Информационный портал Беларуси "МойBY" - только самые свежие и самые актуальные белорусские новости

Бензоколонка рискует остаться без бензина

Бензоколонка рискует остаться без бензина

Как белорусская экономика зависит от цены на нефть.

Итоги новейшей истории Беларуси подводить рано, но каждый раз, когда страна празднует 3 июля, приходится делать это. И на этот раз попробуем взглянуть на пройденный РБ путь с точки зрения экономики. Это легко - возьмем за основу периодизации всего один показатель, заслуженно любимый как крепкими хозяйственниками, так и их наилиберальнейшими оппонентами: ВВП в сопоставимых ценах, в процентах к предыдущему году. Почему именно этот? Потому что основа околоэкономических камланий в СМИ - это всегда тезис о том, что народу жить стало лучше, жить стало веселее. Периодически будем ссылаться еще на один важный индикатор - цены на нефть, без которой у нас не получилось бы жить ни лучше, ни веселее.

Баррель и фарт: все надежды на вас

БССР, а затем РБ недаром сперва гордо, а потом как-то неуверенно называла себя «сборочным цехом». Беларусь - дитя поздней индустриализации, проведенной в 1960-70-е гг. первым секретарем ЦК КПБ Петром Машеровым. Вне СССР и без СССР эта затея не имела бы смысла: рынок сбыта, сырье, энергия, кад-ры - все это находилось за пределами БССР. Индустриальная Беларусь была обречена держаться за советский «народно-хозяйственный комплекс». После распада СССР, когда элиты постсоветских стран легко и охотно демонтировали возведенные преимущественно в 1930-60-е гг. промпредприятия, белорусская номенклатура смотрела на это с недоумением - ее промсектор был свежим, с иголочки, а сама она только входила во вкус управления им.

Первый и пока единственный президент Александр Лукашенко пришел в 1994г. к власти с обещанием запустить заводы. Начальный период его правления - это период консервации машеровского наследия: отказ от структурных реформ вообще и приватизации в частности, дискриминация всей остальной экономики в пользу крупных промпредприятий-экспортеров, увеличение конкурентных преимуществ белорусской индустрии за счет дешевых энергоносителей и открытого настежь рынка РФ. Происходило все это на фоне беспрецедентно дешевой (менее $15-20 за баррель) нефти. Обольщаться темпами роста во 2-й половине 1990-х не стоит - в основном это был восстановительный рост после обвала начала десятилетия, да еще с товарным бартером, фиксированным курсом доллара, списанием долгов и прочими чудесами.

Справка. ВВП РБ в сопоставимых ценах в 1995г. составил 89,6% к предыдущему году, в 1996г. - 102,8%, в 1997г. - 111,4%, в 1998г. - 108,4%, в 1999г. - 103,4%, в 2000г. - 105,8%, в 2001г. - 104,7%.

А дальше включился фактор фарта - с марта 2002г. начинается отсчет периода высоких нефтяных цен. 29 февраля 2008г. баррель нефти марки Brent впервые превысил ценовую планку $100, а 4 июля 2008г. вышел на исторический макси-мум - $143,95. Рядом со «сборочным цехом» появилась еще одна золотая жила - «бензоколонка». Специально обученные западноевропейские эксперты недаром тогда называли экономику РБ «молодым тигром» - она демонстрировала темпы роста 8-10% и более. При нужде экспорт подстегивали лихими девальвациями, но в целом премьерство Сергея Сидорского заслуженно вошло в современную белорусскую фразеологию.

Два важных обстоятельства: 1) несмотря на денежное изобилие, ни приватизация, ни какие бы то ни было иные реформы в период дорогой нефти проведены не были; 2) на модернизацию предприятий, НИОКР и прочие фокусы, гарантирующие промсектору хоть какую-то конкурентоспособность, бенефициар бензоколонки тратиться не желал. Россия хотя и норовила сократить преференции синеокой сестре, однако, как правило, взамен неизменно давала новые.

Справка. ВВП РБ в сопоставимых ценах в 2002г. составил 105% к предыдущему году, в 2003г. - 107%, в 2004г. - 111,4%, в 2005г. - 109,4%, в 2006г. - 110%, в 2007г. - 108,6%, в 2008г. - 110,2%.

На нефтяном допинге Беларусь сравнительно безболезненно проскочила начальный этап затяжного экономического кризиса, по аналогии с Великой депрессией 1929-39гг. называемый сейчас Great Recession, Великой рецессией (2007-12). Да, в декабре 2008г. нефть падала до $33,73, но уже в 2009г. она восстановилась до $61,74 за баррель, а потом и вовсе приблизилась к отметке $100. Но промсектор уже ощутил существенное падение спроса на внешних рынках. Тем не менее власть и экспертное сообщество отрицали само наличие кризиса: «Кризиса у нас нет». После резкого проседания темпов роста ВВП в 2009г. накануне президентских «выборов» 2010г. начальство сочло за благо исполнить свой коронный номер про зарплату $500 и обвальную девальвацию. Эти три года - 2009, 2010, 2011 - своего рода развилка. Власть поняла: что-то идет не так, даже задумалась о том, чтобы кое-что поменять. Но ни логики, ни системы в ее действиях не было. К тому же в конце 2010г. возобновился рост цен на нефть, и к апрелю 2011г. баррель Brent достиг $125.

Справка. ВВП РБ в сопоставимых ценах в 2009г. составил 100,2% к предыдущему году, в 2010г. - 107,7%, в 2011г. - 105,5%.

Когда говорят о новом периоде белорусской истории, длящемся уже лет семь, в качестве основных причин негативных тенденций в экономике обычно называют что угодно, вплоть до санкций в отношении РФ. Нет, все началось еще в 2012-13гг.: с конца 2012г. промпроизводство в РФ сперва замедлило темпы сравнительно с прогнозами, а затем и вовсе ушло в минус. Это аналог того, что произошло у нас: построенный еще в советские времена промсектор исчерпал ресурсы развития. В результате на всем постсоветском пространстве с разбежкой в год-два началась автономная рецессия. Попытки модернизации промышленности под водительством госменеджмента в Беларуси потерпели ряд позорных фиаско - от деревообработки и легпрома до покраски кузовов китайской Geely. Выяснилось, что госменеджмент не заинтересован в модернизации от слова «совсем». Кроме того, чиновники, даже если бубнят про инновацию и цифровизацию, не очень-то понимают, в чем специфика перехода от IV технологического уклада к VI: они еще и V не распробовали.

Еще хуже дела пошли с нефтью: в 2014г. цена барреля упала на 51%, до $55,27, в 2015г. после недолгой стабилизации она продолжила падение - за год котировки рухнули на 33,5%, достигнув $36,8. Далее, в 2016-17гг., началось восстановление до $60-70, сопровождавшееся войнами за рынки сбыта и длительными периодами волатильности. На этом фоне Россия сочла необходимым совершить свой налоговый маневр для нефтяной отрасли, из-за которого сейчас ломаются копья.

В январе-мае 2019г. ВВП Беларуси вырос к аналогичному периоду 2018г. на 1 (один) процент. Сборочный цех обветшал и на грани закрытия. Бензоколонка рискует остаться без бензина. При этом очередную мировую - в добавление к нашей автономной - рецессию англоязычные экономические издания предсказывают в перспективе года-полутора. Переплетение этих негативных факторов - пожалуй, главная на сегодня угроза независимости.

Справка. ВВП РБ в сопоставимых ценах в 2012г. составил 101,7% к предыдущему году, в 2013г. - 100,9%, в 2014г. - 101,7%, в 2015г. - 96,2%, в 2016г. - 97,5%, в 2017г. - 102,5%, в 2018г. - 103%.

Алесь Дубовский, «БелГазета»

Источник charter97.org

Вверх ↑
Новости Беларуси
© 2020 Мой BY — Информационный портал Беларуси
Новости и события в Беларуси и в мире.
Пресс-центр [email protected]