BY — Информационный портал Беларуси
Новости и события в Беларуси и в мире.
Пресс-центр [email protected]