Информационный портал Беларуси "МойBY" - только самые свежие и самые актуальные белорусские новости

Как жительница Барановичей выживает на пенсию в $106

12.02.2019 общество
Как жительница Барановичей выживает на пенсию в $106

Она нигде не может устроиться на работу.

54-летняя жительница Барановичей Алла Белоногова в прошлом году получила третью группу инвалидности. Несмотря на то, что группа – рабочая, диагноз Аллы сопровождается таким длинным списком ограничений, что ее тут же уволили с прежней должности, пишет intex-press.by.

Найти новое место практически невозможно. Как и прожить на пенсию в 230 рублей ($106). Женщина в возмущении, почему в «социально ориентированном государстве» судьба конкретного человека с его особыми обстоятельствами никого не волнует.

Без работы

Вместо длинных волос – ежик, правая сторона лица не двигается, на глазу – повязка. Глядя на Аллу сейчас и на фото, сделанных пару лет назад, сложно поверить, что это один и тот же человек.

По специальности Алла – инженер-строитель. Но за свою жизнь освоила несколько профессий: работала контролером технологического процесса, бухгалтером, бухгалтером-ревизором, техником, инженером. С 2004 года – регистратором в Барановичском филиале агентства по государственной регистрации и земельному кадастру. Работа с людьми (принять документы) и с компьютером (оформить).

Сейчас Алла – без работы, хотя говорит «была бы рада работать хоть кем-нибудь».

Хождение по мукам

Алла считает, что к инвалидности ее привела череда врачебных промахов, недосмотров и упущений. Проблемы со здоровьем у нее начались в 2015 году: стал снижаться слух, начала кружиться голова.

Поначалу она не придавала этому значения. Но со временем становилось хуже, и в октябре 2016 года женщина обратилась к лор-врачу в поликлинику.

– Я пожаловалась на недомогание, снижение слуха, шум в голове, – вспоминает Алла. – Доктор осмотрела меня и назначила лечение, которому я добросовестно следовала. Не помогло.

Женщина обратилась в один из частных столичных медцентров, где ей фактически подтвердили барановичский диагноз (отосклероз 2 степени и смешанная двухсторонняя тугоухость 1 степени) и предложили продолжить начатое лечение.

– Я еще тогда засомневалась, – рассказывает женщина, – болезнь эта (отосклероз), как объясняли медики, имеет наследственный характер, а у меня в роду ни у кого проблем со слухом не было.

Время шло, Алла продолжала лечиться, но улучшений не наступало. В ноябре 2017 года она оказалась в лор-отделении Барановичской городской больницы. Чтобы исключить новообразование, Алле провели компьютерную томографию головного мозга. Опухоли не нашли. Женщину выписали, но лучше ей не стало.

И снова последовала череда походов по врачам, включая РНПЦ оториноларингологии в Минске. Летом 2018 года к снижению слуха прибавилось онемение правой щеки, губы, языка, появился шум и звон в голове. Аллу снова направили в стационар.

«Как удар молнии»

В июле 2018 года, когда Алла в очередной раз оказалась в больнице и поняла, что ее лечат по старой схеме, она решила брать инициативу в свои руки. Женщина уверяет, что сама настояла на МРТ.

– Я читала много статей в интернете, сравнивала свои симптомы с разными болезнями, и все указывало на опухоль.

Алле сделали МРТ.

– Это было как удар молнии. Опухоль. Я предполагала, что такое может случиться, но готова к этому не была. Да и можно ли вообще быть готовой к такому?

Самым страшным, по словам женщины, было то, что обнаруженная невринома была уже 3-й степени – размером с грецкий орех. Алла предполагает, что до таких размеров опухоль разрослась из-за несвоевременной диагностики.

«Не знала, чем обернется операция»

31 июля в РНПЦ неврологии и нейрохирургии Алле прооперировали «невриному преддверно-улиткового нерва справа». Перед операцией врач подозвал ее сына и сообщил, что, несмотря на то, что образование доброкачественное, распространилось оно не только на слуховой нерв, но и на лицевой. Чем это чревато, Алла тогда не знала.

– После операции у меня перестала «работать» правая сторона лица и, что самое страшное, перестал закрываться глаз, – рассказывает женщина. – Из-за этого стала пересыхать роговица, глаз дико болел. Я перевела на него тонну капель, но они не помогали.

В итоге у женщины образовалась язва роговицы, которая снова привела ее на операционный стол. В конце декабря 2018 года, чтобы сохранить глаз, ей сделали операцию по замене хрусталика и трансплантации роговицы. Восстановится ли зрение, пока не известно.

Третья группа вместо второй

В октябре 2018 года Алле предстояло освидетельствование МРЭК для получения инвалидности. Лечащий врач готовила документы на вторую «нерабочую» группу. Однако комиссия назначила ей третью рабочую группу инвалидности, с ограничениями. Причем ограничения – обширные, вплоть до статичных нагрузок (например, это может быть сидение за столом или согнутое положение) и сенсорных (к сенсорным системам относят слух и зрение, а значит, ограничена работа на компьютере). Даже сторожем Алла работать не может: это ограничение написано прямо – «работа в охране организаций без права ношения и применения огнестрельного оружия». Также однозначно указано, что по своим специальностям – бухгалтер, инженер-строитель, регистратор – Алле трудиться нельзя.

Если к этому добавить нынешний внешний вид женщины – парализованную правую сторону и повязку на глазу, можно понять шансы Аллы на трудоустройство, скажем, тем же продавцом.

– Теоретически, судя по заключению МРЭК, работать я могу, – говорит женщина. – Но фактически это невозможно. Для работы по своим специальностям я не годна. А кем тогда работать? Встать на биржу труда в 54 года и переучиться? Так я даже из дома

выйти не могу без сопровождения – из-за того, что не вижу одним глазом, плохо ориентируюсь даже в привычной домашней обстановке.

Пенсию женщине назначили исходя из 3-й группы инвалидности – около 230 руб.

Решение оставить в силе

Алла попыталась оспорить решение барановичской комиссии в Брестской центральной МРЭК и РНПЦ медицинской экспертизы и реабилитации. Но обе инстанции оставили в силе первое решение.

– Дело не в группе инвалидности, я надеюсь, что здоровье восстановится. Я бы и сейчас с удовольствием работала, если бы могла. И зарплату бы получала, и пенсию. Но неужели нельзя дать вторую группу временно, хотя бы на год, пока я не восстановлюсь? Я понимаю, что это бюджетные деньги, а разница в пенсии между 2-й и 3-й группой приличная – около 150 рублей. Я все это понимаю, но как мне выжить на 230 рублей? Когда одни коммунальные платежи в прошлом месяце обошлись в 130 рублей. А ведь мне необходимы дорогостоящие лекарства, медицинские консультации и питание.

Пойду до конца

28 января Алла направила жалобы по решению МРЭК в Министерство здравоохранения, Управление здравоохранения Брестского облисполкома и администрацию Лукашенко. Доказать врачебную ошибку вряд ли получится: бороться с системой в нашей стране бесперспективно, считает женщина. Но надеется доказать, с ее точки зрения, очевидное – что работать она не может и значит, ей положена вторая группа инвалидности.

– Если придется судиться, значит, будем судиться, – говорит она.

Анатолий Статкевич, председатель Барановичской городской МРЭК:

– Все решения по установлению группы инвалидности принимаются коллегиально и строго регламентируются законодательством, в частности постановлением Министерства здравоохранения РБ №97 от 25.10. 2007 «Об утверждении Инструкции о порядке и критериях определения группы и причины инвалидности, перечне медицинских показаний, дающих право на получение социальной пенсии на детей-инвалидов в возрасте до 18 лет, и степени утраты их здоровья» и Инструкцией «Метод оценки ограничения жизнедеятельности при определении инвалидности».

В данном конкретном случае решение комиссии было правомерным, поскольку установленные диагнозы соответствуют именно 3-й группе инвалидности.

Если человек не согласен с вынесенным решением, он имеет право его обжаловать в вышестоящие инстанции, вплоть до суда.

Источник charter97.org

Вверх ↑
Новости Беларуси
© 2019 Мой BY — Информационный портал Беларуси
Новости и события в Беларуси и в мире.
Пресс-центр [email protected]