Информационный портал Беларуси "МойBY" - только самые свежие и самые актуальные белорусские новости

Андрей Хаданович: Чтобы дочка полюбила чтение, сделал из Бьорндалена хоббита

17.07.2018 культура
Андрей Хаданович: Чтобы дочка полюбила чтение, сделал из Бьорндалена хоббита

Известный белорусский поэт и переводчик делится рецептами того, как привлечь школьников к чтению.

Родители часто жалуются: дети сейчас не читают. Поэт и переводчик Андрей Хаданович делится с kp.by рецептами того, как привлечь школьников к чтению.

- Кто мне докажет, что они не читают! - восклицает Андрей. - В прошлом году состоялось с полтора десятка чтений моего перевода книги шведки Гуниллы Бергстрём на белорусский. И все чтения - с реальными маленькими зрителями, их живой реакцией. А если вы об изменении формата чтения, меня это не пугает, пусть я и насквозь бумажный человек. Просто текст теперь - и буквы на бумаге, и символы на экране. Как писателю, мне грустно, что в детских книжках текста становится меньше. С другой стороны, в возрасте своей дочки я не имел книг с такими иллюстрациями - в СССР школьникам как будто сразу ставилась по-взрослому минималистичная эстетическая планка. Я в их возрасте не знал о существовании комиксов, а теперь в них трансформировались и Конан-Дойл, и Брэдбери, и Уайльд, а моя дочка Алена обожает мангу. Еще появляются книжки, завязанные на опыте интернета: потянешь за закладку - и открывается окошко. Огромная команда взрослых по всему миру сражается за маленьких читателей, и, думаю, бой не проигран.

Фото: Сергей ТРЕФИЛОВ

- Вы вошли в детскую литературу с книгой «Нататкі таткі». Это намек на важность роли отца в воспитании?

- Отцовский взгляд, конечно, особенный. По «Нататкам...» видно, как растет вдохновительница и главная героиня, Алена, а с ней - мы, ее родители. Начинаем от логопедических стихов, где мы отличаем звук «р» от «л»:

Зранку верабей на рынку

У прадавачкі скраў разынку…

А есть стихи, где у героини просто взрыв эмоций по поводу спора родителей о ее воспитании, ее проблемах:

- Бачыў стол яе? Бардак!

- Штось не так?

- Ды ўсё не так!..

И еще мне было важно за стоянием на ушах спрятать мораль, как в «Паляванні ў ванне»:

Разгайдаем ванну ўшчэнт,

Хто гайдаў - таму прэзэнт!

Накармлю маржа і крабіка

Кавай мамінай «Арабіка».

Напаю бабра і выдру

З татавай бутэлькі сідру.

Хто прайграў падводны бой,

Прыбірае за сабой!

Это горизонтальные, а не вертикальные отношения автора и читателя-ребенка, принятые у нас. Разжевывая, как большинство наших классиков, мы недооцениваем способность детей делать выводы.

Андрей устраивает в стихах карнавал и стояние на ушах, чему до сих пор удивляется его супруга Марина, но очень радуется дочка Алена.
Фото: Личный архив

- Язык ваших взрослых произведений пересыпан иронией и парадоксами. А как с этим в детской книге?

- Особо перевоплощаться не пришлось - это тот же Хаданович, ну, немного в лайт-версии. Хотя и в детских текстах я оставлял взрослым приятные бонусы. Например, написал две версии стихотворения о зубной щетке. Кто захочет, посмеется, а другой увидит перекличку с «Хазарским словарем» Милорада Павича - с мужской и женской его версиями. Девочкам я написал:

Хто не чысціць зубы шчоткай,

Вырасце бяззубай цёткай!

А когда осознал, что мальчишки могут заскучать, добавил:

Чысці зубы разам з бацькам -

Вырасцеш зубастым дзядзькам!

Правда, после выхода книги получил порцию гендерной критики: тетка - беззубая, а дядька - зубастый! Ну а теперь пишутся (спасибо за подсказку журналу «Гарбузік») страшилки о маленьком мальчике. Моя задача - минимальными средствами навести максимальный хоррор, а заодно простебаться над собой, который пишет страшилку:

Хлопчык запалкі ў камодзе знайшоў:

«Зараз для таты зраблю фаер-шоу!»

Тата папругу знайшоў у камодзе.

Попа гарыць, фаер-шоу больш не ў модзе.

Так выглядят страніцы "Нататак таткі"
Фото: Личный архив

ХОЧЕШЬ, ЧТОБЫ РЕБЕНОК ЧИТАЛ, - СТАНЬ СОЧИТАТЕЛЕМ

- Вы говорили о бое за детскую книгу со стороны авторов, издателей. А какова роль родителей?

- Книжка - это не включить мультик ребенку и заниматься своими делами. Хочешь, чтобы ребенок читал, - стань соавтором или сочитателем. Пока Алена была маленькой, у нас был ритуал: я читал ей перед сном - выразительно, в определенном темпе, с интересными нам комментариями, только нам понятными приколами. Скажем, мы с женой Мариной фанаты биатлона, и Алена запомнила фамилии спортсменов. Когда мы читали «Властелина колец», я заметил, что имена четверки хоббитов классно заменяются фамилиями квартета сборной Норвегии по биатлону. У нас был свой Бьорндален - Фродо Бэггинс!

- Но часто чтение как процесс остается за учителями, а не за родителями.

- В идеале учитель должен научить получать наслаждение от чтения, а не загружать в голову идеи из учебника. Но, судя по моим студентам, в школе книга и ее содержание существуют отдельно. Чтобы ответить на уроке или экзамене, достаточно знать конспект книги. Но представьте себя голодными во время чтения меню - поможет ли вам знание его содержания насытиться?

- Есть еще программа по белорусской литературе с ее «панам сахі ды касы» и военной темой - всем этим сложно заинтересовать современных детей.

- У нас десятилетиями разделяют литературу на белорусскую, русскую и незначительную часть всемирной - хотя, по большому счету, есть литература хорошая и плохая. Когда я работал в Коласовском гуманитарном лицее, там преподавалась всемирная литература и до какого-то момента белорусской не было вовсе. Зато по-белорусски изучались древнееврейские тексты и прочие древности. А с эпохи Возрождения пошла речь и о нашей письменности в мировом контексте. Другое дело, что не все лучшее из всемирного наследия (в том числе и детских книг) переведено на белорусский, чтобы сделать все это фактом нашей литературы.

У нас переводчики - это энтузиасты. Надя Кондрусевич-Шидловская открыла издательство, чтобы публиковать свои переводы со шведского суперпопулярных детских книг о Финдусе и Пэтсоне и Маме Му. Алеся Башаримова выучила шведский, чтобы перевести повести Туве Янссон о муми-троллях. Анка Упала (Алена Козлова) освоила финский и перевела книгу Тимо Парвела «Эла і сябры», где не взрослые подсматривают за детьми, как принято в детской литературе, а семилетки удивляются абсурдным взрослым. А шикарные «Скрозь люстэрка, і што ўбачыла там Аліса» и «Пітар Пэн» в переводах Веры Бурлак и Владя Ленкевича - лучшие белорусские издания за последнее время.

Одна из последних переводческих работ Андрея Хадановича - перевод мини-сборника избранного современного украинского поэта Сергея Жадана.
Фото: СЕРГЕЙ ТРЕФИЛОВ

НАШИ АВТОРЫ СМОТРЯТ НА ДЕТЕЙ СВЕРХУ, А ЗАПАДНЫЕ - КАК НА РАВНЫХ

- Но только переводами сыт не будешь. Что насчет своего?

- Только появились мировые блокбастеры, как тревогу забили некоторые наши авторы детской литературы: мол, давайте для своих ставить щадящие эстетические требования, скажите спасибо, что вообще пишем. Но, как по мне, перевод поднимает планку. Зачем замыкаться только на своей уютной площадочке, когда можно включить Льюиса Кэрролла в свой контекст, а потом и самим сделать не хуже, учитывая опыт зарубежных классиков!

- Вы говорите в основном о классике, но дети и подростки сейчас ищут книги, говорящие с ними об их проблемах.

- Когда я перевел c Надеждой Кондрусевич-Шидловской и Алесей Башаримовой «Суперкнігу пра Біла з Болаю» шведки Гуниллы Бергстрём о девочке-аутистке, впервые прочувствовал, насколько детская литература может быть остропроблемной. Это показали и презентации для взрослых. Ни одна не обошлась без острых споров: «Я своему ребенку такого не давал бы читать»…

В последнее время Андрей много работает для детей - переводит и пишет сам
Фото: Личный архив

Делая перевод, я порой хлюпал носом над болезненными моментами - тем, что раньше считалось неполноценностью, а сегодня прячется за политкорректным определением «дети с особенностями». У родителей Болы опускаются руки, они буквально рыдают не столько над дочерью, сколько над своей судьбой. Тут ситуация для психологического триллера, который мог бы написать Василь Быков, загнав героев в тупик! Но в шведском тексте чередуются светлые и депрессивные цвета. А первый луч света приходит не от умных взрослых, а от старшего брата Болы, дошкольника Била: сестра счастлива и не парится нашими проблемами по поводу ее особенностей, так давайте радоваться ей такой, какая она есть! Для меня в этот момент словно мир перевернулся! Мы привыкли, что автор у нас сверху поглядывает на деток и воспитывает их. А современная детская книга отношения детей и взрослых строит на равных.

Андрей Хаданович, 45 лет. Поэт, литературовед, бард и переводчик с французского, английского, украинского, польского и шведского. Книги и отдельные стихи переводили по всей Европе, США и Южной Корее. Хаданович обладает уникальным ироничным языком, вводит в белорусский контекст новые жанры, например лимерики. Главные книги - «Лісты з-пад коўдры», «Дэжа вю», «Цягнік «Чыкага - Токіа», «Разам з пылам: Калекцыя перакладаў», «Нататкі таткі».

Андрей Хаданович на встрече писателей со Светланой Алексиевич.
Фото Татьяны МАТУСЕВИЧ

Источник charter97.org

Вверх ↑
Новости Беларуси
© 2018 Мой BY — Информационный портал Беларуси
Новости и события в Беларуси и в мире.
Пресс-центр [email protected]