Информационный портал Беларуси "МойBY" - только самые свежие и самые актуальные белорусские новости

Валерий Костка: «Теракт произошел, а председатель КГБ за это получил повышение по службе»

03.04.2009 политика

Подполковник запаса Комитета государственной безопасности Беларуси Валерий Костка рассказал об «успехах» МВД в расследовании взрыва в Минске 4 июля.

В интервью «Радыё Свабода» подполковник запаса КГБ Валерий Костка прокомментировал заявления Наумова о законспирированной организации в Беларуси, а также объяснил, кто должен вести следствие.

- В прошлом году от взрыва на праздновании официального Дня независимости в Минске было ранено около 50 человек. В последнее время правоохранительные органы давали все меньше информации о ходе расследования этого дела. И вот 2 апреля газета «Комсомольская правда в Беларуси» опубликовала большое интервью на эту тему с министром внутренних дел Владимиром Наумовым. Господин Наумов там сказал, что у расследования осталось две версии. Первая - это был одиночка с неизвестными целями. И вторая - на территории Беларуси действует законспирированная организация. Насколько, по-вашему, реально, что сейчас в Беларуси может существовать законспирированная террористическая группировка?

- Во-первых, мне кажется, что Владимира Владимировича кто-то сильно подставляет. Потому что вопрос, который вы затронули, не входит в компетенцию Министерства внутренних дел. Был там одиночка или не был – но, в любом случае, я с самого начала, когда у меня брали интервью 4 или 5 июля, сразу сказал, что это - террористический акт. Ведь очевидно было, что взрывчатое вещество было подготовлено заранее. Значит, было намерение, субъективная сторона преступления. А объективная сторона состоит в том, что взрыв произошел во время празднования государственного праздника - Дня независимости. Взрыв произошел при собрании большого количества народа, в присутствии правителя государства. Все это дает основания считать, что это был террористический акт. Независимо от того, была ли это группа - подпольная или не подпольная, одиночка - или не одиночки. А если террористический акт, то это - компетенция Комитета государственной безопасности, и на все эти вопросы должен отвечать не министр внутренних дел. У милиции хватает своих дел, они достаточно успешно справляются. А этим они занимаются восемь месяцев - и результатов никаких нет и не будет. И я готов съесть свой дымарь на пасеке, если милиция раскроет это преступление.

- Официально это преступление по сей день квалифицировано как хулиганство. Так, может, это интервью - это попытка господина Наумова сказать, что на самом деле это не хулиганство? Есть еще также традиционная версия насчет того, что у милиции всегда напряженные отношения с КГБ. Может, это интервью и есть попытка Наумова сказать, что «это не наша компетенция, пусть этим занимается КГБ, это КГБ плохо работает, если уже у нас тут есть какие-то подпольные террористические организации...»

- Тут ведь каждый юрист - а в МВД хватает квалифицированных профессионалов - так и скажет, что это террористический акт. Надо что сделать? Принять постановление об изменении статьи УК в этом деле и передать в соответствии с компетенцией в КГБ. А насчет того, что идет там или не идет противостояние - ну так там исторически это противостояние то поднималось, то утихало. Все это зависит не от того, что сотрудники КГБ выступают против МВД или наоборот. Это обычно решали субъективные факторы, когда начальники не находили общего языка и начинали интриги друг против друга. А нормальные «опера» из КГБ и из МВД всегда найдут общий язык, и каждый будет работать в соответствии с компетенцией. Не думаю, что тут противостояние, просто Наумову доверили это дело, а он не может заниматься террористическим актом. Но ведь есть генеральный прокурор, который видит и знает. А то - «сговоры», «группы подпольные»... и эти «подпольные группы» продолжаются уже более десяти лет - Евгения Миколуцкого взорвали, взорвали газопровод, были взрывы в Витебске, в Минске - ну, нашли хоть кого-нибудь? Никого не нашли! Поэтому тут возникает еще и вопрос профессионализма. Как это может быть: в Беларуси десять лет взрывают взрывчатые вещества, и ни одного преступника не сумели найти...

- Вот вы сказали про взрывчатые вещества. Министр Наумов в интервью сказал, что взрывчатое устройство показывали многочисленным зарубежным специалистам, и все сказали, что оно не имеет аналогов в мире, но, мол, в народе в Беларуси ее называют «киса». Как бы вы оценили такое заявление?

- Когда вы мне задали этот вопрос, я сразу вспомнил Жванецкого – «Не ве-рю!» Что значит «нет аналогов?» Да с XVII-XVIII столетий все эти взрывчатые вещества известны, тем более, что это не органика. Интересное название - как он там сказал? «Триперекись ацетона»? Я по своей первой профессии - инженер по пиротехнике, пироавтоматике, взрывчатых веществах и ракетных топливах. Я могу вам назвать 50 взрывчатых веществ, но такое мне на ум не приходит. Тем более, что в этом взрывчатом веществе должны быть два элемента: один, который инициирует реакцию - детонатор - и основной. Еще он интересно говорит, что кто-то дома варил... Нет такого у химиков-подрывников, чтобы варить. Варить можно медовуху. А тут окислительно-восстановительная реакция - об этом всем уже столько диссертаций защищено... Не знаю, кому из иностранцев он что показывал.

- Господин Костка, я понимаю, что вопрос, который я сейчас задам, достаточно сложный и деликатный, но его необходимо задать. Сегодня, когда на одном из сайтов комментировали высказывания министра Наумова - о том, что в Беларуси действует подпольная глубоко законспирированная организация, которая и организовала этот взрыв - один из участников дискуссии написал: «Да, есть такая глубоко законспирированная организация из трех букв: начинается на «К» и кончается на «Б». Считаете ли вы, что имеет право на существование версия о том, что не могут найти уже десять лет всех организаторов разных взрывов потому, что эти организаторы имеют отношение к власти и к спецслужбам?

- Это вопрос не сложный и не провокационный. Просто... Знаете, восемь месяцев прошло - надо что-то народу сказать. Если есть подпольная организация, тогда где спецслужбы? Что такое подпольная организация? Должны быть ее участники, между ними должны быть какие-то связи, какая-то структура управления, структура финансирования, система конспирации. Территория Беларуси не такая большая, чтобы этого нельзя было обнаружить. За этим должна стоять какая-то сила - террористическая, политическая, которая хочет изменить режим неконституционным путем. Тогда возникает вопрос: зачем налогоплательщики платят деньги целой системе Комитета госбезопасности? Если они заявляют, что есть такая организация, тогда, почтенные, предъявите конкретных ее участников, их цели, их деятельность. Организация, которая не проявляется в деятельности - это не организации. Во-вторых, нормальная спецслужба сначала эту организацию раскрывает, однажды ночью накрывает, арестовывает, а потом уже дает информацию. Что тут начинать пугать какой-то абстракцией... Это просто непрофессионализм. Дело в том, что Владимир Владимирович снова же затронул не свою тему.

- Но все-таки, имеет ли право на существование версия, что взрыв не могут раскрыть потому, что к нему имеют отношение спецслужбы?

- Ну, версий можно выдвинуть много, в том числе и эту - почему взрывы происходят, а ответов нет. Однозначно сказать нельзя, ведь тут надо владеть определенными фактами. Но я могу однозначно сказать, что, например, взрыв, когда был убит Евгений Миколуцкий, взрыв на газопроводе и взрыв 4 июля - это разные взрывы чисто по логической схеме расследования этих преступлений. За ними стоят разные люди, разные цели. Первый вопрос, который задаст нормальный «опер» - кому это выгодно. И с этого начинаются разработки версий. Кстати, что это за взрывчатое вещество, если 300 граммов в Осетии взорвали - и 11 человек погибло. А у нас тут было около килограмма - и ни одной жертвы, только пострадавшие. Да и тут какая-то просматривается цель - создать резонанс, но чтобы жертв не было. Может, и принята квалификация как «преступное хулиганство» - чтобы не было последствий на случай, если кого и раскроют из великих, ведь за террористический акт можно и к стенке поставить. За террористический акт никакой бомж на себя не возьмет ответственность. Так что, безусловно, возникает вопрос: кому это было выгодно и что произошло после того, когда случился этот взрыв. Какие произошли изменения. Если подрывают мост, мост был - моста нет. Значит, цель была уничтожить мост. А что произошло тут?

- И какое, по вашему мнению, произошло основное изменение после взрыва?

- Ну... кадровые перемены. Шейман ушел – вот что произошло... Кстати, интересная вещь: теракт произошел, а председатель КГБ за это получил повышение по службе - стал госсекретарем. Вот что произошло.

Источник charter97.org

Вверх ↑
Новости Беларуси
© 2009 - 2020 Мой BY — Информационный портал Беларуси
Новости и события в Беларуси и в мире.
Пресс-центр [email protected]