Информационный портал Беларуси "МойBY" - только самые свежие и самые актуальные белорусские новости

Когда признается Путин?

15.01.2020 политика
Когда признается Путин?

Иран это уже сделал.

Маргарита Симоньян, главный редактор международного российского пропагандистского канала Russia Today, красноречиво отреагировала на признание Ираном того, что Корпус стражей Исламской революции случайно сбил украинский гражданский самолет на прошлой неделе.

«Есть две религии относительно того, как должна вести себя большая страна, что требует к себе уважения, если она катастрофически напортачит», — написала Симоньян в Twitter.

И затем продолжила: «Одни считают, что страна должна отрицать, отрицать и отрицать, никогда ничего не признавать и никогда ни за что не извиняться. Иначе потом задушат и „будет только хуже“. Ну, и вообще потому что „нечего“. Этой религии придерживается большинство ответственных товарищей в большинстве известных мне мощных стран, включая нашу. Другая религия считает, что надо как Иран. Мне ближе второе. Чисто по-человечески. В моей системе координат Иран оказался мужиком. А вот будет ли ему от этого теперь только хуже, сейчас посмотрим. Когда проснутся там, на том берегу».

Твиты Симоньян продемонстрировали дебаты внутри российского истеблишмента по поводу сбивания малайзийского лайнера МН17 на Востоке Украины в 2014-м. ЕС и США возложили вину на Россию за смерть 298 пассажиров и экипажа. Международное расследование установило, что самолет был сбит ракетой, которую боевики-сепаратисты в этом регионе получили от российских военных, но РФ постоянно это отрицает, выступая то с одной, то с другой альтернативной версией инцидента. Нет сомнений в том, что является любимой «религией» российского президента Владимира Путина.

Тем не менее, редактор Russia Today ошибается. Стратегия «отрицать, отрицать, отрицать» примененная Россией в случае с МН17 — скорее исключение, чем общее правило. То, что сделал Иран, является более типичным. Страны, которые сбивали пассажирские лайнеры, обычно признают это. И да, в большинстве случаев они понесли ответственность. И так же не ясно, как отрицанием можно избежать конечной ответственности.

Когда советский истребитель сбил корейский авиалайнер на Дальнем Востоке России в сентябре 1983, «отрицатели» во главе с министром обороны Дмитрием Устиновым ненадолго взяли верх в правящем Политбюро, хотя чиновник из Министерства иностранных дел, ответственный за отношения с США, призвал советских лидеров все признать, извиниться и выплатить компенсации. И менее чем через неделю Советский Союз признал сбивание самолета, хотя и продолжал настаивать на том, что решение было обоснованным, так как авиалайнер сошел с курса глубоко в советское авиапространство, и Российским военно-воздушным силам пришла идея о шпионской миссии в пользу США.

В 1990-м, последний советский президент Михаил Горбачев принес свои извинения Южной Корее, но последствия этого инцидента не ограничились уже прохладными советско-корейскими отношениями, так же как отношения СССР с США. Нервозность советских командиров ВВС красноречиво свидетельствовала о страхе советских лидеров проиграть в гонке вооружений. Для Горбачева, в 1983 году перспективного лидера, тот инцидент стал одним из многих сигналов о том, что разрядка неизбежна. Часть самоуверенности советской сверхдержавы погибла вместе с 269 людьми на борту корейского авиалайнера рейса 007.

В 1988 году, когда ракеты, выпущенные с американского крейсера «Винсеннес» сбили иранский авиалайнер рейса 655 с 290 пассажирами на борту, у США не заняло много времени признать то, что случилось, но они настаивали на том, чтобы Иран разделил с ними вину. В своей речи для Совета Безопасности ООН тогдашний вице-президент Джордж Буш отметил: «Для Ирана есть три пути предотвратить такие трагедии в будущем. Держите авиалайнеры подальше от поля боя, прекратите атаковать невинные корабли. И все же, лучший путь — это мир».

США так и не признали юридической ответственности за сбивание самолета, но в 1996 году согласились выплатить $61,8 млн компенсации семьям жертв. И опять же на этом последствия не ограничились. Трагедию 1988 иранская пропаганда до сих пор подает как пример агрессивного поведения США. Это один из тех случаев, точное количество которых сложно подсчитать, что повлияли на закоренелую враждебность Ирана к США. Однако та воинственность и нечувствительность, с которой из этой истории вышли США, стали одним из многих ударов против надежности этой страны на Ближнем Востоке.

Меньшие страны, военные которых допустили подобные дорогостоящие ошибки, тоже не пытались в прошлом «отрицать, отрицать, отрицать». Болгария признала сбивание израильского лайнера в 1955-м и выплатила компенсации семьям. Израиль сделал то же в случае с ливийским самолетом, который его истребители сбили над Синаем в 1973-м. В 2001 году Украина не признавала случайного сбивания самолета сибирских авиалиний, что случилось во время учений ПВО, где-то с неделю, но потом президент Леонид Кучма оставил эти бессмысленные попытки и уволил министра обороны. Украина выплатила более $15 млн компенсации, но этот инцидент укрепил ее репутацию как военно некомпетентной, что, несомненно, стало одним из факторов для решения Путина напасть на эту страну в 2014 году.

Поэтому прецедент, который заставил Иран признать сбивание украинского авиалайнера рейса 752, был из разряда того, что невозможно долгое время скрывать, даже в мире с менее передовыми технологиями. И все же возражения РФ по поводу МН17 побудили российскую пропагандистскую машину ожидать подобного поведения и от Исламской республики, официальные медиа и прокремлевские социальные сети провели прошедшую неделю в попытках посеять сомнения относительно того, что случилось с авиалайнером.

10 января, за день до того, как Иран сделал признание, и через день после того, как канадский премьер-министр Джастин Трюдо публично сказал, что улики указывают на то, что самолет сбили, пропагандистское агентство РИА-новости выпустило интервью с военным экспертом, который сказал, что любое иранское участие в этой авиакатастрофе можно «вычеркнуть». У ежедневной газеты Московский комсомолец был другой эксперт, который спекулировал на том, что это США могли сбить лайнер. А эксперт ежедневной газеты Комсомольская правда сказал, что Трюдо не эксперт, поэтому ему нельзя доверять.

Решение Ирана взять на себя вину сбило с толку пропагандистов, породив необычно показательную реакцию от Симоньян, и также найдя независимых комментаторов в России, которые радовались тому, какой пример Иран подает российским лидерам. «Возможно, принятие Ираном ответственности за катастрофу украинского самолета означает конец эре постправды», — написал Кирилл Мартынов, редактор отдела политики ежедневного жесткого издание Новая газета.

Кремль, однако, не отрицает роли России в сбивании малайзийского авиалайнера, потому что это еще большая «постправда», чем с иранскими лидерами. Они делают это, как изложила Симоньян, «потому что нечего». Поэтому отрицательское «и что вы будете с этим делать?» — это больше чем скрывать правду.

Если ты начнешь извиняться, то, как подсказывает логика, ты уже не остановишься: твои враги увидят тебя слабым и будут использовать твою слабость. Признание того, что Россия отправила на восток Украины ракетную установку, будет равносильно официальному подтверждению того, что российские военные активно помогают промосковским бунтарям в регионе. Даже хуже, это будет означать признание того, что российские военные не особо компетентны, и что системы вооружений, которыми Россия торгует по всему миру, допускают такие ужасные ошибки как сбивание МН17.

То, что происходит в Иране после мизерных извинений его лидеров, лишь закрепит решимость Путина продолжать все отрицать. Протесты в Тегеране и других городах подчеркивают некомпетентность — и этот месседж, как будут убеждать кремлевские стратеги, поступил к протестующим прямо из Вашингтона, так как Госдепартамент опубликовал его в Twitter.

Протестующие высмеивают военную криворукость России? Это не та реакция, на которую хотел бы рассчитывать Путин, признавая то, что давно доказано журналистами и официальным расследованием. Наглые русские возражения являются вызовом для Запада, демонстрацией силы, как это видится многим россиянам, даже если они и не подозревают, что на самом деле случилось.

Немногие страны могут позволить себе пойти по этому пути просто потому, что у них нет российского ядерного щита. Иран наверняка не может себе позволить.

Путин, впрочем, переоценивает свои возможности. Даже рев его советских предшественников имел свои пределы, поэтому они скорее пытались обосновывать свои убийственные ошибки, чем отрицать их годами. В конце концов, Россия должна признать свое участие в трагедии МН17. Можно пытаться откладывать последствия, но нельзя от них избавиться.

Леонид Бершидский, Bloomberg (перевод — nv.ua)

Источник charter97.org

Вверх ↑
Новости Беларуси
© 2020 Мой BY — Информационный портал Беларуси
Новости и события в Беларуси и в мире.
Пресс-центр [email protected]