Информационный портал Беларуси "МойBY" - только самые свежие и самые актуальные белорусские новости

Победа любой ценой

30.03.2019 политика
Победа любой ценой

Нынешняя неосоветская Россия обречена повторить путь Советской империи.

К середине 1970-х годов Советская империя достигла пределов своего видимого могущества. Могущество было именно видимым – поскольку при взгляде глубоко внутрь любому непредвзятому глазу сразу становилось ясно, что её кажущийся несокрушимым монолит похож скорее на сарай, насквозь источенный термитами, чем на средневековую цитадель, сложенную из непробиваемых гранитных блоков. Но внешне стены выглядели ещё крепкими, как броня, а против желающих заглядывать глубоко внутрь в Уголовном кодексе существовала печально знаменитая 64-я статья ("измена родине в форме шпионажа"), подразумевавшая для подобных любопытствующих смертную казнь, а если сильно повезёт – пятнадцать лет строгого режима.

В те годы внешнеполитическая экспансия Советского Союза также достигла своего пика. Имперские щупальца протянулись по всему миру – от Центральной Америки до Юго-Восточной Азии. Особенно настырно коммунисты лезли в Африку и в Индокитай. Несть числа людоедским диктаторским режимам, утвердившимся в странах этих регионов на волне так называемых "национально-освободительных движений" 1950-60-х и более поздних годов и существовавших затем десятилетия на советские деньги и убивавших собственных подданных полученным из СССР оружием.

Однако иногда случались и накладки. Самой известной из них стал вооружённый конфликт между двумя кремлёвскими сателлитами – Эфиопией и Сомали, вошедший в историю под названием "Война за Огаден". Тогда, летом 1977 года, оба просоветских режима – сомалийский, возглавлявшийся Мохаммадом Сиадом Барре, и эфиопский, во главе которого стоял Менгисту Хайле Мариам, – поцапавшись между собой, бросились за помощью в Москву, утверждая, что Кремль обязан поддержать именно его. Брежневско-андроповская камарилья попала в крайне затруднительное положение. Надо было выбирать – на чью сторону становиться, а кого терять. По какой-то причине выбор был сделан в пользу режима Менгисту. Взбешенный Сиад Барре разорвал советско-сомалийский договор о взаимопомощи и демонстративно депортировал из Сомали всех советских военных советников вкупе с дипломатами. Что, впрочем, не спасло его от военного поражения. Однако Сомали – государство, расположенное в важнейшей стратегической точке земного шара – на Африканском Роге, – было потеряно для Кремля навсегда. Но такие казусы случались всё же редко, чаще просоветские марионетки между собой умели договариваться.

Ни на мгновение не оставляли кремлёвские правители и попыток дестабилизировать и расколоть так называемый "свободный мир" – страны Запада. В этой подрывной деятельности им удивительным образом способствовали... сами западные политики. Разумеется, не все, но многие. Самым известным из них был Джеймс Каллагэн, в 1976-79 годах занимавший пост премьер-министра Великобритании от Лейбористской партии. За три года правления этому прохиндею удалось разбалансировать английскую экономику до такой степени, что сменившей Каллагэна в 1979 году Маргарет Тэтчер потребовалось применять экстраординарные методы, чтобы спасти страну от экономического коллапса. Зато советская разведка чувствовала себя в каллагэновской Англии как в какой-нибудь Болгарии. Да и если бы одни только разведчики – крысы тоже заполнили лондонские улицы, чувствуя себя на них как дома.

Советский дипломат, военный разведчик Владимир Резун, впоследствии получивший известность под именем Виктор Суворов, бежавший в Англию из Швейцарии в июне 1978 года, свидетельствовал, что увиденное им в первые дни по приезде в Лондон никак не соответствовало тому, что он себе представлял на расстоянии. Особенно неприятно был поражён капитан ГРУ Резун видом куч гниющего мусора на улицах английской столицы – бастовавшие мусорщики требовали непомерного увеличения заработной платы, на которое социалистическое правительство согласиться не хотело, а страдания лондонских обывателей были сэру Каллагэну до лампочки. К началу 1979 года лейбористское правительство довело страну буквально до ручки. И триумфальная победа Консервативной партии на парламентских выборах в мае 1979-го стала естественным следствием безответственного правления лейбористов.

По другую сторону мирового океана всё тоже обстояло не слава богу. Американский президент Джимми Картер, вступив в должность в январе 1977 года, первым делом провозгласил свою концепцию внешней политики. Согласно этой концепции, первоочередное внимание администрация президента США должна была уделять вопросам соблюдения прав человека во всём мире, в первую очередь в странах с диктаторскими формами правления. Под странами с диктаторским формами правления подразумевались, само собой, Советская империя и её сателлиты. Советские диссиденты тут же воспряли духом. Однако картеровского энтузиазма хватило ненадолго. За громкими заявлениями никаких реальных поступков не последовало, и Соединённые Штаты по-прежнему продолжали закрывать глаза на все мерзости, творящиеся режимом Советского Союза, – от помещения диссидентов в концлагеря и в психиатрические тюрьмы до распространения коммунистической заразы по всему миру посредством организации заговоров, убийств и военных переворотов.

И тогда вконец оборзевшие советские правители, посчитав правителей стран "свободного мира" слабаками и дурилками картонными, развязали Афганскую войну.

* * *

Вопрос о том, с какой целью руководством Советского Союза была в декабре 1979 года начата Афганская война, логического объяснения не имеет. Вернее, имеет, но такое, что принимая во внимание наступившие последствия, – лучше бы его не было.

Вглядываясь в события тех дней, когда кремлёвская геронтократия – Леонид Брежнев, Юрий Андропов, Андрей Громыко, Дмитрий Устинов и Константин Черненко (именно эти пять человек приняли 12 декабря 1979 года решение о вторжении Советской армии в Афганистан) – готовилась к оккупации этой небольшой отсталой азиатской страны, – очень сложно понять, для чего они всё это затеяли. Поскольку в Афганистане уже полтора года как был установлен просоветский марионеточный режим, возглавлявшийся местными коммунистами. Которые, хотя и были разделены на враждующие фракции, страшно не любившие друг друга, вынуждены были мириться с существованием соперников, поскольку и те и другие кормились из одного кремлёвского корыта.

И вот глава одной из этих фракций – Хафизулла Амин осуществил дворцовый переворот и сверг главу фракции другой – Нура Мухаммеда Тараки. И не только сверг, но и приказал сначала задушить его подушкой – в классических традициях среднеазиатских сатрапий, – а потом объявить народу, что бывший президент Демократической Республики Афганистан скончался в результате "хотя и непродолжительного, но тяжёлого заболевания". После чего подтвердил свою верность Большому Брату и принялся жить в собственное удовольствие, попутно уничтожая тех из числа главарей конкурирующей фракции, у которых не достало ума заблаговременно укрыться в советском посольстве.

Однако Кремлю такое поведение марионетки сильно не понравилось. Там посчитали – вполне, кстати, резонно, – что если Хафизулла Амин способен на то, чтобы осуществить без их ведома и согласия дворцовый переворот, то он, чего доброго, может и по ещё какому-нибудь стратегически важному вопросу начать действовать самостоятельно. Такого советские правители не позволяли никому из тех, кто находился у них на содержании. И было принято решение – заменить непредсказуемого и решительного Амина на другую марионетку, главными качествами которой будут безволие и услужливость. Так из какого-то чулана был извлечён получивший впоследствии анекдотическую известность товарищ Бабрак Кармаль – человек, у которого было столь сложное имя, что Брежнев никак не мог запомнить, какое слово в нём означает собственно имя, а какое – фамилию.

Вслед за чем воинские автоколонны 40-й общевойсковой армии зазмеились по афганским горным дорогам, держа курс на Кабул, который уже был захвачен переброшенными по воздуху подразделениями воздушных десантников. А ничего не подозревавшего Хафизуллу Амина гэбистско-гэрэушные спецы расстреляли в его же собственном дворце – вместе с несовершеннолетними детьми, челядью и охраной. Правда, случилась одна мелкая незадача – во время штурма по ошибке заодно укокошили и нескольких своих, включая одного из собственных командиров, полковника Григория Бояринова. Ну так это – дело, как говорится, житейское, с кем не бывает. Да и вообще: если лес рубят, то щепки непременно летят.

* * *

Щепки летали в Афганистане восемь лет и два месяца. Разлетаясь веером во все стороны, они материализовывались в цинковые гробы, потоком хлынувшие на север – в советскую Среднюю Азию и далее расползались по всей необъятной империи – от Бреста до Владивостока и от Нахичевани до Мурманска. В обратную сторону – в Кабул, Герат, Мазари-Шариф – потоком шли колонны бронетехники, артиллерии, грузовиков и бензовозов. Летели транспортные самолёты, до отказал набитые стриженным под ноль пушечным мясом. Вся эта мерзость на кремлёвском пропагандистском новоязе именовалась – "выполнение интернационального долга". В переводе на нормальный русский язык эта идиотская формула означала только одно: "Мы будем посылать вас на убой, а вы будете дохнуть, как свиньи и бараны".

К концу 1982 года Афганская война превратилась для Советской империи в одну огромную чёрную космическую дыру, в которую с неимоверной скоростью засасывало все имперские материальные и финансовые ресурсы. В неё уносилось всё – и не возвращалось ничего. Кроме цинковых гробов и носилок с ранеными и заболевшими инфекционными болезнями – гепатитом, тифом и холерой (а еще потоки афганских наркотиков – комментарий Каспаров.Ru). На всё это те, кто войну развязали, не обращали ни малейшего внимания. Их установка была – "Победа любой ценой!".

О том, во что обошлась Советскому Союзу Афганская война, – со всеми известными и не вызывающими сомнений в достоверности цифрами и фактами, – мы поговорим в конце этого года, когда к тому будет естественный повод – сорокалетие со времени её начала. Пока же – лишь о прямых последствиях. Тех, которые, собственно, Советскую империю и прихлопнули.

* * *

Как только на Западе наконец осознали – во что вляпался их главный враг, радости там не было предела. Американская разведка, действуя в привычном для себя модусе операнди, принялась бомбардировать Белый дом депешами и меморандумами, суть которых состояла в том, что Советы ни в коем случае одним только Афганистаном не ограничатся. Что их главная цель – выйти к Персидскому заливу и захватить все имеющиеся там нефтеносные поля – чтобы, лишив Соединённые Штаты источников топлива, поставить Америку на колени и диктовать ей свою волю. Эти аналитические разработки выглядели бы несерьёзно, если бы они не получали подкрепления прямо из Москвы.

Поскольку Юрий Андропов, в ноябре 1982 года сменивший на посту главы Советской империи помершего Брежнева, первым делом развернул в СССР очередную кампанию по борьбе с "враждебной социализму империалистической идеологией". При этом риторика кремлёвской пропаганды для внутреннего употребления с каждым месяцем становилась всё более истеричной и угрожающей. Имперское население явно готовили к новой большой войне, по сравнению с которой война в Афганистане могла бы показаться детскими играми в войнушку в песочнице.

Президент Соединённых Штатов Америки Рональд Рэйган, в январе 1981 года сменивший на этом посту Джимми Картера, был человеком очень умным и обладал поистине сверхъестественной интуицией. Просчитав все возможные варианты развития событий, он принял не только единственно верное, но и оказавшееся максимально эффективным решение. И в 1983 году отдал приказ начать против Советского Союза кампанию глобальной стратегической дезинформации – с тем, чтобы вынудить Кремль втянуться в новую гонку вооружений и тем самым полностью его разорить.

Первой ласточкой в этой операции стала пресловутая "Стратегическая оборонная инициатива" (СОИ), которую какой-то обладавший хорошим чувством чёрного юмора шутник тут же окрестил "Звёздными войнами". То, что СОИ – натуральное фуфло, было ясно любому человеку, обладавшему базовыми познаниями в ядерной физике и космонавтике. Такие люди, разумеется, были и в Советском Союзе, и они могли бы в два счёта растолковать его правителям всю абсурдность этой американской разводки на пальцах. Однако беда кремлёвских (во все времена) была в том, что они таких людей не слушали – они, на свою беду, слушали совсем не таких. И эти не такие – в основном из числа высших чинов Министерства обороны и Генерального штаба – делали всё возможное для того чтобы подыгрывать американской дезинформации, с пеной на губах требуя от Политбюро ЦК КПСС всё больше и больше – денег, денег и ещё раз денег. Которые тут же со свистом уносились в бездонную чёрную дыру.

* * *

Когда в марте 1985 года на кремлёвский трон взошёл новый правитель – считавшийся по тогдашним их понятиям чуть ли не мальчишкой 54-летний Михаил Горбачёв, ситуация в советской экономике была уже не просто аховая – она была на грани полной катастрофы.

Идиотом, наподобие своего предшественника Константина Черненко, Горбачёв не был. Он был талантливым демагогом, способным уболтать кого угодно. И убалтывал – при том непременном условии, что этот человек находился от него в зависимости. На других горбачёвская демагогия действовала плохо. Это было тем более неприятно, что с этими другими ему теперь нужно было договариваться – и прежде всего о том, чтобы они ослабли хватку на его горле и в промежности.

Этой целью Горбачёв попытался запустить кампанию встречной дезинформации – придумав концепцию "Перестройки" и "нового мышления". Но Рональд Рэйган на эту туфту не купился. После первой же личной встречи с Горбачёвым, отвечая на вопрос какого-то журналиста, какое впечатление произвёл на него новый советский руководитель, Рэйган сказал: "Надеюсь, мы с ним поладим". Однако произнесено это было таким тоном и с такой интонацией, что все, кому это было надо поняли – что сказал американский президент: "Не сомневаюсь, мы его сделаем".

После чего США сразу же начали опускать мировые цены на нефть, чтобы лишить СССР единственного стабильного источника финансовых поступлений, а к афганским партизанам потекли мобильные ракетные комплексы "земля-воздух", способные уничтожать самые современные советские боевые самолёты и вертолеты.

Следствием утраты стратегического господства в воздухе и одновременно резко возросших потерь оккупационной армии на земле стало принятие Горбачёвым и компанией в начале 1988 года вынужденного решения о необходимости кончать Афганскую войну. О том, что бесславное её завершение станет прологом к гибели Советской империи, они тогда ещё явно не догадывались. Но произошло именно так.

* * *

О том, как погибала Советская империя в 1989-91 годах, написаны сотни книг и тысячи статей. Нет надобности останавливаться на этом процессе детально. Главными терминами, которыми следует охарактеризовать этот процесс, являются слова "хаос" и "бардак". Разраставшийся с каждым месяцем хаос всё сильнее парализовал деятельность структур государственного управления, а нараставший день ото дня бардак не позволял этим структурам самовосстанавливаться. И когда в марте 1990 года – после формального отделения от него Литвы – распад Светского Союза начался явочным порядком, все здравомыслящим людям из числа интеллектуальной элиты советского общества стало ясно, что конец империи приближается стремительно.

В течение последующих полутора лет в СССР произошли многочисленные локальные социально-политические кризисы, сопровождавшиеся всеми отрицательными последствиями. Какие только можно было вообразить. И ставший апогеем этого процесса так называемый "Августовский путч" – последняя отчаянная попытка высшей коммунистической бюрократии спасти Советский Союз от распада, попытка заведомо обречённая на провал, – вылился именно в то, во что он и должен был вылиться.

О том, почему нынешняя неосоветская Россия обречена повторить путь Советской империи – и обязательно его повторит, – в следующий раз.

Павел Матвеев, Каспаров.ру

Источник charter97.org

Вверх ↑
Новости Беларуси
© 2009 - 2020 Мой BY — Информационный портал Беларуси
Новости и события в Беларуси и в мире.
Пресс-центр [email protected]