Информационный портал Беларуси "МойBY" - только самые свежие и самые актуальные белорусские новости

«Печатаю ценники, переклеиваю даты»: оператор продмага рассказала правду о своей работе

24.04.2019 общество
«Печатаю ценники, переклеиваю даты»: оператор продмага рассказала правду о своей работе

Какие сюрпризы ждут белоруса в обычном продуктовом магазине.

Журналисты onliner.by поговорили с Ольгой (имя изменено), которая работает оператором в одном из сетевых магазинов — она связывает товар с ценником, отвечает за ошибки и знает то, что хотят скрыть от всех.

— Мое специальное образование не имеет никакого отношения к торговле: я связист. В магазин пошла после того, как получила право распределиться туда, куда смогу. Взяли в магазин — прекрасно.

Ежедневно я прихожу на работу, собираю накладные с каждой партии привезенного товара и вбиваю цифры по ним в систему: отпускная цена + НДС + торговая надбавка. Распечатываю ценники или штрихкоды и отдаю работникам в зале, которые меняют их на полках с товаром.

И наоборот, если нужно что-то списать, то мне приносят условную банку горошка, и я вывожу ее из системы.

«Никто цены не правит перед акциями, не придумывайте»

— Кто определяет размер торговой надбавки?

— Категорийные менеджеры или кто-то из офиса — я получаю уже готовые размеры. Нужно только сложить все и получить цену.

— Вы представляете, какие слухи ходят о торговых надбавках. Давайте начнем с максимальных — на чем магазин зарабатывает больше всего?

— Больше 32% за годы своей работы я не встречала. Это специи, уксусы, чипсы… Минимальная — 11%, если не считать акционных товаров. Минимальные надбавки ставим на молоко, чуть больше — на хлеб. В общем, простые продукты, за ценами на которые следит местный исполком.

— Свободное ценообразование же пока…

— Ну конечно. Я видела приказы из исполкомов с указанием максимальных цен на социально значимые продукты. Всякие молочные «навороты» с добавками, вареньями и уникальными бактериями не входят в этот список.

— Вы работаете напрямую с ценами — считали ради любопытства инфляцию на основе своих данных?

— Специально — нет. Но после деноминации скорость роста цен увеличилась. Поймала себя на мысли, что стала запоминать все меньше цен. В старых деньгах товар дорожал на 50 рублей. Потом эти купюры изъяли — цены стали расти на 100 рублей. Потом убрали нули… В общем, теперь цены между приходами партий продуктов растут на десятки копеек. Представляете? Приезжает товар через три месяца после прошлой поставки, а цена выросла на 50—60 копеек. А ведь это 5—6 тыс. «старыми»! Жвачки дорожают раз в квартал. Раньше на 50 рублей, теперь на 30 копеек. Шоколадки те же.

— Вы понимаете, как ваши руководители считают размер надбавки?

— Ориентируются на другие сети, которые по соседству. Мы сами ходим смотреть, какие цены у них. Люди сейчас быстро подсекают все отличия. Тяжело продавать что-то дороже, если по соседству продукт стоит на несколько копеек меньше.

— Каждая сеть сейчас проводит акции. Кажется, что если все могут скидывать по 50% и работать не в убыток, то запас прочности и правда велик.

— Но акции сети делают как минимум поровну с поставщиком. Даже более того, обычно поставщик снижает свои надбавки больше, чем магазин.

— Вы когда-нибудь переписывали ценники перед акцией? Чтобы зачеркнуть то, что изначально завышено?

— Это абсолютная неправда. Никогда такого не было. Бывают ситуации, что мы согласовываем акцию, которая начнется 1 числа. А за день до того, 31-го, товар приходит с подорожанием. То есть он 1-го вырос бы в любом случае — что с акцией, что без нее. Но люди помнят старую цену, и им кажется, что их обманывают. А это обычный рост цен.

— Нам периодически приходят жалобы на то, что на полке товар стоит по одной цене, а на кассе пробивается по большей. На каком этапе появляются такие ошибки? Являются ли они сознательными?

— Могу «накосячить» я, набрав 12 вместо 21. Потом отправлю на кассу (в систему) правильный вариант, а ценник поменять не успеем. Или когда товар после акции, который стоит в разных уголках торгового зала: один ценник успели поменять, второй забыли. Или так случается: покупатель взял товар с полки, а пока дошел до кассы, мы изменили цену в системе. Если он вернется к полке, то увидит уже новый ценник. Но он идет к кассе, где обновленная система показывает повысившуюся цену. Человек удивлен, конечно. Но это простое совпадение.

Главное, что я хочу объяснить покупателям: эти ошибки не носят системный характер. Обычный человеческий фактор — не нужно искать заговор там, где его нет. Более того, мы сдаем товарные отчеты, и, если проверка найдет такие несоответствия, у самого магазина будут большие проблемы из-за штрафов.

— Вы когда-нибудь слышали про электронные ценники, которые меняются онлайн и всегда актуальны?

— Утопия. Как и магазины без продавцов. При нашей жизни в Беларуси такое не случится.

— Хорошо, если здесь страха нет, давайте перейдем к страшной теме.

Четыре жизни курицы

— Цены в кулинарии формируются точно так же, только отпускную цену формирует цех производства. Сделали шницель по полтора рубля — мы так и продаем. Изначально они сами прописывают дату и сроки годности. А потом мы…

К сожалению, товар почти не выбрасывают. Иначе его придется оплачивать собственными деньгами всем материально ответственным лицам магазина (на самом деле в торговле есть нормы потерь, с которыми хозяин магазина готов мириться, но при плохой организации работы они превышаются слишком легко. — Прим. Onliner). В моей практике не редкость, когда салаты переделывали по четыре раза.

— Что это значит?

— «Освежить» его, придать товарный вид. Вот лежит, например, свежая курица. Срок годности подходит к концу, ее забирают из холодильника и отдают в кулинарию. Там из тушки делают курицу-гриль. Снова не успеваем продать. Сняли шкурку, сделали салат. Не продали — смыли майонез, сделали еще что-то. Никто не хочет свои деньги отдавать.

— А стикеры? И поставщик — разве он не забирает просрочку?

— Все стикеры наклеиваются так, чтобы можно было легко отодрать. Производителей и импортеров, которые готовы хотя бы брак забрать, можно пересчитать по пальцам. Если все делать по правилам торговли, то ни один человек в магазине не получит зарплату.

Еще один способ — превращение фасованного товара в весовой. Например, была у нас банка с селедкой. Срок годности подошел к концу. Достаем селедку, кладем в пакет, клеим свежий стикер. Ну или в кулинарию ту же.

— Вы сами что-нибудь покупаете в кулинарии?

— Булочки с корицей, если свежие.

— В больших гипермаркетах с потоком покупателей, который разметает кулинарию к вечеру, та же история?

— Все зависит от завмага. Если грамотно подавать заявки, то все будет хорошо и в большом магазине, и в маленьком. Но я, когда захожу в торговый зал, сразу вижу, что переупаковывали.

— Насколько легко провести эти «освежения» через систему?

— Вообще не проблема. Если пирожки не продали, я переделываю заборный лист не сегодняшним числом, а тем, когда придет следующая партия. Даже если придет проверка, попробуй собери и сосчитай весь комплект пирожков. По факту они смешаются, а на бумаге будет все хорошо. На булочке же не написано, когда она испечена. Если стоит стикер, он переклеивается. А если сырое тесто — перекладывается в новый пакет со свежим стикером.

— Вы вообще что-нибудь выбрасываете?

— Молочку — просроченную или «бомбаж» — то, что разорвалось на полке. Например, клубничные йогурты. Хотя и из разорванной пачки молока некоторые умудряются сварить творог. Но это в любом случае баловство, а не экономия денег.

— Что такое «товары из будущего» и откуда они берутся?

— На производстве могут быть случайные ошибки. А если речь идет о магазинной фасовке, то я бы не рекомендовала покупать. Слишком велика вероятность, что это переделанный наспех «товар из прошлого». На весах время ставится автоматически, поэтому «случайно» поставить не то время на салат… В общем, тут нужно сознательно постараться, чтобы сделать такой запас.

«Каждый день я спрашиваю себя: зачем работать за такие деньги?»

— Я не знаю, где тут у нас можно еще давить и на что. Мне кажется, не с той стороны клубочек разматывают. Если не будет нормальной экономики, зарплаты, условий труда, то что тут прижимать? Вроде и зарплата высокая заявлена, но за каждый «косяк» снимают — остается ничего. Экономят на всем, на чем только можно. Не уверена, что можно давить еще.

— Сколько вы получаете?

— В разные месяцы по-разному, но не более 500 рублей.

— Почему вы работаете за эти деньги?

— Я задаю себе этот вопрос каждый день. Пока ответы такие: мне нравится коллектив, меня устраивает график, я не хочу уходить с работы без понимания, куда буду устраиваться дальше.

Источник charter97.org

Вверх ↑
Новости Беларуси
© 2019 Мой BY — Информационный портал Беларуси
Новости и события в Беларуси и в мире.
Пресс-центр [email protected]