Информационный портал Беларуси "МойBY" - только самые свежие и самые актуальные белорусские новости

«Дроздович говорил, что часть белорусов живет на обратной стороне Луны»

13.10.2019 культура
«Дроздович говорил, что часть белорусов живет на обратной стороне Луны»

13 октября 1988 года родился один из самых необычных белорусских художников.

Несколько лет назад в Национальный художественный музей Беларуси приезжал директор Лувра. Человек, видевший почти все в мировом искусстве, вежливо осматривал коллекцию, но не проявлял большого интереса ни к одной картине. Пока не увидел «Сатурнянку» Язэпа Дроздовича.

Язэп Дроздович — художник с тремя классами образования, который наивно смотрел на мир и при этом умел предвидеть будущее. Tut.by побывал на лекции ведущего научного сотрудника Нацхудмузея Надежды Усовой и составил краткий пересказ биографии уникального белорусского художника.

Биография Язэпа Дроздовича еще не изучена в совершенстве и до конца. Много информации о своей жизни он оставил в дневниках и закодировал в картинах. Одна из них — автопортрет, написанный в 1943 году, — рассказывает, каким Дроздович видел самого себя.

— Эта работа была написана на дальнем лесном хуторе, где Дроздович прятался от немцев и размышлял над итогами своей жизни. Такой автопортрет я еще не видела в советском белорусском искусстве. На что он мог опираться? В каждой мировой цивилизации есть портреты с тремя головами, но повествуют они о разном. Что им хотел сказать Дроздович?

Считается, что на портрете художник изображает самого себя в трех ипостасях, говорит Надежда Усова. Хотя сама искусствовед предполагает, что есть у него и четвертая сторона, спрятанная от глаз зрителя.

— Первая ипостась — это молодой человек с небольшими залысинами, в очках, курящий трубку с дымком — так наивно он себя представлял. Слева мы видим Дроздовича-астронома, справа — художника-историка. Эти же три жизни Дроздовича прослеживаются и в его творчестве.

Рисовал на коре деревьев, был «непрыдатным» в хозяйстве

Язэп Дроздович — единственный белорусский художник, памятник которому установлен в Минске. Хотя с нынешней столицей Беларуси его связывали всего несколько лет жизни.

Родился художник 1 октября 1888 года в застенке Пуньки на Дисненщине, где прожил всего три года, но куда с удовольствием возвращался. Новые хозяева некогда родного дома принимали его за бродягу в странной шляпе. Но узнав, что он художник, делавший зарисовки, радушно принимали у себя.

— Здесь он провел первые три года своей жизни. Мать, потеряв мужа-кормильца, переезжала с детьми с места на место. Землю семья арендовала в разных местах Беларуси. Наверное, именно поэтому Дроздович часто изображает себя в образе путешественника.

Дроздович был не таким, как его четверо братьев и сестра. Мать сразу поняла, что этот ребенок в хозяйстве не пригодится и может быть «прыдатны» только как пастух.

— Он был слишком мечтателен, его было не заставить делать обычную крестьянскую работу.

Пасти коров маленькому Язэпу приходилось даже ночью. Он внимательно наблюдал за звездным небом. А потом приставал к братьям с вопросами: «Почему они мерцают?» Ответы его почти всегда не устраивали. Так в его душе путешественника вызревал интерес к космосу.

Рисовать Дроздович начал рано.

— В биографиях многих художников можно встретить рассказ о том, что у них не было средств, поэтому они разрисовывали печи, стены соборов, то есть белые поверхности. У Дроздовича все совершенно иначе. Он рисовал на коре деревьев, в основном на березовой. Шилом выкалывал маленькие точечки, из которых получалось изображение. Иногда эту кору он обдирал и приносил рисунки домой.

Мать Дроздовича, будучи мудрой женщиной, отдала сына в рисовальную школу Ивана Трутнева в Вильно. Окончил Дроздович ее с трудом. Нет, с успеваемостью все было в порядке, а вот с финансами не очень: нужно было платить и за учебу, и за квартиру, и за художественные материалы.

После окончания школы Дроздовича призвали в армию — как раз накануне Первой мировой войны. Первые три года он служил на Урале. Потом три года работал фельдшером, принимал раненых с фронтов. Пережив такой опыт, Дроздович на всю жизнь стал убежденным пацифистом. О чем, например, свидетельствует его символическая картина с Погоней, у которой вместо меча — факел, несущий свет, знание, культуру, но не силу. Однако об этом позже.

Во время войны Дроздович заболел — получил неврастению. Накануне Октябрьской революции ему дали отпуск. Он вернулся в Германовичи на все той же Дисненщине, где жила его семья. Мама быстро его вылечила — заботой, покоем и хорошей едой.

Путешествовал по странам, не выезжая за пределы Беларуси. В день проходил до 50 км

В 1919 году из родной Дисненщины Дроздович перебирается в Минск. Ему казалось, что здесь он будет востребован. Художник поступил на курсы по изучению белорусской литературы, истории, права, педагогики и начал преподавать.

— В этом периоде Дроздович оставил нам бесценное произведение — вид на Верхний город с Троицкой горы. Это, пожалуй, одно из лучших изображений довоенного Минска. Дроздович увидел город старинным, барочным, с древними силуэтами.

В Минске художник прожил недолго: сильно заболела мать, которая очень жалела своего младшего «непрыдатнага» сына и которую он очень ценил. В 1921 году он возвратился на Дисненщину, которая несколько месяцев спустя по Рижскому договору отошла к Польше.

— Таким образом, не выезжая за пределы территории Беларуси, перемещаясь только между Минском, Дисной и Вильно, Дроздович оказывался сразу в нескольких государствах: родился в Российской империи, потом жил в советском Минске и Польше, позже — и в СССР.

Эти годы, считает Надежда Усова, были интересными и счастливыми для самого Дроздовича. Он сотрудничал с Белорусским музеем в Вильно и его директором Антоном Луцкевичем, одним из основателей БНР. Для пополнения экспозиции музея его посылали в дальние командировки, во время которых художник зарисовывал архитектурные памятники родной Беларуси. Для него это стало идеальной работой: быть в пути, что он чрезвычайно любил, видеть родные места и за это получать деньги. Кстати, в день Дроздович был способен проходить до 50 километров.

— Многие графические рисунки Дроздовича имеют научный характер. Благодаря его тщательности и достоверности они представляют собой документ, который рассказывает нам о том, как выглядели многие места Беларуси 100 лет назад.

Мотив дороги для Дроздовича был определяющим. Всю жизнь он находился в пути. Долгое время у него не было своего угла — он жил у друзей и знакомых. А когда у него наконец появился дом, он не знал, как в нем жить: так сильно Дроздович был привязан к дороге. Даже умер он почти в пути: его нашли на дороге крестьяне и отвезли в больницу.

Знаменитые космические циклы писал на чердаке. Сюжеты картин видел в астральных снах

— Земные путешествия Язэпа Дроздовича продолжались в течение почти 20 лет. Он был востребован белорусской интеллигенцией, преподавал в трех гимназиях, правда недолго, пока они были частными, поскольку у него не было соответствующего образования. В 1930-е годы начинается новая жизнь Дроздовича. Это был трудный период для него как человека, но очень интересный для нас как «потребителей» его искусства.

«Космические» работы Дроздовича — это то, что белорусы 20 века положат в копилку европейского искусства, убеждена Надежда Усова.

Физику и астрономию Язэп Дроздович изучал самостоятельно, в рисовальной школе таких занятий не было. Об устройстве космоса у него было несколько наивное представление, но при этом важно понимать: в то время космос не был изучен, до первого полета оставалось еще не одно десятилетие.

Например, первый полет на Луну Дроздович описывал так: «Экспедиция будет состоять из 15 человек, они будут одеты в черные костюмы и красные береты. Им обязательно нужно будет взять с собой антисептики, радиопередатчик и непременно курицу с гнездом, чтобы чем-то питаться».

— Когда читаешь эти мысли, они вызывают улыбку. Но он дошел до этого своим умом. Дроздович абсолютно искренне верил, что планеты обитаемы. Точно так же, кстати, думал и Циолковский.

В этот период Дроздович жил бедно: работы не было. Зарабатывал он тем, что вырезал трости из дерева. Жил в Вильно на квартире, в которой занимал чердак с теплой трубой. Именно там он начал писать свои знаменитые космические циклы.

Сюжеты картин Дроздович видел в своих астральных снах.

— Каждую ночь он погружался в астральный сон (а художник владел методикой управляемых снов), — анализирует содержание дневников Надежда Усова, — и отправлялся в астральные путешествия на очень низкой высоте, наблюдая и фиксируя все, что видит. Утром он записывал увиденное и только потом брался писать картины.

Дроздовичу очень нравилась планета Сатурн — и это можно заметить по его «сатурнянскому циклу». Хотя написаны картины традиционно: никаких новых живописных форм, только чистый цвет — так, как учил Иван Трутнев.

Интересовал его и Марс — Дроздович считал, что эта планета обитаема.

— Эти ровные здания под линеечку, приспособленные для одинаковой жизни людей, напоминают бараки концентрационных лагерей. В 1931 году он словно предчувствовал тоталитарный строй, который надвигается на мир, — считает Надежда Усова.

Каждую планету Дроздович представляет и описывает очень тщательно: рисует карты, дает названия городам и морям.

— Однажды профессор психиатрии, узнав о Дроздовиче и его мании космических путешествий, решил пригласить его на лекцию, предложив гонорар. Когда Дроздович понял, что его используют в качестве наглядного пособия по шизофрении, он с негодованием отказался.

Луна была любимой планетой Дроздовича.

— По представлениям Дроздовича, на Луне жили луниды, которые вели войны, строили крепости. Когда он читал крестьянам лекции о своих космических путешествиях, говорил, что часть белорусов живет на обратной стороне Луны. Его фантазия была действительно необыкновенная.

С 1933-го до начала 1950-х Дроздович «странствовал» по деревне от дома к дому и писал «дыванки» для крестьянских девчат, на которых с ботанической точностью изображал цветы, сказочные сюжеты, животных. На некоторых ставил инициалы заказчиц.

— Как он жил в эти годы, когда ходил от одной хаты к другой? Его поддерживали некоторые друзья, например, поэт Михась Машара. У него он мог остаться на неделю-другую, отъесться, поговорить об искусстве. В этот период эстетика его работ переходит в разряд народных. Он теряет мастерство, качество, которое было у него в первые годы. Теряет многих старых друзей, заказы. Даже взял себе псевдоним «Язэп Забыты».

При этом Дроздович не признавал, что писал ковры только ради денег. Он считал, что это развивает в народе художественный вкус. Также после написания «ковра» он собирал молодежь и читал лекции по астрономии, а также рассказывал об этикете поведения: как нужно одеваться, почему не нужно использовать косметику, курить и т.д. Позже эти постулаты оформились в идею белорусского джентльменства, которую Дроздович называл «іншай людскасцю».

Есть у Дроздовича и символические работы, похожие на картины Чюрлениса, которым он восхищался.

— Его картина «Погоня Ярылы» (1922) — это символ национального романтизма. На ней мы видим всадника Ярылу, земной шар, поверхность земли, череп и лозунг «Да здравствует свободная Беларусь». Многие исследователи считают, что это был реквием по Беларуси, разделенной на две части (между Польшей и СССР). Как видим, здесь черная тень нависла над прошлым, но у всадника на фоне красных силуэтов виленских костелов в руках факел, он несет знание, свет, культуру, но не силу.

Сам о себе Дроздович говорил, что он визионер, который предчувствует будущее. Хотя можно ли назвать его футуристом?

Чего в принципе хотели футуристы? Другой действительности, других людей, другого солнца. Они претендовали на создание новой концепции культуры и даже форм жизни.

У Дроздовича был особый футуризм, говорит Надежда Усова. В его работах есть и основа футуризма — движение, и принцип симультанности — повторение одного и того же мотива несколько раз.

Несмотря на то, что у Язэпа Дроздовича было очень скромное образование, он многое познавал и изучал сам.

— Он поймал нерв футуризма, который был мейнстримом в искусстве Европы в первой трети 20 века.

Звездный час Дроздовича в бытовом аспекте — 1939 год. К советской Беларуси присоединены огромные территории Западной Беларуси. Дроздовичу как человеку абсолютно бедному дали дом, корову и работу. Его назначили учителем ботаники, астрономии и литературы в сельскую школу.

— Казалось бы, у него появляется то, чего никогда не было. Но он не знал, что делать ни с этой хатой, ни с коровой.

Во время Второй мировой войны Дроздовичу было за 50. Однажды он встретил немца, которого так испугался, что забился в дальние хутора, где и пережидал войну. И, конечно, занимался живописью: написал серию портретов Франциска Скорины, несколько исторических произведений.

Умер Дроздович в 1954 году. Долгое время в энциклопедии напротив даты смерти стоял вопрос. Никто не помнил, когда точно он умер. Только спустя несколько лет исследователи нашли больничную карточку, в которой стояла дата «15 сентября 1954 года».

Дроздовича, полумертвого, нашли крестьяне на дороге, привезли в больницу. В больнице Дроздовича прооперировали — у него оказался рак желудка. Умер художник сразу после операции.

— Дроздович был известен всем, он был местной достопримечательностью. Но почему-то громада не собралась, чтобы его похоронить. Даже гроба ему не досталось от своих односельчан. Тело Дроздовича обернули в больничные простыни и похоронили на сельском кладбище.

К сожалению, художник так и не узнал, что в 1961 году человек полетит в космос, как он и предсказывал, опираясь на свои знания, а в 1969 году состоится первый полет на Луну. Наверняка он бы не очень удивился.

Источник charter97.org

Вверх ↑
Новости Беларуси
© 2020 Мой BY — Информационный портал Беларуси
Новости и события в Беларуси и в мире.
Пресс-центр [email protected]