Информационный портал Беларуси "МойBY" - только самые свежие и самые актуальные белорусские новости

Сценарии Путина

12.08.2017 политика

Режим Путина может продолжить наступление после Чемпионата мира по футболу в 2018 году.

Российское руководство отмечает 22 июня не так пафосно, как 9 мая, но все равно на должном государственном уровне. Ведь для Москвы это не только пропагандисткий повод еще раз напомнить о былой победе (едва ли не единственной), но и лишний раз выставить Россию в образе жертвы.

Ведь на самом деле начиная даже после распада СССР в 1990-х годах Россия тщательно пытается скрыть свою сущность страны-агрессора. Приднестровье в Молдове, Абхазия и Южная Осетия в Грузии, Крым и ОРДЛО в Украине, а также Сирия - вот тот небольшой список мест, где Россия закрепила свое внешнеполитическое влияние с помощью военной экспансии.

Поэтому сейчас одним из основных вопросов, которым задаются мировые лидеры и обычные граждане в разных странах, является - продолжит ли путинская Россия свою внешнюю экспансию или удовлетворится тем, что уже захватила?

Любой прогноз дело ненадежное. Пытаясь же ответить на вышепоставленный вопрос, с высокой долей вероятности можно утверждать, что эта внешняя экспансия России будет продолжена.

Такая уверенность базируется на знании основы выживания любого государства - а это вопрос ресурсов: природных, финансовых, промышленных, человеческих. Посмотрим, как обстоят с этим дела в нынешней Российской Федерации.

На нефтяной игле

Больше четверти века современная Россия жила за счет продажи за рубеж нефти и газа. Поступления от продажи энергоресурсов составляли до 64% доходов федерального бюджета. По сути это была практическая реализация старой идеи, возникшей еще в позднесоветские времена в гайдаровском институте экономико-математических исследований и популярная среди советской либеральной интеллигенции.

Идея была проста: России ничего производить не надо. Надо продавать нефть и газ, а на вырученную валюту закупать на Западе машины и оборудование, потому что «понятно, что кроме дерьма, мы ничего производить не можем» (цитата Алексея Волина, в начале 2000-х глава информационного департамента правительства России). При этом слово «деиндустриализация», конечно, не произносилось, но именно она имелась ввиду, и именно эта политика и проводилась. Почему? Отдельный вопрос.

Фото: www.gazprom.com

Так или иначе, но в России произошла грандиозная деиндустриализация. Модель "нефть+газ в обмен на машины и оборудование" была задействована в полной мере. Если в поздние советские годы только 10% бюджета СССР обеспечивалось поступлениями от продажи энергоресурсов, то с начала 2000-х и до 2014 года – более 60%.

В принципе, эта модель изначально была ущербной, но в условиях невероятно высоких мировых цен на нефть, выпавших на первые 15 лет правления Путина, она работала. Да и после двукратного падения цен на энергоресурсы в конце 2014-го - 2015 году путинское правительство два года надеялось, что они отыграют назад.

Основная проблема современной России в том, что история нефти как главного энергоресурса человечества подходит к концу – развитые страны все больше переходят на альтернативные источники энергии. Но для России эта история подходит к своему концу гораздо быстрее, чем для других стран, поскольку российские нефтяные компании все 25 постсоветских лет просто качали нефть из месторождений, разведанных еще в советские годы, а геологоразведкой и освоением новые месторождений не занимались – это ведь неприбыльное дело. В результате доля трудно извлекаемых (т.е. малорентабельных) запасов в общем объеме разведанных месторождений растет и по данным министерства природных ресурсов РФ уже превышает 60%.

Фото: shelf-neft.gazprom.ru

Себестоимость трудно извлекаемых запасов составляет 80 долл. за баррель. При средней нынешней цене нефти на мировых рынках в 50 долл., кто будет добывать такую нефть?

Как показывает практика, современное государство может успешно развиваться либо при наличии мощной сырьевой базы, либо имея развитую современную промышленность.

Что происходит с сырьевой базой РФ - мы видим. Современной промышленности в России мало. Есть ее небольшие кластеры, представленные иностранными компаниями (например, в Калужской и Ленинградской областях), но все это не тот масштаб.

О необходимости увеличения несырьевого обрабатывающего сектора экономики Путин говорит практически все 17 лет своего царствования, но за это время в этой сфере ничего не изменилось. Недавно премьер Дмитрий Медведев отчитался о том, что доля поступлений в бюджет от продажи энергоносителей уменьшилась до 40%. Однако, по мнению директора московского Института стратегического анализа Игоря Николаева, это вызвано лишь падением цен на нефть и сокращением соответствующих поступлений.

Фото: EPA/UPG

Таким образом, серьезной обрабатывающей промышленности в России, не считая некоторой части предприятий ВПК, нет. Но танки на хлеб не намажешь.

Кстати, и с хлебом тоже проблемы. Бодрые заявления российского правительства последних лет о рекордных урожаях и росте экспорта зерна обычно скромно умалчивают, что речь идет в основном о кормовом зерне. Впрочем российские эксперты заявляют что его тоже можно есть. Кто бы сомневался – лебеда, отруби, репа и картошка – в войну и голод и не то ели...

Еще один важный ресурс – человеческий. В РФ 143 млн. человек. По официальной кремлевской статистике, вместе с Крымом – 146 млн. Сюда же можно добавить около 2 млн человек, живущих на захваченных Россией территориях восточной Украины (пресловутые "ДНР-ЛНР"). Как пушечное мясо и рабочая сила эти люди по факту теперь тоже в распоряжении путинского режима.

Таким образом в общей сложности РФ со всеми последними аннексиями контролирует около 150 млн человек. Много это или мало? Население Евросоюза, даже если исключить Великобританию (хотя это спорный вопрос, потому что, например, из НАТО Соединенное Королевство выходить не собирается) - это более 400 млн. человек. В США – 317 млн, у Китая – почти 1млрд 400 млн.

Уже приходилось писать, что российский бюджет последние три года сокращает расходы на образование и здравоохранение, но в это же время наращивает военные расходы. По доле военных расходов в общей сумме расходов бюджета Россия обогнала все крупные современные страны, включая США, Китай и Саудовскую Аравию.

И это не случайно. Милитаризация российской экономики вызывается не только ведущимися сейчас Россией войнами против Украины и в Сирии. Увеличение государственных расходов на войну это еще и способ выживания современной российской экономики, а значит и режима. И тут нам в очередной раз поможет сравнение путинской РФ и гитлеровской Германии.

Фото: euromag.ru

Все это уже было

Специалист по истории гитлеровской Германии, советский и молдавский историк Самсон Мадиевский в своей рецензии на книгу выдающегося современного немецкого историка, исследователя социальной и экономической политики Третьего рейха Гeтца Али писал:

«Перевооружение Германии, позволившее ликвидировать безработицу и повысить покупательную способность масс, осуществлялось за счет гигантских кредитов, приведших к быстрому росту внутреннего государственного долга. Бюджеты сводились с огромным дефицитом, и к концу 1937 г. Германия стояла на пороге банкротства. Выход был найден во внешней экспансии (аншлюс Австрии, захват Судетской области, а затем и остальной Чехословакии) и экспроприации евреев… После быстро и легко одержанных побед финансовые и продовольственные проблемы вставали заново. Как бы велики ни были добыча и завоеванные территории, результат всегда оказывался ниже ожиданий. Поэтому Гитлер не мог остановиться, удовлетвориться эксплуатацией уже завоеванного. Политика «непокрытого чека», подлежащих оплате в короткий срок государственных казначейских обязательств, нависающего внутреннего долга – иначе говоря, финансовое хозяйство, функционирующее по принципу мошеннического «снежного кома» - все это делало нацистскую верхушку объективно неспособной к миру. Экспансия должна была продолжаться, прекращение ее привело бы к банкротству и концу режима».

Нечто похожее мы сейчас наблюдаем и в современной Российской Федерации. Создается впечатление, подкрепляемое историческими прецедентами Германии и Италии 30-40 гг., что Путин разогнал маховик своей гигантской милитаристской машины не только по субъективным, но и по объективным экономическим причинам. Ему просто негде взять деньги, кроме как проводить их эмиссию под военные заказы.

Кроме того есть еще один важный момент, подкрепляющий уверенность в неизбежности продолжения в той или иной форме внешней экспансии нынешней России. 17 лет правления Путина показали, что выстроенная им экономическая модель не способствует саморазвитию страны за счет внутренних ресурсов. Основной ресурс, на котором держалась экономика путинской РФ – нефть и газ - все меньше востребован на мировом рынке.

В связи с этим, та внешняя политика Российской Федерации, которую мы наблюдаем примерно с 2008 года – это просто открытый переход к экстенсивной модели развития – за счет приращения территорий и народов других стран.

В связи с этим, вопрос продолжения военной экспансии путинского государства выходит за рамки теоретической дискуссии и входит в практическую плоскость.

Попытаемся спрогнозировать, когда и против кого эта экспансия будет продолжена?

Кто следующий

Учитывая предстоящие важные для Путина события, которые должны произойти в первой половине 2018 года (президентские выборы и Чемпионат мира по футболу) логично было бы предположить, что, скорее всего, новые агрессивные действия его режима можно ожидать не раньше второй половины 2018-го. Вспомним, что аннексия Крыма и восточного Донбасса были произведены им после проведения сочинской Олимпиады.

Однако не исключено, что Путин может попытаться преподнести своему электорату очередной территориальное приобретение и раньше этого срока.

Беларусь

Уже несколько месяцев эксперты обсуждают возможность («оставления» российских войск в Беларусиhttps://charter97.org/ru/news/2017/8/12/259539/) после намеченных в этой стране на сентябрь военных учений «Запад-2017». В этом случае, российская армия нависала бы с севера над Украиной и сильно продвинулась бы в сторону Калининградской области, угрожая захвату южной Литвы, с целю «пробивания» сухопутного коридора, связавшего бы бывшую Восточную Пруссию с основной территорией Россией.

Возможность подобного развития событий подкрепляется как беспрецедентным масштабом намеченных российско-белорусских учений, так и странным поведением правителя Беларуси Лукашенко.

Вначале о масштабе. Напомню, что некоторое время назад белорусские эксперты - близкие к МИД страны, сотрудники Центра стратегических и внешнеполитических исследований Юрий Царик и Арсений Сивицкий, опубликовали два доклада в которых рассматривался сценарий «оставления» российских войск на территории Беларуси после окончания военных маневров в сентябре 2017-го. В частности, такой вывод делался ими на основе информации министерства обороны России о беспрецедентном количестве вагонов, заказанных этим ведомством для перевозки участвующих в учениях российских войск – более 4000.

Редакция «Новой газеты», где была опубликована эта цифра, попросила представителей российского минобороны прокомментировать ее. Те ответили, что, дескать, волноваться не стоит, поскольку число вагонов, намеченных к перевозке личного состава и техники для участия в учениях «Запад-2017» сопоставимо с прошлыми учениями, проводившимися в той же Беларуси в 2009 и 2013 годах. Дескать, во время самых масштабных учений 2009 года было задействовано более 6000 вагонов.

Однако собкор издания в Беларуси Ирина Халип, что называется, поймала представителей МО РФ на вранье: «Начальник российского Генштаба, первый заместитель министра обороны России Николай Макаров говорит 12 сентября 2009 года (его слова цитирует официальный сайт Министерства обороны России): «Осуществляется масштабная перегруппировка войск. Восемь эшелонов уже прибыло на территорию Республики Беларусь и 15 эшелонов находятся в движении». Итого — 23 эшелона", констатирует Халип. С учетом же того, что максимальная длина воинского эшелона не должна превышать 57 вагонов – общее число вагонов, использованных МО РФ в 2009 году могло составить максимум 1311 вагонов, пишет журналистка в статье от 29 марта текущего года.

Таким образом, получается, что число вагонов задействованных для перевозки российских солдат и военной техники в Беларусь на учения 2017 года втрое превысит уровень самых масштабных учений такого рода проводившихся в 2009-м. Не забудем также, что весной 2016-го с Урала в приграничные с Беларусью Клинцы была передислоцирована 28-ая мотострелковая дивизия, напоминает Халип. А это еще 10-12 тысяч военных.

А недавно принято решение о переброске в Беларусь 12 новейших штурмовиков СУ-30СМ за 600 млн долларов, что слишком дешево для таких контрактов.

Осознает ли какая угроза нависла над Беларусью ее диктатор? Безусловно, да. Уж в чем-чем, а в беспечности или наивности его не заподозришь. Не забудем слова Лукашенко, которые он произнес еще в 2014 году после аннексии Крыма и начала путинской интервенции на востоке Украины. Тогда в ток-шоу Саввика Шустера он заявил, что если бы подобное произошло в Беларуси, он сам с автоматом бы ушел воевать в леса. То есть, такой вариант развития событий он рассматривал еще три года назад.

Кроме того, напомню, что доклад о 4000 вагонов для перевозки российских войск в Беларусь и возможном «оставлении» их по окончании учений, написали близкие к министерству иностранных дел аналитики.

Больше того, понимая возможность именно такого развития событий, Лукашенко загодя готовит отряды народной самообороны, о чем не так давно на пресс-конференции в Москве сообщали белорусские эксперты. Белорусский политолог и журналист Денис Лавникевич напомнил, что в 2016 году белорусское руководство сильно изменило военную доктрину страны, в которую было введено понятие «гибридной войны».

На фоне всех этих событий слова Лукашенко выглядят довольно странно. По сути, его слова в последнее время сводятся к тому, что никакой опасности другим странам учения «Запад-2017» не несут. И, вероятно, пока это действительно так: сегодня они несут опасность только одной стране – Беларуси.

Почему же, учитывая все эти обстоятельства, белорусский правитель не отменит эти учения или не перенесет их на неопределенный срок? Полномочий для этого у него более чем достаточно.

И вот тут мы подходим к самому интересному. Из того массива информации, который имеется сегодня по этому вопросу, напрашивается единственный вывод: Путин мог сделать Лукашенко предложение, от которого тот не смог отказаться.

О чем собственно речь. Напомню, что Россия и Беларусь чисто юридически уже представляют собой единое государство – Союз России и Беларуси. Конечно, пока этот союз существует главным образом на бумаге. У него, например, есть общие органы управления и даже довольно внушительный и неплохо оплачиваемый бюрократический аппарат. Вы будете смеяться, но у этого «союзного государства» есть даже совет министров. Но вот незадача: совет министров есть, а премьера – нет. Есть у него и общее «парламентское собрание», у которого, впрочем… тоже нет спикера. О бесконечных таможенных конфликтах этого самого «союзного государства» и говорить не приходится, настолько эта тема навязла в зубах…

Но судя по всему, после сентября 2017-го все может измениться и довольно радикально.

15 июня спикер Госдумы Вячеслав Володин заявил, что в ходе 52-й сессии Парламентского собрания «cоюзного государства», прошедшей в Минске, стороны согласились, что в дальнейшей совместной деятельности необходимо использовать новые формы работы и наполнять их содержанием, которое «соответствует запросам людей».

Напомню, что Володин – один из самых близких Путину людей. В Госдуму он пришел из администрации президента, где ведал всей внутренней политикой. Что могут означать его вроде бы общие слова о «новых формах» работы «союзного государства» России и Беларуси?

Очевидно, что государственные системы и в нынешней РФ, и в нынешней Беларуси очень похожи и сильно персонифицированы. Путин с полным основанием может сказать о себе словами Людовика XIV: "государство - это я". Однако в еще большей мере это относится к Лукашенко. Если в путинской РФ есть хотя бы какие-то еще центры силы и власти – например, близкие к Кремлю олигархи, вроде братьев Ротенбергов или Тимченко, вроде главы Роснефти Игоря Сечина или вице-премьера Дмитрия Рогозина (которому удалось сбросить со своего поста даже близкого к Путину бывшего министра обороны Анатолия Сердюкова), то в Беларуси ни о чем подобном говорить не приходится вовсе. .

Что же должен был предложить ему Путин, чтобы Лукашенко согласился «наполнить» бумажное «союзное государство» России и Беларуси реальным содержанием? Пока мы можем строить на этот счет только предположения, но возможно, речь могла идти о том, чтобы диктаторм согласился возглавить это самое «союзное государство» России и Беларуси.

То есть, формально он при этом вознесется даже выше Путина и будет носить какой-нибудь почетный титул, скажем, председателя высшего «совета союзного государства» РФ и Беларуси. Или правителя союзного же правительства. Подобный фортель, когда Путин формально оказывался ниже по рангу какого-нибудь свадебного генерала вроде Дмитрия Медведева, охранявшего с 2008 по 2012 год кресло «президента» РФ, нынешний российский «гарант» уже проделывал. При этом он сохранял контроль за армией, спецслужбами и, собственно, за всей российской политикой в целом.

Точно также и в этом случае Путин, оставаясь «всего лишь» президентом России, реально будет царем не только «великой», но и «белой» Руси — Беларуси

На деле, по сути это будет означать аншлюс путинской Россией Беларуси, чей промышленный потенциал и трудолюбивый народ поступят в полное распоряжение крупного российского капитала, близкого к Кремлю. При этом формально, с чисто юридической точки зрения, подкопаться к этому будет невозможно – все юридические предпосылки к этому аншлюсу созданы давно и подписаны лично белорусским диктатором. Проблема Беларуси состоит в том, что последние 20 лет единственным гарантом ее независимости была политическая воля одного человека – Лукашенко. Однако сегодня этого уже не достаточно.

Лукашенко оказался между молотом и наковальней. С одной стороны, нарастание недовольства и рост протестных настроений в Беларуси, с другой - давление Запада, требующего демократизации его режима, с третьей – экономического и военно-политического давления со стороны России. Не забудем и то, что Путин умеет действовать не только силой, но и рублем. Как говорили древние: там, где не пройдет вооруженное войско, пройдет осел, нагруженный золотом.

Лукашенко, судя по всему, был поставлен перед выбором: либо воевать с «братской» Россией (а как могут преподнести эту тему российские средства массовой пропаганды, которые смотрят в Беларуси, мы хорошо себе представляем), либо получить пожизненную весьма недурную и почетную синекуру главы «союзного государства».

Если сценарий «мирного» аншлюса Беларуси будет реализован, то очевидно, что и Украина, и государства Балтии (в особенности Литва) и Польша окажутся в очень тяжелом положении.

Украина

Украина в этом случае окажется окруженной с четырех сторон: с севера и северо-запада со стороны Беларуси, с юго-запада – со стороны Приднестровья, с юга (Крым), с востока ("ДНР-ЛНР" и собственно Россией). После аншлюса Беларуси, российские войска могут попытаться полностью отрезать Украину от внешнего мира. Например, части, дислоцированные в Приднестровье и Беларусь могут двинутся навстречу друг другу и отрезать страну от ее западной границы со странами Евросоюза. Точно также российские войска дислоцированные в Крыму могут одновременно двинутся, с одной стороны, в направлении Одессы и того же Приднестровья. Другая же их часть, в обратном - восточном. направлении в сторону уже оккупированных территорий ("ДНР-ЛНР").

В этом случае Украина окажется в тяжелейшем положении и ее судьба будет полностью зависеть от ее способности к сопротивлению агрессору.

Литва

В не менее тяжелом положении в случае реализации описанного сценария аншлюса Беларуси окажется и Литва. Для Путина в этой ситуации главной целью будет, конечно, «пробивание» коридора по ее территории в сторону Калининградской области. Причем южная Литва с Вильнюсом в этом случае могут оказаться неким «утешительным призом» для ущемленного национального сознания определенной части белорусов. Вильнюс «для белорусской элиты и национально-ориентированной интеллигенции — это духовная столица, культовый город, исторический символ «Золотого века» белорусской государственности», - писал Денис Лавникевич.

Здесь, конечно, можно возразить, что Литва – член НАТО, напомнить про 5 пункт устава Североатлантического альянса (нападение на одного из членов НАТО считается нападением на весь Альянс). Но одно дело де-юре, а другое де-факто. Со времени начала путинской агрессии против Украины и даже еще раньше – с нападения на Грузию в 2008, Путин постоянно напоминает идеалистам о простой вещи – право лишь тогда чего-то стоит, когда подкреплено не просто силой, но политической волей, готовой ее применить. Именно этой политической воли со стороны Запада и конкретно, крупнейших стран НАТО, мы пока и не наблюдаем. 3-4 тысячи военных НАТО размещенных на непостоянной основе в Прибалтике – это, конечно, очень круто, учитывая размещенные на западе России три дивизии (более 30 тыс. человек) плюс, как минимум, 10 тысяч союзных белорусских солдат.

Кроме того, для Путина в нападении на Литву есть один большой геополитический соблазн. В случае если НАТО ограничится только словесным осуждением российской агрессии против Литвы (а такой сценарий пока представляется более реалистичным, чем немедленный переход альянса или хотя бы Франции и Германии к боевым действиям против войск РФ), это будет означать развал Североатлантического альянса – ведь свою главную функцию, защиту своих членов, он не выполнил.

Готовы ли всерьез воевать с РФ Соединенные Штаты Дональда Трампа, учитывая, что с одной стороны, он стремится «наладить» отношения с Путиным, а с другой, практически с первого дня своего правления находится под угрозой импичмента, фактически являясь «хромой уткой»? Боюсь, что и это - риторический вопрос.

Нельзя также исключить развитие путинской экспансии и (или) в отношении богатого ресурсами Казахстана. Например, в случае революционной смены режима в этой стране. Под предлогом «защиты русских» может быть оккупирована территория северного Казахстана.

Или захвата малонаселенного, но также очень богатого энергоресурсами Туркменистана. Во всяком случае, озабоченность защищенностью южной границы СНГ в этой стране, граничащей с Афганистаном, периодически озвучивается МИДом РФ и близкими к российской власти экспертами.

Единственно что можно исключить – это мирное развитие путинской России. Этот сценарий, как наименее реалистичный, мы не рассматриваем.

Александр Желенин, lb.ua

Источник charter97.org



Вверх ↑
Новости Беларуси
© 2017 Мой BY — Информационный портал Беларуси
Новости и события в Беларуси и в мире.
Пресс-центр info@moyby.com