Информационный портал Беларуси "МойBY" - только самые свежие и самые актуальные белорусские новости

Крик души 29-летней жительницы агрогородка под Браславом

18.10.2017 общество
Крик души 29-летней жительницы агрогородка под Браславом

Семья переехала из города в деревню — и «скатилась за грань нищеты».

В редакцию tut.by обратилась 29-летняя жительница агрогородка Друя Браславского района Орел. Женщина рассказала о ситуации в ее семье. Ольга с мужем Владиславом и двумя детьми — 8-летней дочкой и 4-летним сыном, по программе переселения переехали из Новополоцка в сельскую местность, устроились на работу в местное хозяйство, получили жилье. Но потом обстоятельства сложились так, что оба потеряли свои места.

Сейчас Ольга судится с ОАО «Друйский» из-за незаконного, по ее мнению, увольнения. Сейчас она на девятом месяце беременности. Приходится одной смотреть за детьми и домом: муж вынужденно уехал на заработки в Россию. Семью могут выселить из дома — супруги получили его по договору найма, но сейчас уже не числятся работниками друйского сельхозпредприятия.

— Мы приехали в Друю в июле 2016 года по госпрограмме переселения из города в деревню. До этого жили в Новополоцке, в общежитии, — рассказывает Ольга Орел. — Директор ОАО «Друйский» Александр Белюн принял нас с распростертыми объятиями. Сразу предупредил, что заработки в хозяйстве небольшие, однако уверил, что минимальную зарплату получать будем. Мы заключили договоры на работу в течение года, в них была прописана зарплата. Я была заведующей фермой, а муж — животноводом 3-го разряда. Моя зарплата на тот момент должна была составлять 237 рублей. Мужу тоже обещали заработок свыше 200 рублей. Дочка пошла в школу, сын — в садик.

Семье выдали так называемый «президентский» дом.

— С улицы он выглядит хорошо, но внутри, конечно, требует значительного ремонта, — считает Ольга. — Туалет и ванна разбиты, канализация течет обратно в дом, котел парового отопления не работал, в мороз детей приходилось укладывать спать в одежде и под тремя одеялами. Но мы думали, что со временем обустроим жилье, заведем свое хозяйство и приживемся в деревне.

Но уже через два месяца после переезда у семьи Орел начались финансовые проблемы — и первые конфликты с руководством хозяйства.

— Мы старались работать хорошо, вникли во все быстро, сельчане даже не верили, что мы городские: мол, как так у вас все гладко получается? Но одну зарплату получила, вторую… И ни разу не вышло обещанных 237 рублей. Хорошо, если получала половину этой суммы. Стала интересоваться, почему нет расчетных листов. Мне ответили, что это у них не заведено, надо приходить в контору и узнавать, какую зарплату начислили. Мы с мужем начали жаловаться. В ответ нас уволили якобы за прогулы — задним числом, в выходной день. Мы подали иск в суд. Муж также заявил, что готовит бумагу в Госконтроль по поводу происходящего в «Друйском». После этого к нам приехали главный бухгалтер и идеолог предприятия. Предложили подписать мирное соглашение и работать дальше.

Супругам пообещали платить зарплату по договору — свыше 200 рублей, помочь с ремонтом в доме. Они подписали мирное соглашение, вышли на работу.

— Заплатили обещанную получку только в первый месяц, — продолжает Ольга Орел. — Потом началось следующее. Мужа перевели с 3-го разряда на 4-й. Меня с должности заведующей фермы убрали и дали три другие должности: уборщицы в конторе, рабочей на зерноскладе и дневного сторожа. Я везде успевала, жалоб на меня не было. Вскоре узнала, что беременна. Естественно, начала больше беречь себя. Но в сараях, где полная антисанитария, делать это трудно. Мы с мужем попросили спецодежду — нам ее не выдавали почти год. Супруг заявил: «Я пасу коров, но у меня нет ни резиновых сапог, ни плаща. Не выйду на работу, пока не дадите спецодежду». Раз не вышел, два не вышел — уволили по статье за прогулы. Мне же спецовку выдали после того, как я написала в охрану труда. Директору дали штраф, а мне — халат. Потом руководству резко, в один день, не понравилось, как я убираю. И меня, беременную, уволили. Снова якобы за прогул. Доработать до окончания срока действия трудового договора мне не дали неделю. Соответственно, выставили штраф — 2500 рублей.

Ольга Орел снова подала иск в суд.

— На месте, в Браславе, проиграла дело, подала кассационную жалобу в областной суд. Процесс должен начаться в начале ноября, а в 20-х числах месяца врачи ставят мне срок рожать. Муж поехал на заработки в Россию — как-то жить надо, кушать хочется. Я сейчас с детьми одна. Но это еще полбеды. Самое страшное — нас пугают, что заберут детей. После того как нас уволили, с 1 сентября семью поставили в СОП. Основания у них такие: мы с мужем вдвоем не работаем, в доме плохие условия для проживания детей. При этом никто не разбирается, что фактически нас сами и загнали в это социально-опасное положение. Лишили работы, платили такую зарплату, что ее на еду не хватало, не то что на ремонт в доме. Мужу на работе дали характеристику, что он пьет. Но это абсурд, и супруг намерен подать в суд за клевету.

По словам Ольги, финансовые трудности испытывают многие работники «Друйского»:

— Нормальная зарплата в хозяйстве только летом. А зимой люди получают по 30−40 рублей, потолок — 50. При этом не всю зарплату выдают на руки деньгами. Дают списки на магазин, и люди там набирают продуктов примерно на ползарплаты, а потом у них это высчитывают. Вот получишь эти 20 рублей и делай, что хочешь. Одно только питание в школе стоило 24 рубля, оплата за садик — 60 рублей. Поэтому ремонт в доме мы просто не потянули бы. Выживали с помощью родственников. Звонила своим дядям в Оршу и Новополоцк, и они мне каждый месяц высылали деньги. Муж, конечно, тоже старался подрабатывать: он специалист по мебели, и, пока не уехал в Россию, делал из старого барахла стульчики, тумбочки, полочки…

Зарплата Владислава Орла в 2016 году в зависимости от отработанных часов составляла от 32 до 195 рублей. Среднемесячная зарплата в «Друйском» в январе — октябре 2016 года равнялась 195 рублям.

В письме из управления сельского хозяйства и продовольствия Браславского райисполкома Владиславу Орлу сообщили: «Ваша оплата труда начислена в соответствии с действующими в ОАО «Друйский» условиями оплаты труда в животноводстве с учетом требований о начислении фонда заработной платы исходя из финансовых возможностей организации с учетом личного вклада каждого работника».

При этом в письме говорится, что, согласно постановлению совета министров, при наличии задолженности по выплате зарплаты в сельхозорганизации формируют фонд, из которого начисляют оплату труда, но в размере не более 25% от объема реализованной продукции за месяц.

— Честно говоря, мы уже сожалеем, что переехали в деревню. Ведь за год из среднестатистической семьи мы скатились за грань нищеты. Тем не менее переезжать нам некуда, с Новополоцком больше ничего не связывает. В агрогородок мы и переселились в первую очередь ради жилья. И я всегда мечтала о хозяйстве, но с такой зарплатой тут даже замороженную курицу не купишь, не говоря уже о десятке живых, — грустно шутит Ольга. — При этом люди боятся что-то говорить: их пугают, что уволят, выселят из служебного жилья. А нам уже терять нечего. Поэтому мы очень надеемся, что кто-то заинтересуется положением дел в ОАО «Друйский».

Семья Орел уже обращались в прокуратуру, милицию, Госконтроль и другие ведомства.

— Но пока результата не было. Наша цель сейчас — дойти до администрации Лукашенко, — заявляет Ольга.

Комментарий директора сельхозорганизации «Друйский»

Александр Белюн в телефонной беседе с журналистами дал такую характеристику супругам Орел:

— Эти люди — приезжие, перекати-поле, понимаете? И теперь с нами воюют. Это штатные жалобники, очень много куда пишут. Но не подтвердилось ни одного факта, о котором они сообщали в разные инстанции. Ничего противозаконного по отношению к ним мы не совершили. Семья находится в социально-опасном положении, так супруги употребляли спиртные напитки, имея двух детей. В этом были замечены и он, и она. Мужа уволили за прогулы, так как он отказался работать, забрасывал нас какими-то докладными, прикрывал свое пьянство тем, что у него якобы нет спецодежды, еще чего-то. Жену мы также уволили за прогулы, и суд признал правомерными наши действия. Сейчас она обжалует решение районного суда в областном суде. 2 ноября будет первое слушание. Я не знаю, как вам описать ситуацию… Они абсолютно не стремились работать, хотя если бы хотели, то получали бы зарплату, как и другие люди, которые у нас работают. Например, когда жену перевели убирать административное здание, она отказывалась это делать, так как нет горячей воды.

Александр Белюн уверяет, что из дома, где сейчас живет семья Орел, «никто их выгонять не собирается».

— Это уже не служебное жилье, а коммерческое: дом перешел на баланс ЖКХ.

По мнению руководителя предприятия, супруги Орел вступают в судебные тяжбы с ОАО «Друйский», чтобы не возвращать государству деньги, которые они получили по программе переселения из города в сельскую местность:

— Им выплатили хорошие деньги, порядка 3 или даже 4 тысяч рублей. А так как они не отработали по договору, им придется эту сумму вернуть. Поэтому они и воюют с нами, чтобы восстановиться на работе и не возвращать эти деньги. Что касается мужа, то с ним вопрос уже решен: он будет платить и нашему хозяйству, и государству, а по жене еще пока вопрос решается.

Источник charter97.org

Вверх ↑
Новости Беларуси
© 2017 Мой BY — Информационный портал Беларуси
Новости и события в Беларуси и в мире.
Пресс-центр info@moyby.com