Информационный портал Беларуси "МойBY" - только самые свежие и самые актуальные белорусские новости

Как исполком сдавал Припять в аренду

13.05.2017 общество
Как исполком сдавал Припять в аренду

«Тихое освоение» водоемов в Беларуси продолжается.

Бурление вокруг Припяти началось пару недель назад — люди заметили, что ее участок длиной 91 км с пойменными озерами власти собираются сдать в аренду. Может, оно и проскочило бы, как сто раз проскакивало в других местах, да кто-то обратил внимание на протокольное объявление про торги (такие сообщения организаторы обязаны вывешивать в интернете и печатать в районной газете). Ну и началось… Рыбаки и сочувствующие в шоке не столько от самого факта «продажи реки», сколько от того, что ничего не понятно — что это вообще значит?!

«Река надо?»

На сайте Мозырского райисполкома в надежном месте висит неприметная ссылка, пишет onliner.by. Специальный язык, красивые фразы, все по стандарту: «Извещение о проводимых торгах по предоставлению в аренду рыболовных угодий фонда запаса Мозырского района». Как ее вообще рассмотрели?.. Чтобы найти это сообщение, необходимо наугад выбрать раздел «Жителям» (а не «Деловым людям» или, например, «Гостям»), выбрать вкладку из нескольких вариантов («Объявления»), пролистать страницу и заметить ссылку за 17 апреля (только заголовок, без текстовой части). Иными словами, пытливый пользователь должен специально поинтересоваться — а не сдается ли в аренду река. Такая тактика, вообще-то, касается не только данного случая — это отдельная тема. Как бы то ни было, формальности соблюдены (хотя происходящее и напоминает хрестоматийный эпизод из книги «Автостопом по галактике»).

Вообще, Припять сдается недорого — одна базовая за километр реки плюс 0,1 базовой за каждый гектар прилегающих водоемов (всего 302,6 га). Договор предполагается заключить на 10 лет.

— У меня одних налогов с магазинов за прошлый год 20 тысяч вышло, — сравнивает мозырянин Дмитрий Богачев. — А вот всю эту красоту, получается, за 2800 можно взять!

Сам Дмитрий специализируется как раз на продаже рыболовных принадлежностей. Говорит, в том числе и поэтому происходящее касается его напрямую. Так же как и десятков тысяч местных и приезжих рыбаков. С жаром доказывает, что сдавать реку в аренду никак нельзя. Бьет в колокола, собирает подписи за отмену аукциона.

— Почему нельзя? Да уже была Припять в аренде несколько лет назад, тогда ничего хорошего из этого не вышло…

По его словам, главная опасность — промысловики с сетями, которых, конечно же, выпустит на воду арендатор. А рыбы и так мало.

Вообще-то, помимо зловещего призрака промысловых бригад, есть еще одна больная сторона. Для многих арендный водоем ассоциируется в первую очередь с платой за ловлю.

— На самом деле рыболовы готовы обсуждать какую-то плату, — неожиданно уверен Дмитрий. — Они же видят, что мусор на берегах есть, что давление на рыбу большое. И готовы платить за поддержание порядка, как это происходит во многих странах. Но сумма не должна быть взята с потолка. А ее с нами никто не обсуждал и, похоже, не собирается.

Хозяин магазина пока смотрит на перспективы платной рыбалки широко раскрытыми (на всякий случай) от ужаса глазами. За неимением конкретики ориентируется на расценки, которые действуют на других арендных водоемах, — там, говорят, надо платить 18 рублей в день за рыбалку с берега. Ужас же.

Алексей Еремич представляется как рыболов-любитель. Демонстрирует прошлогодние снимки тех самых пойменных водоемов, которые хотят сдать в аренду, — все пересохло.

Разговор опять заходит о промысловиках.

— Ну пересохло. Они тут при чем?

— Уровень воды уже два года низкий, нерестилища пересыхают, рыбы нет — какие могут быть сети, какой промысел? Вода уже уходит после половодья. Видите тот бакен? Там скоро будет суша.

— Но арендатор не дурак же, чтобы сразу вычерпать все. Тоже заинтересован в улове. Наверняка обязан будет зарыблять реку, обеспечивать воспроизводство и так далее.

— Как можно зарыблять реку? Это же не закрытый водоем… Да и после зарыбления должно несколько лет пройти, пока малек вырастет. Никто не будет ждать!

Вопросы в воду

Конечно, «профессионалы» любительской рыбалки — люди с очень активной жизненной позицией. Но куда более массовая и менее громкая категория — рыболовы попроще, без столь красивых снастей. Что изменится для них? Надо ли будет вообще платить за право прийти на берег с удочкой? Если да, то сколько? Есть ли льготы для местных?.. Ответы на эти вопросы многие сидящие на берегах предпочитают пока придумывать сами — никто ж толком не объяснил.

— Аренда? Первый раз слышу… — интересно было бы взглянуть на того человека, который будет объяснять местному жителю Сергею, что теперь за право забросить фидер он должен заплатить. — Приехал из России, отдыхаю. Не, ничего не клюет. Окунька только маленького поймал — дочка коту понесла.

Нынешняя Припять больше подходит для медитаций после России, чем для рыбалки. Вчера за весь день у Сергея была одна густерка. Не помер бы кот.

На мозырской набережной в будний день негусто. Зато в выходные тут аншлаг, Припять разобрана по метрам, не приткнешься с удочкой. С вечера место надо занимать, и то может не хватить. Хорошо бы в реке было столько рыбы, сколько на берегу людей. За год тонны прикормки туда выбрасывают, а толку мало.

— Часов восемь уже сижу, пока одна поклевка. Но надежда умирает последней. Я за рыболовный билет уже 8 лет плачу взносы. Вот на днях получу пенсию и пойду снова платить… Так что, получается, теперь это побоку, надо будет еще за рыбалку отдать? — пенсионер Михаил Николаевич смотрит на нас, будто мы что-то знаем.

К удивлению, уже не первый человек сам принимается говорить о том, что согласен заплатить.

— Вообще-то, я не против купить какую-нибудь лицензию за разумную цену, — фанат рыбалки Николай Владимирович только пришел на берег и распаковывает принадлежности. — Но за эти деньги я хочу быть уверен, что они запускают мальков, зимой борются с придухой, гоняют браконьеров и сами не занимаются узаконенным браконьерством. Ведь на самом деле именно любители создают серьезное давление на реку. Например, я прихожу дважды в неделю, за раз могу поймать 3—5 кило. А посчитай, сколько таких, как я, от Наровли до Петрикова стоят... Это десятки тонн рыбы. Поэтому если мои один-два доллара в год пойдут на воспроизводство, то это разумно. Но это должно быть прозрачно. То, что в Мозыре заплатили, должно и осесть в этой реке.

Пока что-то мешает нашим собеседникам поверить, что все произойдет цивилизованно. Возможно, то, как их оповестили о грядущих переменах. Пожимают плечами:

— Втихаря хотели сделать?

Правило «пяти крючков» продолжает действовать. А может и нет

Пока на торги заявился только один участник — местное подразделение Белорусского общества охотников и рыболовов. К самой идее конкурсных торгов Богачев относится скептически, не верит, что БООРу кто-то захочет составить конкуренцию.

По условиям торгов в них может быть и один участник — если его предложение пройдет все согласования и устроит хозяина «объекта» (в данном случае это Мозырский райисполком).

Другой вопрос — зачем самому обществу нужен этот непростой довесок? И так хватает забот. В организации до начала торгов не раскрывают подробности возможной сделки. Это логично, ведь теоретически могут объявиться и другие претенденты — незачем светить перед ними свое коммерческое предложение.

Охотовед Мозырского БООРа Владимир Белорусов пока только в очень общих чертах может рассказывать, что произойдет в случае победы на торгах.

— За интенсивные способы ловли, например с моторной лодки, плата, конечно, будет взиматься. Со своей стороны будем обеспечивать условия для досуга, прокат оборудования, обустройство мест отдыха и так далее. Что же касается промысла, то мы анализировали — при нормальном клеве любители на фидера за месяц вылавливают годовую квоту, которая может быть предоставлена арендатору.

Впрочем, прямого ответа на вопрос, что изменится для меня, если я приду на берег Припяти со своей корявой березовой удочкой, Белорусов не дает — по крайней мере, до 16 мая (когда заканчивается прием заявок на торги).

Журналисты попытались добиться правды у организатора торгов. Наталья Кошель заведует сектором анализа, прогнозирования, производства и ценообразования в районном управлении сельского хозяйства и продовольствия. Возможно, она сумеет объяснить, что означает аренда для «обычных людей».

Наталья Феликсовна перечисляет, чего исполком надеется добиться сдачей реки в аренду. Тут и снабжение населения рыбой (речь о промысловиках), и обеспечение нормального состояния реки, и воспроизводство, и борьба с браконьерством.

— Поймите, если, например, в аренде у лесхоза находится лес, это не значит, что туда ограничен доступ людей. То же и с рекой. Приходить на берег, купаться в установленных местах как было разрешено, так и будет. Аренда означает, что, во-первых, будет вестись промысловый лов по квотам, в соответствии с биолого-экономическим обоснованием. На участок в 91 км это не больше 20 тонн рыбы в год. Нет, рыбу таким образом не «вычерпают». На самом деле любители и браконьеры добывают больше. То, что рыбы стало меньше, не связано с промысловым ловом — ведь он и не велся в последние годы. Повлияли природные факторы... Во-вторых, будет организовано платное любительское рыболовство. То есть если человек хочет чего-то «такого», сверх установленных пяти крючков и пяти килограммов в сутки, — в том, чтобы обеспечить это, и будет заключаться задача арендатора. Не стоит путать ситуацию с так называемыми рыбоводными водоемами, где организуется платная рыбалка. Припять — другой случай.

Из этого ответа вроде бы следует, что правило о бесплатных пяти крючках / пяти килограммах продолжает работать как для местных, так и для гостей. Круто!

Но за несколько дней до последнего срока подачи заявок в местной прессе кумулятивным образом появляются статьи с позицией исполкома. «…Договор аренды ни в коем случае не ограничивает права доступа к водным ресурсам. Единственное ограничение, которое возможно, — это плата за рыбалку…» — успокаивает «Жыццё Палесся». Все еще больше запуталось.

Это не первый случай, когда сдача в аренду воды вызывала возмущение, непонимание и злые вопросы. Чаще, конечно, все проходит относительно тихо — оказавшись перед фактом, рыбаки побурлят внутри себя да и успокоятся. Но не всегда так. Проходили мы и невнятные ответы, от которых только хуже, и запреты на купание с рыбалкой, и обиды арендаторов, которые тратят собственные деньги на зарыбление.

Между тем «тихое освоение» водоемов в Беларуси продолжается. Ищите информацию на сайтах исполкомов.

Источник charter97.org

Вверх ↑
Новости Беларуси
© 2019 Мой BY — Информационный портал Беларуси
Новости и события в Беларуси и в мире.
Пресс-центр [email protected]