Информационный портал Беларуси "МойBY" - только самые свежие и самые актуальные белорусские новости

Чем кандидат Зеленский отличается от президента Голобородько?

21.03.2019 политика
Чем кандидат Зеленский отличается от президента Голобородько?

«Мозги» Зеленского про план Зеленского.

Редактор-основатель украинского Forbes Владимир Федорин предложил всем топ кандидатам в президенты Украины рассказать о конкретных планах в случае победы. Про планы Зеленского рассказал в специальном проекте LIGA.net его политолог и советник Дмитрий Разумков: об украинском Макроне, компетенции, первых 100 днях и самом опасном противнике во втором туре.

- Чем кандидат Зеленский отличается от президента Голобородько?

- Голобородько где-то хороший, где-то слабый, где-то иногда наивный… Но это вымышленный герой. Зеленский - конкретный человек, у которого есть серьезная поддержка избирателей. Социология показывает: образ Зеленского сильнее образа Голобородько. Люди четко разделяют эти два образа. Они понимают: Зеленский - это не только актер "95-го квартала", это в первую очередь крупный бизнесмен, который сделал себя сам, которому ничего не досталось в рамках дерибана, приватизации, подарков от родителей или каких-то других схем.

- Зеленский - это про что?

- Про то, чтобы страна поменялась. Вертикаль политической структуры настолько сгнила внутри. Стоит большое дерево, которое пережило несколько пожаров: одну революцию, вторую революцию. Снаружи все хорошо, а внутри оно абсолютно трухлявое. Так вот пора этого червя убрать, чтобы появилась новая поросль.

- Год назад ты сказал в интервью: "Не вірю, що в Україні з'явиться Еммануель Макрон. Ми не Франція… Ти можеш бути розумний і порядний, але про тебе ніхто не дізнається. Крім того новий Макрон мав би вже з'явитися"…

-Отчасти я ошибся в своем прогнозе, кроме одной фразы: украинский Макрон уже был - Зеленского все хорошо знали. Его не трактовали на тот момент, как политическую личность. И дай бог, чтобы я ошибся, и мы действительно получили Макрона в лице Зеленского.

- Когда ты познакомился с Зеленским?

- В октябре 2018-го. Это было не первое мое собеседование в жизни, зато самое необычное, потому что он говорил намного больше, нежели я. Он рассказывал, как видит построение своей команды, какие моральные принципы ему близки, как бы он хотел, чтобы страна поменялась.

Я увидел, что многие вещи, если не на 100%, то на 95% совпадают с тем, что я хотел бы видеть в Украине. И у него, и у меня было много возможностей уехать. Мы этого не сделали. И получилось так, что через два дня я вышел уже вот сюда (разговор происходил в штабе Зеленского. - Ред.).

- Он так быстро нанял тебя на работу?

- Он меня не нанимал. Я волонтер. И не жалею об этом ни на йоту.

Всех денег не заработаешь. Есть вещи, на которые ты должен что-то потратить: свое время, силы, знания. Я не хочу, чтобы отсюда уезжали мои дети. У меня два сына, и я хочу, чтобы они росли в этой стране, чтобы им было здесь комфортно.

- Опиши, пожалуйста, свою роль в команде.

- Я политический консультант и советник по общеполитическим вопросам. И отчасти спикер - за счет того, что мы ограничены и в человеческих ресурсах, и в финансовом, и в временном. Поэтому многие роли у нас пересекаются.

Работа нашего штаба во многом нестандартна. Ты прекрасно знаешь, что любая избирательная кампания, - это такая вертикаль с четкими полномочиями: сюда ходи, сюда не ходи, здесь твоя зона ответственности, здесь уже коллег.

У нас по-другому. У нас размыты грани. Иногда приходят в твою зону ответственности, и очень часто это дает, как ни странно, плюс.

- В какой зоне ты принимаешь решение?

- Здесь нет такого, что ты принимаешь решение. Здесь решения чаще всего принимаются в формате обсуждений, в формате мозговых штурмов. Иногда решения появлялись, в том числе и по кампании, молниеносно. Чаще всего решение принимает Володя (Зеленский - Ред.).

Он слышит доводы, которые приводятся. Но очень многие решения все-равно проходили через него.

- Какие ошибки вы уже совершили?

- Возможно, надо было чуть раньше начинать отстраивать структуры, собирать людей, чтобы было больше возможностей защитить результат. Мы готовимся к тому, что на результат выборов будут оказываться и административные, и не только административные методы воздействия. Но ошибка это или нет - вопрос.

К нам пришло больше полумиллиона людей только через сайт, 560 000 по состоянию на пятницу. Такого ни в одной кампании, я думаю, даже в Европе нет.

- 90% украинцев согласятся с тем, что гнилую систему нужно менять. Но далеко не у всех есть силы, и не у всех есть компетенции. - Допустим силы и драйв у Зеленского есть. Есть ли компетенции?

Тебе не страшно от того, что кандидат, на которого ты работаешь, не готов к победе?

- Это как гангрена. Вот есть гангрена у человека, страшно же ногу терять? Но если ты это не сделаешь, ты умрешь.

И если мы говорим о компетентности, то можно вопрос к тебе? А у предыдущих лекарей как? Нормально с компетенцией было?

Зеленский готов с собой вести людей не по принципу свой-чужой, а по принципу эффективности для страны.

- Зеленский стал президентом. Что он будет делать в первые 100 дней?

- Первые сто дней президента Зеленского будут явно непростыми, потому что у нас нет серьезной поддержки в парламенте.

Зеленский подаcт в первую очередь закон о "народовладді", который уже пишется. Будут пакетные изменения в Конституцию о снятии неприкосновенности со всех вместе с законами об импичменте и отзыве депутатов как Верховной рады, так и местных советов.

- Я, как избиратель, хочу, чтобы новая команда работала сразу на меня, а не на какие-то абстрактные ценности. Вы уходите в какую-то сложную политическую борьбу с парламентом, где у вас нет голосов…

- Мы не уходим ни в какую борьбу с парламентом. Мы уходим в борьбу с коррупцией. У нас есть две войны: одна на востоке, и там украинская армия сдерживает агрессора. Другая - война с коррупцией, где мы пока далеки от победы. Принятие этих законов сможет радикально снизить объем коррупции.

- У вас есть кандидаты на Минобороны и Министерство иностранных дел?

- Эти решения будут приниматься, скорее всего, на конкурсной основе. Но не так, как набираются "на конкурсной основе" главы ОДА, а так, как формировался Высший антикоррупционный суд.

- Какие "быстрые победы" команда Владимира Зеленского сможет продемонстрировать в первые сто дней?

- Что касается экономики - это нулевая декларация и закон о налоге на выведенный капитал. Нулевая декларация дает возможность привлечь в экономику страны деньги, которые находятся в кубышке или в офшорах. И это даст возможность снизить потери бюджета от замены налога на прибыль налогом на выведенный капитал.

- Если завтра война… Способен ли Зеленский принимать решения в условиях war room, в условиях реального серьезного натиска с востока.

- Я думаю, он будет действовать гораздо более серьезно и оперативно, нежели это происходило, например, в 14-м году, когда и.о. министра обороны выходил и говорил: "А у нас нет армии". С точки зрения информационной политики, это нормально? Государство столкнулось с очень серьезным врагом, с ядерным государством, а у нас те, кто должны отвечать за армию, рассказывают, что у нас армии нет. Не на закрытых совещаниях, а публично.

С президентом Зеленским этого бы не происходило. Он принимает решения оперативно, взвешенно и основываясь на мнении тех, кто сидит за столом. За этим столом собирается большое количество людей, которые не являются членами команды Зеленского. Они все выслушиваются, независимо от того, к какому лагерю относится данный политик или общественный деятель.

- Какие главные риски в оставшиеся две недели для кампании Зеленского?

- Физические угрозы, срыв выборов или серьезные фальсификации. Еще один из рисков - это то, что среди избирателей Зеленского большая доля молодежи. Сегодня применяются технологии, чтобы молодежь не пришла голосовать. В том числе разгоняется информационная волна, что на участках будут работать военкоматы. Кто из ребят 18-20 лет пойдет голосовать зная, что его там скрутят и заберут в военкомат?

Я не исключаю, что начнут фабриковать какие-то (уголовные - Ред.) дела. Об этом говорил Володя в одном из своих видео обращений.

- Это, скорее, не угроза, а возможность.

- До определенного момента. Когда эту возможность попытаются преобразовать в срыв выборов, это уже угроза. При этом даже не Зеленскому, а территориальной целостности страны. Любая делегитимизация власти, любые мало-мальские споры о том, легитимен ли президент, избранный в апреле 2019 года, дают очень серьезные козыри стране-агрессору. Этого нельзя допустить ни в коем случае.

- Я видел цитату Зеленского, что в случае проигрыша он не будет оспаривать результаты. Это фейк?

- Смотря о каком проигрыше идет речь. Если мы говорим о выходе Майданов очередных, то нет, потому что это может похоронить страну. Здесь же не борьба за власть. Это борьба за страну.

- Но мы говорим о том, что власть будет фальсифицировать выборы. И твой кандидат говорит: "Я не буду бороться, если фальсифицированные выборы покажут, что я проиграл…"

- Бороться он будет. Есть юридически обоснованные методы. Выводить народ, против которого могут применить различные методы, даже те, которых не было в 14-м году… Я думаю, что так мы делать не будем.

- Зеленский будет во втором туре?

- Да.

- С кем?

- Не принципиально.

- Кто для вас самый опасный соперник?

- Фальсификация.

Источник charter97.org

Вверх ↑
Новости Беларуси
© 2019 Мой BY — Информационный портал Беларуси
Новости и события в Беларуси и в мире.
Пресс-центр [email protected]