Информационный портал Беларуси "МойBY" - только самые свежие и самые актуальные белорусские новости

Минчанин добивается от коварного директора компенсации в $1760

10.11.2017 общество
Минчанин добивается от коварного директора компенсации в $1760

Узнав о намерении специалисты перейти на другую работу, директор уволил его по статье.

Виталий два года назад ушел из строительства и устроился на работу в брокерскую компанию. Говорит, что пошел по карьерной лестнице, работал хорошо, но зарплаты стали падать. Он решает уходить, пишет заявление, а потом узнает, что его уволили за прогул. Парень не сдался и пошел в суд. Компания считает, что сделала все верно, и озвучивает свою правду, пишет onliner.by.

Минчанин работал в группе компаний «АвтоТрейдЛизинг», основная деятельность которой — предоставление микрозаймов и кредитов через банки.

— Изначально я пришел непосредственно в «АвтоТрейдЛизинг» обычным менеджером. Потом на базе этой компании открылись еще шесть. И я стал работать специалистом финансово-образовательного местного фонда «УоллСтрит», а в «АвтоТрейдЛизинг» по совместительству, — рассказывает минчанин. — Человек я амбициозный. Мне нравится во всем разбираться. Да еще раньше спортом занимался, есть это стремление чего-то добиваться. Я просил более опытных специалистов меня обучать, выходил ради этого в выходные.

Буквально за год Виталий стал руководителем финансового сектора по Минску и Минскому региону фонда «УоллСтрит» (на 0,75 ставки) и руководителем офиса продаж в «АвтоТрейдЛизинг» (на 0,25 ставки).

— У меня были рекордные показатели по двум организациям, — отмечает он.

«Думаю, мое желание уволиться директор воспринял как предательство»

— Знаете, конечно, определенные кризисные явления были, я их перетерпел, — продолжает мужчина. — Мне обещали определенную зарплату, чуть выше средней по Минску. Но обещания учредитель не выполнил. Могу сказать, что заработки даже уменьшились. Однако компании хорошо зарабатывали и были и есть прибыльными. В общем, я решил сменить место работы.

В начале июля нынешнего года он приехал к учредителю. Объяснил всю ситуацию и показал заявление на увольнение. Тот стал уговаривать остаться.

— Он не зарегистрировал мое заявление, пообещал повысить зарплату, купить служебный автомобиль, командировки в Китай и другие бонусы, — говорит Виталий. — Я достаточно хорошо изучил своего нанимателя и понимал: ожидать обещанного не придется. Поэтому отказался. Думаю, что мое желание уволиться директор воспринял как предательство.

После разговора с учредителем Виталий заболел, неделю пробыл на больничном. 25 июля он вернулся в офис и узнал, что его отстранили от работы.

— Мне назвали какую-то жутко нелепую причину — за недоверие, — разводит руками парень. — Нет такой формулировки ни в Трудовом кодексе, ни в пятом декрете Лукашенко.

Виталий приехал в головной офис, там уже лежал приказ о его отстранении с формулировкой «в связи с высказанным недоверием нанимателя, а также с проведением инвентаризации». Такую же запись ему сделали и в трудовую книжку (хотя подобные записи в трудовую делать нельзя).

— Четких и внятных объяснений я так и не получил, хотя просто так отстранить работника без причин «за недоверие» — это очень странно. Нужны основания. Если бы, к примеру, выяснилась недостача в кассе, за которую я отвечал, или еще что-то, — разводит руками мужчина. — Честно, был очень спокоен и уверен в себе. Понятно, что инвентаризация затронула бы все, так как я был кассиром и отвечал за материальную составляющую офиса. Пожалуйста, у меня все документы были в порядке, я перепроверял все за подчиненными.

— Приказ прочитал и подписал. Нужно ли в таком случае было подписывать? Считаю, что да. С учетом ситуации я понимал: если подпишу, документ у меня по крайней мере будет. Я смогу обратиться в Департамент по труду, предъявить его в суде потом, — заключает парень.

«Кадровик как-то скомкано объяснила: уволили меня из-за того, что я отсутствовал на работе больше трех часов»

— Я уехал домой. Проходит неделя, вторая — никто не звонит, — говорит Виталий. 17 августа он сам набрал номер отдела кадров уточнить, когда ему приступать к работе. И тут узнал, что уволен. Как оказалось, еще 9 августа с формулировкой «за прогул».

— Меня это очень сильно возмутило. У меня не было никаких прогулов, — возмущается Виталий. — Я сразу же стал набирать своему директору, заместителю директора — никто не брал трубку. Приехал в головной офис, но через пропускную систему меня не пустили. На первый этаж просто спустился кадровик. Она принесла мне трудовую книжку, приказы, какие-то копейки, зажатые в кулаке (как оказалось, это был мой окончательный расчет).

По словам минчанина, за все время работы у него не было ни одного дисциплинарного взыскания. Его не вызывали к начальству в связи с прогулом, не просили никаких письменных объяснений по поводу прогула.

— Кадровик как-то скомкано объяснила: оказывается, уволили меня из-за того, что 10 июля я отсутствовал на работе больше трех часов (это они якобы выяснили по видеозаписи из моего офиса). А потом она показала выговор, я его видел впервые, — продолжает Виталий. — Я ничего не понимал. В тот день я был на инвентаризации в другом офисе на проспекту Дзержинского, 69, корпус 2. Там увольнялся сотрудник, я принимал его дела. Поскольку в этом офисе, как и во всех остальных, велась видеозапись, ее тоже можно было поднять и посмотреть.

Более того, я очень часто отсутствовал на рабочем месте более трех часов. Во-первых, у меня разъездной характер работы был: офис в Солигорске, офис в Борисове и четыре в Минске. Во-вторых, когда к нам приходят клиенты, я не могу вести разговоры с партнерами при них и выхожу из помещения, чтобы спокойно поговорить. То есть то, что меня физически нет за столом и сидящим на кресле, не значит, что я прогуливаю!

Виталий проконсультировался с юристами и подписал приказ об увольнении. На документе сделал отметку о том, что трудовую книжку и окончательный расчет он получил 17 августа.

— Опять же не подписывать приказ не было смысла. Я понимал, что мне нужны будут документы в суде, — объясняет он.

«По решению суда мне дали распечатку звонков мобильного с привязкой к адресам»

— Я решил бороться с этой ситуацией. У меня жена и маленький ребенок. Сейчас самый возраст развиваться и чего-до достигать, но с такой записью в трудовой на хорошую работу вряд ли устроишься, — говорит мужчина. — Сначала я обратился в Департамент по труду. Они признали нарушения со стороны работодателя. Четкого ответа о том, что моего нанимателя привлекли к ответственности, я не получил. И вопрос, для чего создан этот орган, для меня остался открытым.

В конце августа — начале сентября Виталий пошел в суд, а точнее, в два суда — Фрунзенского района (по увольнению из «УоллСтрит») и Центрального (по увольнению из «АвтоТрейдЛизинг»). Ему предоставили бесплатного адвоката. По трудовым спорам такое право имеют все работники. Но есть нюанс. Если дело проиграно, то услуги адвоката (в его случае около 90 рублей за сопровождение всего судебного процесса) оплачивает ответчик. Если выиграно — истец.

В своих исках минчанин указывал нарушения работодателя — незаконное увольнение, несвоевременная выдача трудовой книжки, несвоевременный расчет и еще ряд других. Изначально он требовал выдать ему дубликат трудовой книжки с записью об увольнении по 41-й статье Трудового кодекса (нарушение законодательства со стороны нанимателя).

— У меня было восемь или девять заседаний, в промежутках я готовился, — говорит он. — Я представил в суд все копии документов: приказ об отстранении, приказ о прогуле, увольнении, фотография журнала выдачи трудовых книжек, копию больничного, трудового договора — нашел все документы, которые могли пригодиться.

— Во время судов было много интересного. К примеру, выяснилось, что никакой инвентаризации не было, — говорит Виталий. — А по прогулу все оказалось еще веселее. По моей инициативе пригласили всех участвующих в моем «увольнении за прогул». В суд пришли главный бухгалтер, которая подписывала документы, в том числе и о привлечении меня к дисциплинарной ответственности «задним числом». Заместитель директора, именно та, которая подписала мой акт об отсутствии на рабочем месте в Минске, хотя сама проживает и работает в филиале города Витебска. Естественно, в суд вызвали и учредителя. Но он пришел не сразу, а только лишь после жесткого личного приглашения от судьи, ведущей процесс. Было и еще несколько незначительных персонажей, которые поставили свои подписи на документах о моем увольнении. Их показания разнились и порой выглядели очень абсурдно.

Видео дня «моего прогула» было проанализировано, разговоры на этом видео тоже. Более того, по моему ходатайству суд запросил у мобильного оператора распечатку «сот» — звонков с привязкой к адресам, где я находился. И все это показало, что я на самом деле все это время был на работе, а потом уехал в офис на проспекте Дзержинского. Более того, в табеле учета рабочего времени у меня стояла отметка о рабочем дне. Если заметили прогул, то почему поставили в табеле рабочий день?

«Считаю, что сотрудники компании, которые, выступая в суде, говорили откровенную ложь, должны отвечать за свои поступки»

Во время суда Виталий решил изменить исковые требования: вместо изменения в трудовой книжке он стал требовать компенсацию морального вреда в размере десяти месячных зарплат.

— Я столько времени потратил на это, не работал, поэтому решил, что такие требования будут справедливы. А в трудовую книжку я вложу решение суда. Работодателям будет все понятно, — объясняет парень.

Суд Фрунзенского района стал на сторону Виталия и решил, что «АвтоТрейдЛизинг» и «УоллСтрит» должны заплатить экс-работнику в общей сложности 3,5 тыс. рублей, а также погасить все судебные издержки.

Однако работодатель обжаловал это решение, и на данный момент судебные тяжбы продолжаются. Виталий говорит, что готов доказывать свою правоту и уверен в ней.

— Не удивлюсь, если под этой статьей будет куча гневных комментариев в мой адрес и хвалебных отзывов о компании. По поручению руководства я сам лично писал подобные отзывы, будучи работником компании, — говорит Виталий. — Но в целом я готов идти до конца. Более того, считаю, что сотрудники компании, которые, выступая в суде, говорили откровенную ложь, должны отвечать за свои поступки. Я написал заявление в милицию о привлечении свидетелей и ответчика за лжесвидетельство. Думаю, если люди заплатят штрафы, то в следующий раз будут знать, как клеветать на человека и так спокойно лгать в суде.

Работодатель: «Мы подозреваем бывших сотрудников в коммерческом шпионаже»

Журналисты выслушали также и сторону работодателя — ООО «АвтоТрейдЛизинг» и задали вопросы, которые озвучил Виталий. На какие-то получили ответы, на какие-то нет.

— Есть известное высказывание — «Истина в последней инстанции». Его можно понимать буквально, однако употребляется оно с известной долей сарказма, как правило, в отношении того человека, суждения которого (по его собственному мнению) не подлежат какому-либо сомнению или пересмотру, поскольку (якобы) абсолютно верны изначально, — рассказал заместитель директора по юридической работе группы компаний «АвтоТрейдЛизинг» Константин Кошелевич.

Вот и в нашем случае бывший работник, который был отстранен от работы и небезосновательно, так как были выявлены факты систематического неисполнения им своих обязанностей, пытается искать истину, апеллируя к судебным органам, не оглядываясь на существующие человеческие постулаты о том, что все происходящее с человеком есть результат деятельности его мыслей и, разумеется, действий.

В данный момент еще не завершена стадия судебного спора о законности увольнения работника, который, достигнув за короткий промежуток времени достаточно значительного доверия и управленческого уровня, стал себе позволять относиться к работе как к чему-то происходящему параллельно его личным интересам, решая свои вопросы в свое рабочее время, считая, что кто-то должен ему, но только не он кому-то.

По существу происходящего можно лишь констатировать, что, пользуясь тем, что головной офис компании находится в бизнес-центре SkyTowers, который расположен во Фрунзенском районе Минска, а рабочее место бывшего работника Виталия совсем в другой части Минска — в торговом центре «Московско-Венский», на проспекте Независимости, недалеко от ЦУМа, где отдельно расположен офис продаж и где мы предоставляем услуги по получению заемных средств, то тут и начались «вольности», порожденные свободой достигнутого уровня доверия.

Посредством видеонаблюдения в одну из дат, а именно 10 июля, мы установили, что у нашего «заслуженного» работника предел руководящей совести превысил уровень человеческой: он стал приходить на работу не вовремя (с опозданиями на час-полтора), мог позволять себе кофе-паузы продолжительностью более часа и по несколько раз на день, а то и вообще уйти с работы заранее.

А 10 июля он из 6 рабочих часов (Виталий работал на 0,75 ставки при восьмичасовом рабочем дне) отсутствовал на рабочем месте более трех часов, периодически куда-то выходя из офиса, где находилось его рабочее место. При этом поручал свои обязанности кассира подчиненному работнику, пользуясь руководящим уровнем, не имеющему к этому никакого отношения. Все это привело к тому, что с 25 июля наниматель своим распоряжением отстраняет его от работы на время служебного разбирательства.

Почему 25-го числа по факту нарушений, допущенных 10-го числа? Так только лишь по причине того, что по действующему законодательству наниматель вправе применить меры воздействия в течение одного месяца, если узнал о допущенном нарушении.

До этого момента были изучены все видеозаписи по фактам выполнения Виталием своей работы, а правильнее сказать, ее невыполнения. Мера воздействия была принята — отстранить от работы, так как степень доверия к «доверенному» работнику начала стремиться к нулю. Итог — 10 июля был установлен факт прогула, а 25 июля произведено отстранение от работы. Затем 9 августа последовало увольнение за совершенный прогул 10 июля. Тут требования законодательства мы выполнили и все сроки соблюли.

— У Виталия написано в трудовой книжке «отстранен от работы в связи с недоверием».

— Да, действительно, по законодательству есть четкий закрытый перечень оснований для отстранения от работы. Правильно это звучит «в связи с утратой доверия». Доверие было утрачено, и этого не отнять в данной ситуации. Не исключаю, что, вероятно, наниматель в сердцах, не найдя какой-либо иной формы зафиксировать данное основание, посчитав «прогул» наиболее веской причиной для расставания, внес эту запись для того, чтобы будущие работодатели видели, как развивалась хронология карьерного роста бывшего работника.

— А почему вы сразу, когда заметили прогул, не применили дисциплинарное взыскание, выговор тот же самый, к примеру?

— Есть четкие виды дисциплинарных взысканий, которые не вносятся в трудовую книжку, но могут применяться лишь за не столь значительные дисциплинарные проступки при нарушении трудовой и исполнительской дисциплины, которые были допущены со стороны бывшего работника. Это замечание или выговор. Что также имело место как системное нарушение. Но события пошли по другому пути. Увольнение произвели не за систематическое нарушение трудовой и исполнительской дисциплины, в нашем случае было достаточно всех оснований, а чтобы сразу применить более суровую меру — увольнение за прогул.

Более того, мы стали подозревать Виталия, как и многих бывших работников, в том, что он занимался коммерческим шпионажем для наших конкурентов — компании, которая создана нашими бывшими работниками и работает в той же сфере, что и мы. Более того, у нас есть факты, что бывшие работники незаконно присвоили информацию, которая составляет коммерческую тайну группы компаний «АвтоТрейдЛизинг». Сейчас эти факты проверяют правоохранители, проводя проверку по нашему заявлению.

— Суд первой инстанции принял решение в пользу Виталия, который утверждал, что прогула не было.

— Да. Но это суд первой инстанции. Во-первых, решение суда еще не вступило в законную силу. Во-вторых, мы его обжаловали. Сейчас происходит стадия кассационного обжалования с последующими возможными мерами изменения вынесенного решения судом первой инстанции.

— Но Виталий говорил, что на тот момент был в другом офисе, принимая дела. Более того, показывал нам распечатку звонков от мобильного оператора с привязкой к адресам, согласно которой на видео, о котором вы говорите, он был в здании офиса. Также он объяснял, что у него разъездной характер работы и он довольно часто отсутствовал на рабочем месте…

— У него в контракте (а это обязательное требование трудового законодательства) нет указания о том, что у него разъездной характер работы. Он воспринял подобным образом формулировку, связанную с проведением переговоров, встреч с представителями банков. Это лишь подразумевает проведение им этих действий на рабочем месте и только лишь в офисе, где расположено его рабочее место, или же в головном офисе, да и то только лишь по предварительному согласованию с директором. Но дело не в этом. На наш взгляд, суд первой инстанции опирался в своем решении на распечатку звонков от мобильного оператора с привязкой к адресу нахождения звонящего в конкретное время. Хотя это показывает всего лишь то, что он действительно находился в здании, но не на своем рабочем месте.

— Виталий это объясняет вполне логично. Тем, что в офис приходят клиенты, а при них он не может вести разговоры с партнерами, что вполне логично. Поэтому он утверждает, что выходит из кабинета и разговаривает в другом месте. Он так не должен был делать?

— На видеозаписи, на полном хронометраже можно достоверно убедиться, что не было ни одного пришедшего к нему человека с целью встречи, при этом он постоянно куда-то выходит в коридор, где у нас нет второго офиса. Но тут есть вторая сторона медали.

— Почему вы увольняете человека 9 августа, а трудовую книжку и расчет производите 17-го числа?

— Ему 8-го числа было направлено уведомление о том, что его увольняют. И 9-го числа он должен был явиться, чтобы подписать приказ, получить окончательный расчет и трудовую книжку. Уведомления шли заказными письмами, суду представлены скриншоты переписки: мы ему писали через один из мессенджеров. Есть даже ответы на эти обращения. Он не отрицает, что письма направлены по верному адресу, и в суде этого не оспаривал. Говорил, что просто не смотрит в почтовый ящик и не читает мессенджеры. А 17-го числа пришел за трудовой книжкой, наверное, потому, что она ему уже понадобилась для трудоустройства в новую компанию.

— Он говорит, что его в офис не пустили…

— В офис вход производится по электронным пропускам, или за посетителем приходит представитель посещаемой компании. По уволенным работникам принимается решение об аннулировании доступа в офис.

— А что по «АвтоТрейдЛизинг», где Виталий работал на 0,25 ставки? Там суд также принял сторону вашего бывшего работника. Вы это решение тоже будете обжаловать?

— По поводу этого заседания нас информировали по другому адресу, где компания уже не имеет своего адреса местонахождения в связи с его сменой (банальный переезд из одного помещения в другое). Так как решение было заочным, мы его решили не оспаривать: суммы возмещения там были незначительные, но суть и существо взаимоотношений и ситуации те же. Пусть это остается на совести бывших работников.

Директор компании: «Был сотрудник — и перешел на сторону конкурента»

— Комментарий здесь у меня будет только один. Если очень кратко, ситуация банальная: был сотрудник, потом, как мы считаем, перешел на сторону конкурента, и есть основания для подозрений его в коммерческом шпионаже. Именно для проверки данных фактов мы в настоящее время и обратились с соответствующим заявлением в правоохранительные органы, — отметил Сергей Руденко. — Для меня, как директора, не важно, выиграет ли или проиграет ли наше юридическое управление в суде по данному вопросу, важно другое — мы выявили у себя в безопасности слабые стороны и закрыли наглухо. Теперь коммерческая тайна и безопасность персональных данных наших клиентов под надежным замком.

Источник charter97.org

Вверх ↑
Новости Беларуси
© 2019 Мой BY — Информационный портал Беларуси
Новости и события в Беларуси и в мире.
Пресс-центр [email protected]