Информационный портал Беларуси "МойBY" - только самые свежие и самые актуальные белорусские новости

Как гандболист молодежной сборной Беларуси стал 3D-дизайнером

03.05.2019 спорт
Как гандболист молодежной сборной Беларуси стал 3D-дизайнером

Удивительная история жизни Матвея Малышенко.

Летом 2015-го Матвей Малышенко играл на молодежном чемпионате мира вместе с Корольком, Кулешом и Юринком и помогал команде добывать престижное шестое место, а летом 2018-го круто поменял свою жизнь, пишет журналист «Прессбола» Сергей Мордасевич.

В гандбольном чемпионате Беларуси Малышенко был вполне заметной фигурой. В составе родного "Гомеля" он не раз выигрывал бронзовые медали. Его включали в подборки видных игроков турнира, а специалисты порой даже предлагали попробовать его в национальной сборной. Но главное событие в карьере полусреднего — безусловно, молодежный чемпионат мира-2015 в Бразилии.

- Это было не только главное событие, но и определяющее. Потому что когда я туда съездил, понял, что, наверное, мой уровень не дотягивает. Все, что происходило после 2015 года, так или иначе намекало на отсутствие перспектив. Или можно сказать иначе: я перестал развиваться. Наверное, с того времени и стало созревать решение, что делать дальше.

Каждый сам для себя определяет, как он отыграл, что привнес в команду. Один гандболист может выйти на поляну и ничего не показать. А другой — забросить десять мячей. И тот, и другой играли, но сколько пользы принесли — другой разговор. Наверное, было бы глупо, если бы я сказал, что провел эти кэмп и чемпионат очень хорошо. Я остался недоволен. И после этого стал задумываться о том, что мне делать дальше.

А так, безусловно, тот турнир самый главный. Тем более до 2015 года я в молодежную сборную не призывался. Да и в 2015-м, если посмотреть, провел на площадке не так уж много времени и, наверное, принес не так много пользы, - говорит Малышенко.

Половина, а то и большая часть нынешней национальной сборной — выходцы из той "молодежки". Сейчас они практикуют в сильнейших белорусских клубах или в крепких зарубежных. Солдатенко, Юринок, Вайлупов, Королек, Шинкель, Кулеш, Гайдученко, Карвацкий, Подшивалов, Кулак...

- Трудно ответить, что помешало мне забраться на этот уровень. Убежден, все зависит именно от игрока. Если скажу: дело в том, что принимал мало солнечных ванн или меня плохо тренировали, наверное, совру. Значит, где-то недоработал, схалтурил, не так себя повел. Проявил мало усердия. Нужно было лучше работать.

Карьеру белорусского игрока, выступающего за клуб калибра "Гомеля", может радикально изменить переход в БГК имени Мешкова и СКА. Или отъезд за границу. Однако подобных вариантов у Малышенко не было.

- Предложений не поступало. Ни намеков, ни разговоров. Наверное, можно было поискать какой-то клуб за рубежом. Но у меня было такое видение: чтобы куда-то поехать и там уже продолжить развиваться, я должен достигнуть определенной планки. Чемпионат Беларуси все-таки отличается от других европейских лиг по уровню. Но вот этой планки я не достиг. Поэтому и не хотел уходить. В теории можно было найти агентов, поискать варианты. Но понимал, что я со своим уровнем не тяну.

Если бы такой переход произошел, возможно, и продолжил бы карьеру. Но я не из тех людей, которые сидят вечером перед камином и думают: блин, а вот если бы когда-то... Надо смотреть по ситуации. Но, возможно, и играл бы. Если бы куда-то перешел, понимал бы, что что-то собой представляю и с этим уровнем могу развиваться дальше. В основе всех моих дел лежит интерес. А не желание заработать побольше денег. Спорт — это очень увлекательно. Но потихоньку все начало угасать.

Но ведь с гандболом Матвей завязал, когда ему не было еще и 24. И времени, чтобы достичь означенной планки, хватало.

- Потом я уже увлекся тем, чем занимаюсь сейчас. Это 3D-дизайн. Старался развиваться и там, и там. Однажды понял, что развитие в 3D идет стремительнее, чем в спорте. Если ты хочешь стать лучше, делу надо уделять больше внимания. Возможно, если бы продолжал заниматься гандболом, не так много времени, как раньше, посвящал бы восстановлению. Так или иначе начал бы себя ограничивать. В итоге решил просто не мешать одно с другим. И соскочить в иную жизнь, если так можно выразиться.

Увлечение Малышенко 3D-дизайном зарождалось в виде обычного хобби. И до полноценной работы разрослось не за пару лет.

- Все началось с компьютерной игры. Это не Countеr-Strike и не Dota. Более специфичная игра. Компьютер у меня появился довольно рано, но не могу назвать себя игроманом. Скорее, есть тяга к новому. Для той игры выпускались дополнения. Какого-то дополнения не оказалось. И я подумал: почему бы не сделать его самому? Начал читать, изучать. Хотя спорт на то время для меня — это было абсолютно все.

Спустя четыре года стал браться за свои поделки более осознанно. Конечно, подготовил то дополнение. Оно получилось такое себе. Понял, что это интересная тема. Продолжил развиваться, достиг уровня, когда смог показать свои поделки людям в интернете. Их оценили, и на меня вышел мой теперешний работодатель, который живет в Польше: мол, не хотел бы ты делать что-то для меня уже на коммерческой основе? Это был, наверное, 2016-й.

С одной стороны, лестно. С другой — немножко страшно. В том плане, что подобным не занимался. Что из этого выйдет? Не знал, что за это можно получать какие-то деньги. Как и родители. Они у нас все такие: мол, деньги через интернет — что это такое? Все привыкли трудиться на работах. Такого не бывает. Но появились первые деньги, продолжил развиваться.

IT — это, может, и громко сказано. Но если под ним подразумевать не только программирование, то я, наверное, в IT-теме.

Два последних сезона в "Гомеле" Малышенко совмещал гандбол и IT. Сочетать два таких разных занятия удавалось, в этом была даже своя прелесть.

- Сложилась интересная ситуация. Одно из моих главных условий — чтобы это было не в ущерб тренировкам. Вечером после занятия пришел — посидел до двенадцати, лег спать. Утром встал в 9.30, хорошо выспавшись. Поехал на тренировку, побегал. Вернулся, поел — снова сел за компьютер. Физическая активность чередовалась с умственной. В гандболе умственная работа тоже есть, но не в такой мере. Приходишь домой, выключаешь тело — работает только мозг. Потом немного поспал — и пошел на вторую тренировку. Такая "зебра" меня очень разгружала. Не уставал ни от одного, ни от другого.

Однако со временем все же пришлось выбрать что-то одно. Партнеры, тренеры, родные восприняли решение Матвея уйти в IT по-разному.

- Здесь надо говорить об уходе в принципе. Конечно, предлагали остаться. У нас в "Гомеле" был хороший, дружный коллектив. Слаженная команда, которая играла вместе на протяжении шести-семи сезонов. Родителям было жаль, ведь отдал спорту столько времени. Они ведь ходили на игры, подбадривали меня. Им без этого стало немножко скучно. Восприняли все с сожалением. И оно не раз выказывалось. Для мамы это было не очень прикольное решение.

Тренеры подбадривали. Говорили: может, еще подумаешь? Тем не менее мое решение не воспринималось в штыки. Мол, ты предатель. Тональность была другой: ты уже взрослый парень, умеешь взвешивать решения, значит, видимо, поступил правильно.

Я видел, что вектор развития в IT у меня больше, чем в спорте. Нужно было уделять больше времени. И его пришлось бы забирать у гандбола. Одно цепляется за другое. Если ты не поел, плохо восстановился, на тренировке можешь получить травму на ровном месте. Задумаешься о каком-то своем деле, и хватит одного неправильного движения колена... Принял решение, что не нужно подвергать себя таким рискам.

Многие спортсмены, переходящие в категорию "экс", говорят о пустоте, возникающей после завершения карьеры. Не избежал этого и Матвей.

- В свободное от работы время, когда можно посидеть, подумать о том, что происходит вокруг, иногда приходят мысли: как-то и скучновато без тренировок. Пустота поначалу была. Привык проводить по две тренировки в день, а потом у меня это отняли. И ты такой: блин, что делать? Но вскоре появилось много работы, и она эти мысли притупляла. А вечером выходишь прогуляться и снова думаешь: сейчас я тренировался бы... Но опять же это у всех так. Столько лет в спорте просто так не перечеркнуть.

Но когда я пришел к выбору, уже знал, что он правильный. Обдумывал все очень тщательно. Я не рубанул сплеча. Размышлял: пойми, у тебя не будет спорта, надо как-то держать себя в форме, если не будет нагрузки, ты "заплывешь". В голове прокручивал все варианты. Решение было уже взвешенным, целенаправленным. И пока у меня не было в жизни случаев, чтобы я жалел о выборе. Если уж что-то решил, значит, так было надо.

Удивительно, но Малышенко — абсолютный самоучка. Чтобы вникнуть в специфику, он не проходил никаких специальных курсов.

- Поэтому мое обучение и получилось довольно долгим. Года четыре. Читал, пробовал... Мне кажется, курсы не дают такого уровня знаний, как самостоятельно обучение. Термины, которые используются там, могут быть непонятны. Так как ты не один в группе, особо не переспросишь. А сам, чтобы понимать, должен изучить все от А до Я. На мой взгляд, самообучение более плодотворно. Безусловно, на курсах ты все узнаешь быстрее. Но я обучался полностью сам.

Были люди, которые помогали советами, подбадривали. Но за ручку никто не водил. Случалось, обращаешься к человеку: а как здесь, а как там? И тебя в лучшем случае игнорируют. И это еще больше подстегивает. Ах ты! Ах так! И со злостью начинаешь сам узнавать, как все работает.

Рабочий процесс 3D-дизайнера выглядит интересно.

- Моя работа заключается в создании 3D-моделей объектов. Это могут быть, например, здания. Кто играет в компьютерные игры или любит фильмы со спецэффектами, встречает много 3D-моделей. Я создаю их с нуля. На электронную почту прилетает техническое задание. Смотрю, начинаю искать в интернете информацию. Делаю здания по прототипу реальных.

Заканчивается все нанесением текстуры. То есть расставляю окна, рисую металлические плиты... Раскрашиваю здание уже как просто художник. В итоге выходит моделька, которую я отсылаю своему работодателю. И он уже вставляет ее в компьютерную игру. Мы делаем дополнения для симуляторов. Одну из игр поддерживаю, курирую непосредственно я. Полностью расставляю здания, все настраиваю... И высылаю обратно. Потом продукт распространяется посредством продажи. Такой вот путь.

Последнее время мы работали с аэропортами в Чикаго. В ближайшем будущем игра появится на прилавках интернет-магазинов. У нас довольно крупная компания. Называется "Drzewiecki Design". Более десяти человек делает по кусочку — в итоге это превращается в большой продукт. Над Чикаго мы работали всей командой 12 месяцев. А один из моих первых проектов — это Минск. Воспроизвели довольно много достопримечательностей. "Минск-Арена", Курган Славы, вокзал, аэропорты...

Рабочий день выстраиваешь сам. Можешь куда-то отлучиться, и в этом есть прелесть. Тем не менее по количеству проведенных часов за компьютером это сродни обычной работе. Некоторые считают, что IT — это просто посидеть за компьютером. Но все немного не так. Это труд, который требует усердия и не каждому по душе. Не все могут высидеть за компьютером порядка шести-восьми часов. Полноценная работа, как и у всех. Почему многие реагируют, что IT — это какая-то мессия, я не знаю.

Когда полностью погрузился в эту сферу, единственное, что удивило, — как раз люди, которые думают, что IT — это просто. Некоторым кажется: можно сесть, ничего не делать, и ты попадешь в IT, а с неба начнут падать деньги.

Зарплаты айтишников — едва ли не главная тема для досужих разговоров в стране. Многие считают, что они необоснованно высокие.

- Как и говорил, мной двигал прежде всего интерес. Касательно любого дела: если все упирается только в финансы, наверное, это неправильно и из этого ничего не выйдет. Но в то же время я взрослый парень, надо на что-то жить. У меня появились цели, и я понимал, что для их осуществления неплохо было бы какую-то копейку зарабатывать. Судя по происходящему, думаю, принял правильное решение. Финансы — один из главных аспектов, но не самый главный.

У людей разное понимание сложности работы. Они смотрят: рабочий трудится в шахте весь в мыле, в поту и зарабатывает, может быть, меньше. Это просто пример. Есть сложные работы. Тем не менее IT тоже надо обучаться. Просто так деньги нигде не платят. Это все равно труд — не физический, а умственный — и время. Такого нет, чтобы айтишник работал час и просто вынимал кассу, греб деньги лопатой.

Я категорически не согласен, что зарплаты необоснованно высокие. Возможно, если того рабочего посадить за компьютер на восемь часов, ему это будет не по душе. Тем более сейчас весь мир шагает в IT-направлении. Работники заменяются роботами. Все так или иначе сводится к тому, что нужны программное обеспечение, модели, разработки... 3D-дизайн может распространяться и на инженерную тематику. Каждая работа по-своему тяжела.

Во сколько раз выросла моя зарплата по сравнению с гандбольной? В несколько точно.

Компания, где работает Матвей, как он уже говорил, базируется в Польше. Хорошая возможность переехать в Европу на ПМЖ.

- Были такие мысли. Как-никак работодатель оттуда. Если что, думаю, оказал бы мне помощь. В моральном, бытовом плане. Но если взглянуть на ситуацию трезво, моя работа сейчас протекает дома. Если перееду в Польшу, буду тоже сидеть дома, только в Польше. Но при этом стану платить в четыре раза больше за все — за жилье, квартплату... Просто так квартиру не купишь. И есть второй вариант: сидеть в Гомеле на берегу Сожа и заниматься тем же. Прикольнее было бы просто почаще куда-нибудь выезжать, чтобы не засиживаться. К тому же у меня нет мнения, что в Беларуси все плохо и поэтому надо уезжать.

Впрочем, полностью гандбол из своей жизни экс-игрок "Гомеля" не выбросил.

- Иногда наведываюсь к ребятам на тренировки. И даже вроде меня рады видеть. Всегда приятно прийти. Все-таки работа сидячая. Дома становится скучно. Побегать, вспомнить молодость, если так можно сказать в мои 24, — это прикольно. Тренируюсь, как подсказывают внутренние ощущения. Понятно, что когда какое-то время не занимаешься, можешь нанести вред себе и ребятам тоже. Поэтому где-то себя ограничиваю. Плюс ко всему у них же есть свои задачи. Если я понадобился, то поиграл. Если нет — то нет, пошел в "качалку".

Работодатель иногда присылает срочные подработки. Понимаешь, что в это время сходить на тренировку не можешь. Хотелось бы бывать чаще. Последнее время что-то вообще редко стал выбираться. Если получается, раз в неделю. В начале сезона это было немножко чаще. Я хожу, потому что мне до сих пор это интересно. Как интересны и люди, которые там работают.

Нынешний сезон у "Гомеля", вынужденного пойти на омоложение, получается неудачным: команда не попала в группу "А" на втором этапе чемпионата. Логично предположить, что в подобной ситуации клуб мог обратиться к важному некогда игроку за помощью.

- Такого разговора не было. Мы обо всем договорились, и это не было для тренера новостью. Я не пришел в самый последний момент и не сказал: так и так, ухожу. Тренерский состав узнал об этом еще перед началом моего заключительного сезона. Последний наш разговор был ближе к концу лета. На уровне: не передумал ли ты?

Со времени увольнения я выпал больше, чем на полгода. Мне кажется, это довольно большой перерыв. Хотя не стоит так рассуждать. Люди возвращаются. Но мы обо всем договорились заранее. До сих пор за всем слежу. Очень рад за ребят из той "молодежки", которые выбились в элиту мирового гандбола. Мне кажется, это невозможно выбросить из головы. Мол, все, я не гандболист. Так не получится ни у кого.

То, что один из лидеров третьей команды страны завершает карьеру в 23 года и не по травме, можно расценить как свидетельство, что в белорусском гандболе явно не все в порядке. Но Матвей не согласен.

- Я бы так не сказал. Наши ребята играют в лучших командах мира. Они моего возраста. Глядя на это, говорить, что у нас плохой уровень гандбола и поэтому я завершил карьеру, не стал бы. Настаиваю, что все зависит непосредственно от игрока. От того, насколько он мотивирован, талантлив, насколько ему интересно. Хотя, конечно, глупо утверждать, что уровень нашего чемпионата очень высокий.

Интересно, может ли вообще что-то заставить Матвея изменить решение и вернуться в гандбол?

- Наверное, уже ничего не может меня заставить. Потерян год. А я всегда рассуждаю с точки зрения развития. Допустим, я вернусь. Если меня примут, то в родной клуб. Нужно набрать обороты, достичь хотя бы того уровня, которым я владел. И это все время, время, время... Сейчас я уже не вижу себя топ-игроком. По-любому это будет средний уровень. Думаю, меня это не сильно устроит.

Я получаю кайф от всего, что происходило и происходит в моей жизни. От того, что пошел в спорт, что выбрал именно гандбол, что поехал в училище олимпийского резерва, что играл в "Гомеле", что многому там научился, что в 2015-м попал в молодежную сборную, хоть и не показал себя должным образом.

Переходить в IT из других сфер — сейчас настоящая мода. Интересен совет, стоит ли оно того, от человека, который проделал такой путь.

- Посоветую заниматься тем, что приносит удовольствие. Тем, от чего ты кайфуешь. Подходящая работа найдется. Главное — искренне, не обманывая себя, преданно заниматься тем делом, которое тебе нравится. Стать на улице и говорить каждому встречному "иди в IT", думаю, неправильно. Кому-то нравится это, а кому-то — допустим, дома строить. Если таким делом окажется IT, это будет прикольно. Хотя в воздухе все время витает мысль, что IT — это мегакруто. Я так не считаю. Это обычный, относительно новый вид деятельности. Да, интересный. Но это не лекарство от всех бед.

Источник charter97.org

Вверх ↑
Новости Беларуси
© 2009 - 2020 Мой BY — Информационный портал Беларуси
Новости и события в Беларуси и в мире.
Пресс-центр [email protected]