Информационный портал Беларуси "МойBY" - только самые свежие и самые актуальные белорусские новости

«В деревне считают, что не сам он. Здесь разные версии уже»

«В деревне считают, что не сам он.  Здесь разные версии уже»

В день рождения жены 33-летний парень погиб в милицейской машине.

"Не скажу, что совсем плохая семья. Всякое бывало, но не пили, чтобы лежать. А Дмитрий хороший работник: и плитку клал в церкви, и по людям. Продукты всегда детям покупал, — говорит соседка погибшего Дмитрия Захарчени. — А что там на самом деле произошло... В деревне считают, что не сам он. Это же деревня... Здесь разные версии уже. Но не верят, что сам".

33-летний строитель Дмитрий Захарченя умер в милицейской машине в ночь на 6 июля. В деревню Стригово Кобринского района милиционеры приехали по вызову на семейный скандал. По версии МВД, на какое-то время Дмитрия оставили одного в отделении для задержанных служебной "газели", где он и совершил самоубийство, сообщает "Еврорадио".

В тот вечер в семье Захарченей отмечали день рождения жены Ольги. Теперь она осталась одна с двумя сыновьями: одному пять, другому семь лет.

"Если по праздникам выпивают, тогда у всех проблемы с алкоголем есть"

В Стригово живет около 500 человек. В деревне своя школа и детский сад, два магазина, почта, ферма. Соседи Захарченей рассказывают, что в семье могли выпить и поскандалить, но не более того. Дмитрий употреблял спиртного не больше других.

В Стриговском детском саду — средней школе журанлистам говорят, что дети Захарченей были ухоженные. В самоубийство Дмитрия там тоже не верят.

"Если по праздникам выпивают, тогда у всех проблемы с алкоголем есть, — говорят в школе. — День рождения жены праздновали, поэтому, как говорят, были в состоянии алкогольного опьянения. Выпивали, но в деревне никто их в лежачем состоянии не видал.

Не скажу, что был агрессивным. Он нормальный человек, и чтобы сам... Даже не знаю. Все в шоке. Молодой парень! Здесь все, кого не спросите, не верят, что сам мог [совершить самоубийство. — прим.]".

В детском саду говорят, что пятилетнего сына приводили регулярно, а семилетний закончил первый класс. Добавляют, что проблем с родителями в учителей не было.

"Дети всегда помыты, и деньги на ремонт сдавали, — рассказывают о семье Захарченей. — Старший в первый класс пошел. Всегда чистенький, уроки сделаны. И сами родители не ходили оборванные. Ольга некоторое время и у нас работала посудомойкой, а потом дояркой устроилась".

"Неоднократно вызывали милицию к ним, но заявления никто не писал"

Другое рассказывают о Дмитрии Захарчене в Тевельском сельсовете, в который входит Стригово. Местная чиновница называет семью проблемной.

"Постоянные семейные скандалы и распитие спиртных напитков по месту жительства, — рассказывает чиновница Тевельского сельсовета, которая отказалась представиться. — В то же время по детям претензий из школы не было. На учете они не были. В деревне много семей с зависимостью от алкоголя. Неоднократно вызывали милицию к ним, но заявления никто не писал. Мы приезжали, разговаривали, но в деревне никто не хочет никаких разборок.

И то, что сейчас пишут в комментариях... Милиция сейчас с ними [жителями, злоупотребляющими спиртным. — прим.] как со стеклянными вазами носится".

Чиновница добавляет, что Андрей мог поднять руку на жену, которую чиновница лично видела с синяками.

Ежегодно в МВД поступают сведения о более чем 120 тысячах семейно-бытовых конфликтов. К административной ответственности привлекаются около 50 тысяч человек, к уголовной — 2,5 тысячи. Из-за страха мести, а также из-за необходимости выплачивать штрафы жертвы домашнего насилия часто отказываются писать заявления на мучителей.

Уже более трех лет ведется общественная дискуссия о том, что Беларуси нужен закон "О домашнем насилии". В последний раз он упоминался в новостях в конце 2018 года. Тогда документ был раскритикован Александром Лукашенко — и в итоге так и не был принят.

Источник charter97.org

Вверх ↑
Новости Беларуси
© 2020 Мой BY — Информационный портал Беларуси
Новости и события в Беларуси и в мире.
Пресс-центр [email protected]