Информационный портал Беларуси "МойBY" - только самые свежие и самые актуальные белорусские новости

Забытая легенда белорусских татар

20.02.2018 общество
Забытая легенда белорусских татар

Где в Беларуси находится «священное место» белорусских мусульман?

Беларусь может гордиться многочисленными паломническими местами, куда съезжаются православные и католические верующие. Однако кто знает, что свое «священное место» когда-то имели белорусские мусульмане?

Мало кто сегодня помнит, что одна небольшая могила на старом татарском кладбище в деревне Католыши недалеко от Новогрудка когда-то привлекала толпы паломников, которые верили в ее чудесную силу. Мусульманские верующие, которые не имели возможности попасть на Ближний Восток, еще в довоенные времена приезжали в Католыши, чтобы помолиться в одной из древнейших белорусских мечетей и привезти горсточку святой земли к своему дому. Сегодня об этом бытуют лишь редкие упоминания в исторических книжках, а в самих Католышах не так давно отошел в лучший мир последний мусульманин, пишет «Белсат».

Хотя сам татарский мизар (название кладбища у белорусских мусульман) и мечеть находятся в деревне Католыши, повсюду принято считать и называть их ловчицкими, от названия соседней деревни Ловчицы. Почему так случилось, сегодня трудно ответить. Впервые столкнуться с упоминанием этой деревни в качестве места паломничества мне пришлось в книге польских исследователей Петра Боровского и Александра Дублинского «Польские татары: история, обряды, легенды, традиции», изданной в 1986-м году.

Старый ловчицкий мизар возле мечети
Фото – Василий Молчанов/Белсат

Согласно тексту исследователей, самое старое описание паломничества литовских мусульман принадлежит 1558 году. Анонимный автор описания утверждает, что совершить паломничество его побудили другие литовские татары, которые ранее посетили святые города ислама – Мекку и Медину. Однако большинство татар совершало паломничество к собственным святым местам. Самую большую честь отдавали могиле святого Эвлия Контея (Контуся), которая находится на мизаре в Ловчицах. Ему приписывали чудотворную силу исцеления больных и увечных. Перед Войной в Ловчицы съезжались татары из Белостока, Клецка, Новогрудка и Вильнюса.

Древне-современный ловчицкий мизар

Новогрудчина – одно из тех мест, куда стоит поехать, чтобы застать настоящую белорусскую зиму. Когда автомобиль подъехал ближе к деревне, на одном из холмов, среди окутанных беловатой дымкой деревьев, начало выступать ярко зеленое здание мечети. Пожалуй, мы выбрали самое лучшее время для путешествия: летом мечеть почти полностью скрылось бы среди зелени.

Ловчицкая мечеть

Мечеть в Ловчицах – один из самых древних молитвенных мусульманских храмов, известных в Беларуси, отсчитывает свое время от 1420 г. Здание, которое мы здесь видим сегодня – отреставрировано, его окружают старые замшелые надгробные плиты, блуждая среди которых, сложно не наступить на чью-либо могилу. Чуть дальше начинаются современные могилы местных татар. На каждой плите есть полумесяц со звездой. Если смотреть на могилу глазами христиан, может показаться, что некоторые надгробия не имеют надписей. Однако имена покойников выгравированы на другой стороне плиты, так как повернуты в направлении Мекки. На некоторых надписи есть с обеих сторон, на других можно увидеть суры из Корана, напечатанные арабскими буквами. Фамилии и имена типичные для белорусских татар: Шабанович, Рафалович, Ризвалович, Богданович и т.д. Если вспомнить имена, для белорусского уха некоторые из них могут показаться непривычными: Сулиман, Гузель, Амина, Ханифа, Мустафа, Фатима, Ибрагим.

Обычно в быту среди местных белорусов татары носили двойные имена. Если, к примеру, девочка получала имя Амина, как мать пророка Мухаммеда, то в жизни ее называли Эмма. Мустафа в свою очередь становился Матвеем, Рашид – Рыськом, а Ханифа – Анной.

К могиле святого Контуся от мечети ведет бетонная тропинка. Сама могила, как и некоторые другие, обложена камнями и украшена, как у нас принято, искусственными яркими цветами. Возле нее стоит небольшая скамейка, чтобы посетители могли спокойно попросить у святого здоровья и милосердия. Сам факт существования легенды о чудотворности святого полностью противоречит учению пророка, который запрещал поклонение умершим и вообще не очень благосклонно относился к культу смерти. Известно, что местные традиции зачастую оказываются гораздо сильнее богословских учений, однако откуда все-таки взялся этот Контусь?

Ловчицкая мечеть

Говорят, был какой-то пастушок, который умел исчезать и появляться в Мекке

Легенды о Контусе можно прочитать в интернете разные. Самая распространенная, что Контусь был обычным пастушком, способным творить чудеса: ежедневно он из Ловчиц мгновенно перемещался по воздуху в святой город Мекку, где восхвалял Аллаха. Когда его таинственную способность разоблачили, татарин вдруг тяжело заболел и умер. Считанные на пальцах одной руки жители деревни Католыши вообще достаточно туманно представляют, о каком Контусе и какой святой могилке идет речь.

«Любочка, я бы с большим удовольствием рассказала бы, но не знаю ничего. Говорили, что какая-то святая могила есть, но что к чему… И мужик говорил, что святая. Приезжают иногда люди, молятся, но то ли они к своим родственникам идут, то ли на ту могилку, я не знаю, не слежу», – говорит бабушка Лёля.

У Лёли, которая живет рядом с татарским мизаром, муж был местным татарином. Сама белоруска, родом из соседней деревни Байки. В Католышах женщина прожила всю жизнь, однако в мечети была два раза, когда-то по молодости заглянула с девушками и на похоронах своего супруга.

Бабушка Лёля, жительница деревни Католыши, муж которой был татарином

«Когда-то, как еще я девушкой была, мы с девчатми из колхоза здесь что-то делали на поле. Навоз разбивали или что еще. И тут видим, приехали люди, открыли мечеть. Она же в те времена закрытая стояла. И мы решили посмотреть, что там. А мне все так интересно было, и я последняя вышла, так девушки все с меня смеялись, что я, наверное, за татарина замуж попаду, когда так интересуюсь. Так и попала», – вспоминает Лёля.

Хотя свекор женщины был местным муллой, муж Юзик был не слишком практикующим мусульманским верующим. Советская борьба с «опиумом для народа» дала свои результаты. Традиция белорусских татар в Католышах пришла в упадок вместе с закрытием мечети, которая много десятилетий пустовала.

Как принято в погребальной традиции белорусских мусульман, покойного закручивают в белую простыню – саван. После молитвы над умершим, тело несут на мизар, вырытую могилу закладывают досками вместо гроба, после чего закапывают. Бытует еще одна интересная традиция у белорусских татар. Присутствующие на похоронах приносят с собой садагу – ритуальную жертву в виде конфет, печенья и гальмы (сладость из меда и муки). После молитвы садагой делятся с теми, кто пришел.

«Я не коммунист и в святых не разбираюсь»

Антон 93 года живет под самыми кладбищем и мечетью в Католышах. Сам он татарин на половину, но отец в мечеть не ходил.

«Отец умел только пить и детей плодить. В мечеть отец не ходил. Может, на праздники только. Помню, что когда пост был, то у нас в доме ни одной шкварки несколько недель не было, только из коровки. Сношаться в доме запрещалось. Потом байрам праздновали. Быка закалывали. Бывало съедутся люди и уже голосят в мечети. У нас тут родничок течет рядом, так женщины пока не подмоются, то молиться не идут. Мустафа не пускает», – шутит Антон.

93-летний житель деревни Католышей, Антон, наполовину татарин

Такое ритуальное омовение, которое вспоминает старший житель Католышей, у белорусских татар называется гусуль. После того, как все тело будет вымытым, верующие «гуслюются», т.е. читают специальные молитвы. Существует еще меньшее омовение для не столь серьезных грехов и домашней молитвы, которое называется абдэсь. О святой могиле старший житель Католышей не знает, хотя всю жизнь прожил под кладбищем:

«Знаете, я не коммунист и в святых тоже не разбираюсь. Я в мечеть не хожу, не молюсь. Здесь раньше сторож был. Приходил иногда. Яковчик, немножко есть? Ну… так набожные же? Давай все равно! Выпьет рюмку, съест яичницу – и дальше идет сторожить».

«Приезжать приезжали, но сравнивать с Меккой нельзя»

На обратном пути, мы заехали в новогрудскую мечеть. Как раз была пятница, день, когда служится «джума» – пятничная молитва. Мулла новогрудской мечети – татарин родом из Клецка. Якуб Иосифович Александрович, рассказал, что в Ловчицах татар фактически не осталось, а сама практика поклонения святому в могиле с исламом не связана.

Мулла мечети в Новогрудке Якуб Иосифович Александрович

«Если кто-то брал землю с могилы и вез домой, то он не знал, что делал. Этого в исламе нет, и это не принесет никакой пользы. Приезжать приезжали, но сравнивать с Меккой, ни в коем случае нельзя. Вы видели, что там дорожка бетонная к могиле. Кроме того, это одна из самых древних в Беларуси мечетей, – место важное для мусульман, но это не место паломничества. К тому же, там уже не осталось мусульман. Последний умер в прошлом году. А кто рядом живет, это обычное местное население», – объясняет мула.

Не обращая внимания на то, правдива ли легенда о Контусе и его могиле, или нет, несколько раз в год, на праздники Ловчицкая мечеть открывает свои двери. Мулла поет азан и зовет верующих на молитву. Приезжие татары посещают могилы своих близких. А деревянная мечеть и старый мизар напоминают об уникальной культуре белорусских татар, которая сумела выстоять, несмотря на непредсказуемые и часто довольно грустные, веяния истории.

Ловчицкая мечеть возле деревни Католыши
Фото – Василий Молчанов/Белсат

Источник charter97.org

Вверх ↑
Новости Беларуси
© 2018 Мой BY — Информационный портал Беларуси
Новости и события в Беларуси и в мире.
Пресс-центр [email protected]