Информационный портал Беларуси "МойBY" - только самые свежие и самые актуальные белорусские новости

Как эстонские школы стали одними из лучших в мире

02.04.2020 общество
Как эстонские школы стали одними из лучших в мире

Их система совсем не похожа на советскую.

Международный рейтинг школьного образования PISA зажигает звезды. Благодаря ему, 10 лет назад все восхищались «финской моделью» и копировали финские школы, а сегодня в лидеры PISA выбилась Эстония, сообщает bbc.com. Как именно у нее это получилось?

В мире существует всего несколько рейтингов школьного образования, и только один из них регулярно попадает в заголовки мировых СМИ - это тест PISA.

Его проводит так называемый «клуб богатых стран» - Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР).

Авторы проекта утверждают, что проверяют у детей «навыки будущего». Они отследили успехи тех, кто писал тест в 2000 году: чем больше баллов школьник набирал в PISA, тем лучше складывалась его карьера.

Согласно результатам последнего тестирования, эстонские дети заняли пятое место в мире по чтению, восьмое место по математике и четвертое место по химии. Они обогнали всех постсоветских соседей, весь Евросоюз и все страны-члены ОЭСР.

Список возглавили Китай (в Китае в тестировании принимали участие только четыре провинции, в том числе города Пекин и Шанхай) и Сингапур. Россия осталась в четвертой десятке, США и Великобритания - во второй (кроме математики, где США на 37-м месте). Финляндия, которая когда-то была лидером, остается в первой десятке.

«Жизнь тоже несправедлива»

Тест построен вокруг «функциональной грамотности», то есть умения справляться с реальными жизненными проблемами.

Это значит, что детям надо не просто решить уравнение по формуле, им надо сообразить, какую именно формулу стоит применить, чтобы рассчитать самую выгодную ипотеку.

В заданиях по чтению надо проявить умение ориентироваться в информационном шуме, потому что он, по мнению ОЭСР, стал частью общества. Пример задания:

Ваша тетя завела кур. Она зарегистрировалась на форуме любителей кур и спросила, можно ли дать птице аспирин. Вопрос: скажите, какой ответ самый надежный.

Не считая очевидно лишних реплик, варианта два. Первый - пост от женщины, которая дала курице аспирин в похожей ситуации. Второй - пост от ветеринара, который рассказывает, сколько аспирина можно дать курице. Оказывается, оба ответа - специалиста и обывателя - надежные, если ребенок может это аргументировать.

В ОЭСР признают, что «этому не учат в школах». Но, как сказано в описании проекта, «жизнь тоже несправедлива» - там надо решать реальные проблемы, а не реанимировать школьные формулы.

Руководитель по развитию Таллиннской Тынисмяэской реальной школы Юлия Кронеечева говорит, что PISA показывает мировые тенденции в школьном образовании: оно становится менее академическим и более ориентированным на практические задачи.

У Эстонии получилось уловить эти тенденции лучше, чем у большинства развитых стран мира.

Советский подход не работает?

Образовательный технолог Кесклиннаской гимназии Людмила Рождественская считает, что именно такие задания подходят для современных детей, которые «больше не хотят бессмысленно учить формулы, потому что их и так можно посмотреть в интернете».

«Надо сказать тесту PISA большое спасибо за то, что он позволил нам как через лупу посмотреть на советское академическое образование, "лучшее в мире". В свое время оно было оправдано, потому что работало на заказ общества, на другое производство. А сейчас каждый сам себе предприниматель», - продолжает Людмила Рождественская.

Для того чтобы идти в ногу со временем, эстонские учителя начали подстраиваться под тесты PISA. А министерство все чаще включает задания на функциональную грамотность в проверочные работы.

«Преподаватели коррелируют свое преподавание от одного PISA до другого, если в предыдущий раз получался не очень успешный результат, то учитель этому уделяет особое внимание», - рассказывает Юлия Корнеечева.

Эстонские учителя могут уделять внимание тому, что считают нужным, потому что строгой программы в эстонских школах нет.

Государство устанавливает «компетенции», которые дети должны получить в школе, например, компьютерно-коммуникационные навыки - ICT. Дальше - почти полная свобода.

«Каждый знает, какие цели надо достигнуть, но как именно это сделать - дело каждого конкретного учителя», - говорит канцлер министерства образования Март Лайдметс.

Три в одном

На практике учеба «по PISA» имеет свою специфику. Во-первых, в Эстонии очень любят смешивать несколько предметов в один урок. А это, как говорит Март Лейдметс, «дает школьникам возможность понять, как использовать знания для решения реальных проблем реальной жизни». Как раз то, что проверяет PISA.

В Кесклиннаской гимназии учителя программирования и изобразительного искусства проводят общий урок, где детям надо написать программу для разноцветного фонарика. Это информатика.

Программу надо загрузить на микроконтроллер, к которому подсоединяются провода с лампочками, все это вставляется в самодельный фонарик. Уже урок труда и изобразительное искусство.

Такие мастерские проводятся несколько раз в год, а для повседневного совмещения предметов учителя могут, например, провести урок физики на английском или совместить с математикой в виртуальной среде.

Март Лайдметс говорит, что практику смешивания дисциплин Эстония переняла у Финляндии еще в 90-е годы.

Человечные, как финны

Еще один принцип, который Эстония позаимствовала у Финляндии, - это равенство.

«В Финляндии есть установка учить каждого. Мне кажется, когда мы тоже стали думать о том, чтобы учить каждого, стало в целом лучше. Человечнее стали, что ли. С учителей больше не спрашивают "дай результат олимпиад любой ценой", как это происходит в России, если сравнивать с Россией», - говорит Людмила Рождественская.

Это тоже помогает подняться в рейтинге PISA, потому что этот тест проводится по принципу случайной выборки.

А если учитель уделяет внимание всем детям, а не только олимпиадникам, то есть шанс поднять общий уровень класса или школы.

«Это не значит, что у нас нет олимпиадников, их много. Но есть и индивидуальный подход к тем, кто послабее. Есть помощники учителей. Если ребенок вместе со всем классом не успевает освоить материал, помощник учителя занимается с ним отдельно или в маленькой группе», - говорит директор Костиверской школы Ольга Сайковская.

Март Лайдметс говорит, что идея «учить всех» существует в лютеранских странах еще со времен шведской империи, когда в Скандинавии, Эстонии и Латвии открылись первые общественные школы.

Дадут, что захотим

Третья специфика эстонского образования - дигитализация. Эстонские дети привыкают к компьютерам с первого класса, а это, по словам Лейдметса, помогает в тестах PISA.

«Эти тесты очень дигитальные, во многих странах к этому не привыкли. А в эстонском обществе без цифровых навыков не выжить, 98% услуг госучреждений предоставляются в цифровом формате», - говорит Март Лайдметс.

По словам Лайдметса, Эстония стала первой страной в мире, которая внесла информационно-коммуникационные навыки (ICT) в государственную школьную программу.

В первом классе дети программируют робота-пчелку, в восьмом работают с микроконтроллерами, а в десятом пишут видео-игры в питоне (язык программирования). Как минимум один урок в неделю по каждому предмету проходит в виртуальной среде.

Технику обеспечивает либо государство, либо самоуправление. По данным министерства образования, на каждые семь учеников - как минимум один лэптоп.

И это касается всех школ в стране, а не только столичных. В Костиверской школе, в часе езды от Таллинна, на 155 детей - 48 планшетов и 24 лэптопа.

«Если попросим у местного самоуправления, 90%, что не откажут. Дадут, что мы захотим, если это просьба в пределах разумного», - говорит директор Костиверской школы Ольга Сайковская.

Параллельно государство вкладывает в обучение учителей - по 4,3 миллиона евро в год. По данным Talis (еще одно исследование OECD), 54% учителей старше 50. Компьютерами владеют не все.

«Тяжело, но интересно. Все же меняется. Спросите у ваших бабушек, калькуляторов не было, была логарифмическая линейка, потом появились калькуляторы, потом все остальное», - говорит учительница физики Елена Гуляева из Тынисмяэской школы. В школе она работает с 1982 года.

Учителя считают, что некоторым детям обучение на компьютере дается легче, чем стандартные уроки.

«Мы заметили, что дети с особыми потребностями делают задания в электронной среде лучше, иногда лучше всех. Обычно этот ребенок на уроках молчит, не коммуницирует, сидит на задней парте. На таких детей стандартный подход не действует, нет этой инклюзии», - говорит Людмила Рождественская.

Не доверяй первому источнику

Погружение в виртуальную среду чревато массой проблем для самих детей. Тому, как справляться с этим информационным шумом, посвящены отдельные уроки. А тесты PISA по чтению как раз построены вокруг информационного шума.

«Нас учат не доверять первому попавшемуся источнику, надо проверять, достоверная ли информация, смотреть в разных источниках, может, найти какую-то книгу», - говорит Роберт, десятиклассник из Кесклиннаской гимназии.

«Если хочешь поставить картинку, надо либо ставить ссылку на картинку, либо спросить у автора, который ее сделал», - говорит Алексей из Костиверской школы.

Правильно гуглить школьников тоже учат на уроках.

«Иногда у детей появляются вопросы о том, что они видели в соцсетях, они спрашивают, что это было. Я объясняю, какое именно слово я гуглю, какие фильтры, какие линки получаю, где может быть более или менее правильный ответ», - рассказывает учительница физики и информатики Вирги Рооп.

Она говорит, что родители напрасно думают, будто поколение смартфонов может научиться выживать в интернете без посторонней помощи. "Сами они умеют в основном развлекаться", - говорит она.

За безопасностью детей в интернете следят специальные полицейские - веб-констебли.

«В техническом плане дети очень продвинутые, но у них нет социальных навыков, чтобы, например, справиться с угрозами», - рассказывает лейтенант эстонской полиции Маарья Пунак.

Веб-констебли отвечают на вопросы школьников прямо в соцсетях, а иногда приходят на уроки. Говорят о том, что интересует детей или беспокоило учителей: от кибербуллинга до Момо.

«У нас есть олимпиада по социальным навыкам для четырехклассников: я буллю их в интернете, а их задача - остановить буллинг. Треть начинала буллить в ответ, это значит, что у них не было навыков, и мы должны их этому научить», - говорит Пунак.

Русскоязычные школы отстают?

Примерно треть населения Эстонии - русские. И русские дети преимущественно учатся в русских школах.

Согласно результатам PISA, они справляются с тестом хуже учеников эстонских школ, отстают на 42 пункта по чтению и химии, на 29 пунктов по математике.

В самой Эстонии никто не может объяснить, откуда эта разница. Учителя русских школ в первую очередь говорят о проблеме билингвальности. Во-первых, с десятого класса русские дети учатся на двух языках, что, теоретически, может осложнять усвоение предмета.

Во-вторых, в русских школах уходит много дополнительных часов на изучение эстонского языка. Эстонские школы могут пустить эти часы на физику или математику.

Плюс, на русском языке учебных материалов меньше, чем на эстонском.

Впрочем, в соседней Латвии, где русскоязычные составляют около 40% населения, билингвальное обучение начинается уже с основной школы. Тем не менее, латышские и русские дети сдают тесты PISA одинаково.

«В русских школах сохраняется не скажу что полностью советская модель обучения... но модель "снизу вверх", думаю, есть, - рассуждает Ольга Сайковская (сама она русская, но руководит эстонской школой). - А в эстонских школах учитель для ученика - это не царь-бог и безусловный авторитет, а такой друг и товарищ. Он не приказывает, а советует, направляет».

Людмила Рождественская говорит, что русский учитель привык к дисциплине, в итоге и русские дети оказываются более дисциплинированными, что плохо сказывается на результатах в PISA.

«Они боятся написать неправильный ответ. Это, конечно, плохо. Дисциплина - это следование какому-то образцу, стандарту. В тестах PISA этот стандарт все время как-то плавает», - считает Людмила Рождественская.

Если говорить про Россию, то там, как считает Людмила Рождественская, еще сохранилось советское академическое образование. В итоге Россия отстает в тестах PISA, но лидирует в более академических рейтингах - например, PIRLS и TIMSS. Их проводит Международная ассоциация по оценке учебных достижений IEA.

По словам Рождественской, разница в подходах, например, могла бы выражаться в том, что для эстонских детей может быть сложнее поступать в российские вузы: «Там нужно более сложные алгоритмы считать, это более архаичная программа. А наши дети умеют другое в математике, это более скрытая математика. Она не такая сложная, может быть, с точки зрения классической математики, но сколько у нас их будет … классических математиков?»

Источник charter97.org

Вверх ↑
Новости Беларуси
© 2020 Мой BY — Информационный портал Беларуси
Новости и события в Беларуси и в мире.
Пресс-центр [email protected]