Информационный портал Беларуси "МойBY" - только самые свежие и самые актуальные белорусские новости

Вирус и Си Цзиньпин

22.02.2020 политика
Вирус и Си Цзиньпин

Что будет с политической системой Китая?

С тех пор, как в 2012 году Си Цзиньпин был избран генеральным секретарем Коммунистической партии Китая (КПК), кризис коронавируса стал для него самым серьезным вызовом. Люди и семьи по всему Китаю живут в страхе. Многочисленные китайские провинции виртуально блокированы. Вирус привел к значительному застою в экономике, поскольку фирмы инструктируют своих сотрудников работать из дома. В политическом плане, местные власти в Ухане, эпицентре вспышки и центральное правительство в Пекине перебрасываются взаимными обвинениями, при этом обе стороны помнят о вечном принципе китайской политики: Когда приходит бедствие, кто-то должен за это платить.

Остальной мир должен проявить сочувствие и выразить солидарность с многострадальным китайским народом. Это ужасные времена, и расизм, скрытый (а иногда и явный) во многих ответах китайцам по всему миру, заставляет меня задуматься о том, как далеко мы действительно продвинулись как человеческая семья. Слишком много людей за пределами Китая, кажется, забыли еще один вечный принцип: «Человек не остров/сам по себе, каждый человек есть часть материка».

Си обладает практически абсолютной политической властью над марксистско-ленинским государством Китая. Можно утверждать, что только авторитарный режим мог бы использовать драконовские методы, которые Китай с января использует для борьбы с вирусом. Только время покажет, насколько эффективными в конечном итоге окажутся эти меры. Однако несомненно то, что кризис после его урегулирования не изменит того, каким образом Китай будет управляться в будущем. Чтобы понять почему, нужно рассмотреть основополагающее мировоззрение, которым руководствуется Си, стремясь реализовать свою мечту о превращении Китая в великую мировую державу будущего. Когда люди спрашивали меня, чего хочет Си, я объяснял его подход с точки зрения десяти приоритетов. Лучше всего это рассматривать как десять наборов концентрических кругов, исходящих из партийного центра, или в традиции психолога Авраама Маслоу «Пирамиду потребностей Си».

Си считает уникальную форму авторитарного капитализма Китая неотъемлемой частью для его будущего статуса великой державы и в качестве модели, которую потенциально можно было бы применить к другим частям мира.

Первым приоритетом является сохранение у власти КПК. Си никогда не рассматривал партию в качестве механизма перехода к своего рода демократии или полу-демократии. Скорее, он считает уникальную форму авторитарного капитализма Китая неотъемлемой частью для его будущего статуса великой державы и в качестве модели, которую потенциально можно было бы применить к другим частям мира. Во-вторых, Си считает, что он всегда должен поддерживать национальное единство, поскольку это имеет ключевое значение для внутренней легитимности КПК. Именно поэтому, в Тибете и Синьцзяне под его руководством имели место постоянные репрессии, а также последовательное ужесточение политики в отношении Тайваня.

Третья задача – это расширение экономики. Си понимает, что размер экономики, ее мощь и технологическая сложность имеют решающее значение для всех аспектов национальной мощи, включая военный потенциал. Более того, без долгосрочного роста, доход на душу населения не увеличится и Китай попадет в ловушку среднего уровня дохода. Таким образом, устойчивый рост также имеет центральное значение для легитимности КПК, как и национальные усилия, чтобы стать технологической сверхдержавой с глобальным доминированием в 5G, полупроводниках, суперкомпьютерах и искусственном интеллекте (ИИ).

Четвертая цель заключается во включении экологической устойчивости в матрицу роста Китая. В прошлом, подобные опасения просто игнорировались. Но на сегодняшний день, они также играют центральную роль в легитимности партии. Китайский народ не потерпит высокого уровня загрязнения воздуха, почвы и воды. Вместе с тем, устойчивость, включая действия по борьбе с изменением климата, всегда будет конкурировать с приоритетом номер три (экономическим ростом), как в отечественной промышленности, так и в транснациональных инфраструктурных проектах, предусмотренных в подписанной Си Инициативе «Один пояс один путь» (BRI – Belt and Road Initiative).

Приоритет номер пять – это расширение и модернизация китайских вооруженных сил. Си контролирует крупнейшую реформу Народно-освободительной армии – с точки зрения военной организации, оружейных платформ и персонала – с 1949 года. НОАК трансформируется из военного института континентальной обороны в силу по проецированию силы за пределы Китая, используя расширенные возможности военно-морского флота, авиации, кибернетики, космоса и искусственного интеллекта. Заявленная миссия Си состоит в том, чтобы создать армию мирового класса «для борьбы и победы в войнах».

Шестая цель состоит в том, чтобы обеспечить Китаю благоприятные и (когда это возможно) совместимые отношения с 14 соседними государствами и шестью морскими соседями. В этом проекте, Россия сыграла ключевую роль, превратившись из исторического противника, который занял большую часть стратегического внимания Китая в виртуального союзника. На морском фронте, Китай дал понять, что он не уступит своим территориальным претензиям в Восточном и Южно-Китайском морях.

Управление Си кризисом коронавируса у себя дома и политически тотемическими проектами, такими как экспансия 5G за рубежом, приобретает критически новое значение

В-седьмых, на восточной морской периферии Китая, Си считает, что он должен оттеснить Соединенные Штаты ко «второй островной цепи», которая проходит от Японского архипелага через Гуам к восточным Филиппинам. Китай также хочет ослабить (или разорвать, если это возможно) давние альянсы США в области безопасности в регионе, особенно с Южной Кореей, Японией и Филиппинами. Конечной целью здесь является укрепление способности Китая обеспечить воссоединение с Тайванем – если это необходимо, даже силой.

В-восьмых, чтобы обезопасить западную континентальную периферию Китая, Си хочет превратить евразийскую территорию в новый рынок для китайских товаров, услуг, технологий и инвестиций в критически важную инфраструктуру. Посредством BRI он также хочет, чтобы Центральная Азия и Ближний Восток, а также Центральная, Восточная и Западная Европа стали более чувствительными и поддерживали основные внешнеполитические интересы Китая.

Подобным образом, Китай видит огромный рыночный потенциал, мало чем отличающийся от Евразийского, в остальном развивающимся мире, в Африке, Азии и Латинской Америке. Следовательно, девятая приоритетная задача Си выражается в «Морском шелковом пути», который становится таким же значительным, как и Один пояс, один путь. В более широком смысле, Китай также успешно преобразовал эту глобальную экономическую стратегию в надежную поддержку голосов G77 на важнейших многосторонних форумах.

Наконец, Си хочет изменить глобальный порядок, чтобы он больше соответствовал китайским интересам и ценностям. Лидеры Китая видят в либеральном международном порядке после 1945 года мировоззрение победивших белых колониальных держав, которые его создали. Си считает, что мир 2020 года радикально отличается от мира послевоенного времени. Поэтому Китай разработал двуединую стратегию. Увеличивая свою власть, личное и финансовое влияние в рамках существующих институтов глобального управления, китайские лидеры также строят новые, ориентированные на Китай институты, такие как BRI и Азиатский банк инфраструктурных инвестиций.

Не все в высшем эшелоне КПК разделяют мировоззрение Си. Существует много внутренних разногласий и споров о том, не переусердствовал ли Китай с тем, чтобы отойти от давней стратегии Дэн Сяопина «спрячь свою силу, выжидай время, никогда не бери на себя инициативу». Время покажет, как утрясутся эти дебаты, особенно в период ожидания 20-го Национального конгресса партии в 2022 году, который примет решающее решение о том, следует ли продлить установленный срок полномочий Си на период 2020-х годов, и возможно, после.

В этом контексте, управление Си кризисом коронавируса у себя дома и политически тотемическими проектами, такими как экспансия 5G за рубежом, приобретает критически новое значение.

Кевин Радд, Project Syndicate (перевод — ipg-journal.io)

Источник charter97.org

Вверх ↑
Новости Беларуси
© 2020 Мой BY — Информационный портал Беларуси
Новости и события в Беларуси и в мире.
Пресс-центр [email protected]