Информационный портал Беларуси "МойBY" - только самые свежие и самые актуальные белорусские новости

Виктория Азаренко: Моя главная цель — стать первой ракеткой мира

12.06.2019 спорт
Виктория Азаренко: Моя главная цель — стать первой ракеткой мира

Белорусская теннисистка дала пресс-конференцию в Минске.

После серии игр с топовыми игроками в апреле и мае Виктория Азаренко доказала, что находится в хорошей форме. Вика победила в трех из семи матчей против теннисисток из первой десятки мирового рейтинга. В паузе между грунтовой и травяной частями сезона она заехала в Минск и 12 июня провела мастер-класс для детей и дала пресс-конференцию. Говорила о своем сыне и дочери Серены Уильямс, работе над собой, игре в паре с победительницей «Ролан Гаррос» Эшли Барти, а также — о цели вновь стать первой ракеткой мира, пишет tut.by.

Фото: tut.by

— Было очень жарко, — Вика открыла пресс-конференцию словами про мастер-класс. — Давно не была летом в Минске, и такая жара — немного неожиданно для меня. Я очень рада находиться дома. Появилась такая возможность — шанс перезарядиться и отдохнуть, начать подготовку к травяной части сезона.

Мастер-класс, считаю, прошел успешно. Мы планировали, что он будет длиться полчаса, а вышло полтора часа. Это только в плюс.

— В феврале вы отмечали, что хорошо провели предсезонку, вот только не получается дать результат. Сейчас игра пришла, но на последних четырех турнирах во вторых раундах вы боролись с игроками из топ-10…

— С игроками из топ-5, я бы так сказала.

— Что необходимо, чтобы прервать череду неудач? Невезения?

— Я бы не стала называть это неудачей или невезением. Извлекла для себя позитивный урок. От матча к матчу с этими игроками продолжала работать над своими ошибками. Многое получилось в матчах. Но этих деталей, которые играют роль, так много… Нужно все сложить воедино, чтобы получился результат. По крупицам начинаю собирать свою игру. По результату пока трудно судить. Как вы говорили, мне попадаются сильные соперницы на начальных стадиях турниров. Не хватает буквально совсем чуть-чуть. Я приобретаю новый для себя опыт. Учусь на этих моментах.

Когда выигрываешь сложные матчи, тяжело в том смысле, что ситуация не заставляет тебя задуматься о том, что нужно улучшить. Опыт тяжелый, но для меня очень ценный.

— После турнира в Штутгарте, где вы обыграли Каролину Плишкову, ваш тренер Вим Фиссетт радовался тому, что «Вика вернулась». Он говорил, что это стало возможным благодаря проделанной вами ментальной работе. Можете остановиться подробнее на этом?

— Нет. Это личное. Не секрет, что многие спортсмены работают психологически. Теннис — один из самых психологически сложных видов спорта. Заниматься психологией — тоже часть тренировочного процесса, о которой не так часто говорят. В спорте психологии уделяют все больше и больше внимания. Мне было важно попробовать. Я довольна тем, что могу улучшать себя как спортсмена.

Фото: tut.by

— Рейтинг — это он не позволяет вам быстрее добиться желаемого результата? Важен ли для вас рейтинг? Может, стоит для начала стать первой ракеткой Беларуси?

— Рейтинг, конечно, влияет на посев и все остальное. Хотелось бы в первых кругах крупных турниров попадать на менее рейтинговых соперников. Первые круги иногда являются самыми сложными еще и потому, что в туре появляется много молодых девушек. Они нестабильны, но могут показать очень высокий уровень тенниса в одном-двух матчах. Это становится опасно.

Я не особо задумываюсь о том, чтобы стать первой ракеткой Беларуси. Это не одна из моих главных целей. Потому что если у меня получится достичь моей главной цели, став первой ракеткой мира, то, соответственно, таковой я буду и в Беларуси.

— Что скажете о матче с первой ракеткой мира Наоми Осакой? Это, возможно, ваш лучший поединок в этом году?

— Матч очень высокого уровня. Меня удивила следующая ее игра (Осака уступила Катерине Синяковой и завершила выступление на «Ролан Гаррос». — Прим. ред.).

Первый и второй сеты я играла очень хорошо. В том матче было много ситуаций, которые сложились не в мою пользу. В концовке поединка могла сделать счет 4:5, но нет — переломный момент. Не говорю, что я точно выиграла бы, случись иначе. И тем не менее далее был бы шанс взять гейм на своей подаче.

Как и говорила, из этого матча вынесла для себя полезный опыт. То, над чем мне еще нужно поработать, чтобы завершать встречи в свою пользу.

— Как в целом оцените грунтовый сезон для себя?

— По сравнению с прошлым годом он был лучше. Психологически мне было намного легче. Получила удовольствие от игры. Мои передвижения по корту соответствовали игре на грунте. Пожалуй, я впервые даже буду немного скучать по грунту.

— После родов вы стали чаще играть в паре. Почему? Из-за необходимости игровой практики?

— В паре мне всегда было комфортно, как и в миксте. В основном причина в том, чтобы у меня была игровая практика, да. Следовало сымитировать моменты, элементы под давлением. В режиме тренировки, как бы ты ни старался, невозможно добиться должного эффекта. Нужно было играть как можно больше матчей, особенно в начале года.

— Поздравили ли вы Эшли Барти, с которой выступаете в парном разряде, с победой на «Ролан Гаррос»?

— Конечно.

— Стало ли для вас неожиданностью, что она выиграла «Ролан Гаррос»?

— Думаю, это для всех немного неожиданно. Она не скрывала, что не особо любит грунт. Получилось так, что она выиграла свой первый турнир серии «Большого шлема» именно на грунте. Своего рода парадокс! Во время турнира, играя в паре, я видела, как открывается ее часть сетки в одиночке. Пожелала ей удачи, сказала: «У тебя есть огромный шанс выиграть этот турнир». Рада, что она смогла победить. Она заслуживает того, чтобы о ней сейчас говорили. Она показывает стабильно высокий уровень тенниса в этом году.

— Расскажите о знакомстве с Эшли Барти. По сути, у вас на глазах она выросла из игрока второго десятка во вторую ракетку мира и лучшую в мире теннисистку за последние три месяца.

— Как она добилась успеха, я не расскажу. А вот наша история. Мы были знакомы, но не близко. Она начинала играть, потом ушла в крикет. Вернулась в теннис, стала играть мелкие турниры. Мы потренировались вместе на US Open в прошлом году. Мне понравилось с ней общаться. Предложила ей, что, если она когда-нибудь захочет играть вместе пару, я за. Просто у нее была постоянная партнерша — Коко Вандевеге. После мы не разговаривали.

Так как ее партнерша была травмирована, она предложила сыграть вместе на открытом чемпионате Австралии. Это случилось буквально за неделю до начала турнира. Мне было приятно. Понимала, что из нас выйдет хорошая пара. Нам понравилось играть вместе. К сожалению, в Австралии получилось сыграть только один матч. Тем не менее договорились, что начиная с Индиан-Уэллса будем продолжать играть вместе.

— Думаете, стоит вводить на «Ролан Гаррос» систему видеоповторов с возможностью челленджей для игроков? Либо лучше сохранить традиционный способ определения, упал ли мяч в аут или нет?

— Hawk-Eye нужен. Не думаю, что классика кому-то особенно нравится. Все-таки судьям тоже нелегко видеть отпечатки мяча. Отпечаток может быть разного размера в зависимости от погоды. В моем случае с Hawk-Eye было бы намного удобнее.

— Что изменилось в вашей игре после родов?

— Игра не изменилась. Просто в прошлом году мне не хватало силы, мощи, движения. Казалось, что игра немного другая. Но моя игра прежняя. Я действую агрессивно, на опережение, на ритм, на интенсивность. Я стала рациональным игроком. Стала использовать больше ударов, чем раньше, и видеть игру лучше. Это все опыт. Плюс удары, которые были у меня и раньше, но я их не использовала в матчах.

— С чем вы связываете спад Арины Соболенко, Александры Саснович и Веры Лапко, которые в последние годы добились заметного прогресса?

— Начнем с того, что это спорт. Люди очень быстро привыкают к хорошему. Те результаты, которые девочки показывали в прошлом году, — непривычная ситуация для белорусского тенниса. Думаю, ожидания очень высокие, мол, результаты будут все лучше и лучше. В спорте не бывает так всегда. Сейчас наметился спад. Надеюсь, что они сделают правильные выводы. Может быть, спад — это временно. Он есть, на контрасте с прошлым годом это нетрудно заметить. Но если сравнивать с тем, как обстояли дела два или три года назад, то тут ничего нового.

— Вы будете играть на Олимпиаде в следующем году?

— Да.

— В одиночке и паре?

— Одиночка — точно да, про пару я не думала.

— Есть ли шанс, что однажды вы проведете мастер-класс в регионах?

— Мне бы хотелось. К сожалению, не хватает времени, чтобы разъезжать по регионам, когда приезжаю домой. В будущем — да, конечно.

— Какой совет дадите маленьким теннисистам?

— Получать удовольствие от игры. Тренеры и родители часто забывают, что главное в тренировках детей — не количество, а качество. В обратном случае на определенном этапе детям становится тошно. Для меня уже как родителя важно помнить, что дети должны оставаться детьми, а не быть лошадьми, которые пашут в поле.

— Золото Олимпиады в миксте, две победы на турнирах «Большого шлема», звание первой ракетки мира — какое из своих достижений вы выделяете?

— Я не оцениваю свою карьеру. Мне слишком рано об этом думать. Передо мной стоят высокие цели, которые не позволяют подводить итог карьере. Знаю, что, если завершу ее завтра, она получилась очень успешной. Не будет каких-то сожалений. Так как у меня есть мотивация работать над собой, концентрируюсь на том, что происходит сейчас и случится в будущем.

У меня интересный момент в жизни. Я познаю себя. Узнаю про себя каждый день что-то новое. Не чувствую, что мне скоро исполнится 30 лет. Рада, что у меня уже есть сын и что я продолжаю заниматься любимым делом. И представить не могла, что будет так. У меня много позитива в жизни, также много трудностей, с которыми я пытаюсь успешно справляться с высоко поднятой головой. Жизнь у меня интересная. Как-нибудь, думаю, напишу об этом.

— Книгу?

— Может быть. Еще рано.

Фото: tut.by

— Вы давно не были в Минске. Как проводите время? Может, показали сыну Лео свои любимые места в городе?

— Хочется, чтобы он побыл дома с близкими людьми. Ему нравится поливать цветы в саду, а еще — кормить уточек. Ему понравилось ловить рыбу. Рада тому, насколько тепло он относится к дому и что чувствует себя здесь комфортно. Мне от этого очень приятно.

— А чем Лео занимался на «Ролан Гаррос»?

— Ему понравился садик. Там много игрушек. Я приводила его в садик, и он говорил: «Мама, иди работать, а я буду тут. Это моя работа». — «Хорошо». Лео любит круассаны и хлеб. Любит гулять. Он непривередливый ребенок. Ему главное, чтобы ему уделяли внимание, играли с ним.

— Вскоре после родов Серена Уильямс сообщила в соцсетях, что ее дочь Олимпия мечтает познакомиться с Лео. Случилось ли это? И проявляет ли Лео интерес к теннису? Олимпия, например, бегает по дому с мамиными ракетками.

— Да, Лео вчера был со мной на тренировке. Он любит играть с мячиками, бросает их. У него очень хорошая координация. Спорт ему интересен. Он начал играть в бейсбол, становился на коньки. В спорте у него будет возможность попробовать все — это точно.

А по поводу Олимпии — да, они с Лео уже играли пару раз. Наше с Сереной расписание не очень просто согласовать, а расписание наших детей — еще сложнее. Очень приятно видеть, как теннисистки приезжают на турниры семьями.

— На каких турнирах появитесь в ближайшее время?

— Сначала сыграю на Мальорке, потом — Уимблдон.

Источник charter97.org

Вверх ↑
Новости Беларуси
© 2019 Мой BY — Информационный портал Беларуси
Новости и события в Беларуси и в мире.
Пресс-центр [email protected]