Информационный портал Беларуси "МойBY" - только самые свежие и самые актуальные белорусские новости

«Если бы не дети, то пришлось бы куриные кости на суп покупать и ходить в обносках»

05.08.2020 общество
«Если бы не дети, то пришлось бы куриные кости на суп покупать и ходить в обносках»

Белорусские пенсионеры рассказали, как они живут.

Людмиле Ивановне из Минска 66 лет. Работу она сменила один раз. А всего проработала 44 года. В 58 лет ей не продлили контракт, пишет tut.by.

— Я отдала работе все свое здоровье, почти никогда на больничные не ходила, потому что трудиться нужно было. Я была на руководящей должности и не могла оставить коллектив. А теперь мне иногда жить не хочется. Потому что это не жизнь, а существование, — говорит пенсионерка. — Нельзя сказать, что я жила богато, когда работала, но как средний класс. А сейчас пенсии не хватает даже на самое необходимое. Я получаю около 500 рублей. Живу одна, дочь моя живет отдельно. Я ей помочь ничем не могу, и она мне на данный момент помочь ничем не может.

На коммуналку у Людмилы Ивановны уходит 80 рублей в месяц (большой метраж квартиры) — в летнее время, то есть без отопления. Это не самая большая статья расходов пенсионерки после питания.

— Каждый месяц у меня минимум 100 рублей уходит на лекарства. Кроме того, два раза в год нужно проходить курс капельниц, чтобы я хоть как-то ходила. Каждый курс лечения стоит минимум 300 рублей, потому что один препарат, который мне капают, стоит больше 100 рублей, второй — тоже очень дорогой, плюс все капельницы, системы, шприцы. Все это тоже за свои деньги покупается. Попасть в больницу на бесплатное лечение — это просто невозможно. В поликлинике ставят на очередь, которой ты не дождешься, — продолжает собеседница. — Еще я делаю уколы в коленные суставы. В каждый нужно как минимум три. Это еще 500−600 рублей. И как с пенсии на все это собрать?

По словам Людмилы Ивановны, лекарства приходится покупать импортные, потому что «белорусские не работают».

— Я попробовала белорусские таблетки от давления попить, думала, что сэкономлю. Чуть за радугу не попала. Еле скорая откачала, потому что давление зашкаливало. Если хочешь пожить, забудь про отечественные лекарства, сами врачи так говорят, — рассказывает пенсионерка. — Что такое маникюр, я уже и не помню. А раньше я могла себе его позволить. И мелирование в парикмахерской. Сейчас я стригусь раз в три месяца. Потому что стрижка в среднем стоит 15 рублей. Постричься же у хорошего мастера, скажем, у того, к которому я ходила раньше, минимум 50 рублей нужно. И этого я себе позволить уже не могу. Поэтому ищешь, где подешевле и чтоб на человека быть похожим.

«А как выкроить деньги на сапоги с этой пенсии?» — задается вопросом женщина. У Людмилы Ивановны есть еще кошка, содержание которой тоже влетает в копеечку.

— Ее кормить надо? 70 рублей в среднем уходит на ее питание. Сейчас иметь котов и собак — это очень дорогое удовольствие. Но теперь это моя ответственность. Взяла ее — надо кормить, — говорит собеседница. — Вчера пошла в магазин за продуктами, отдала 20 рублей. А что я купила? 4 персика, куриную грудку себе и кошке, пачку сметаны. А сейчас лето, хочется ягод. Хочется и на зиму той же малины купить. А килограмм на рынке стоит 10 рублей, дешевле нет. Еще первую неделю после пенсии хоть худо-бедно можно жить. А потом уже делишь — в день не больше 4−5 рублей. И это жизнь? Это издевательство над нами! Цены каждый день растут. Я не могу запомнить стоимость молока, сметаны — сегодня цена одна, а завтра — другая. Так мне еще и говорят, что у меня очень большая пенсия. У других меньше, и они живут. А как они живут? Те, кому хватает пенсии, я не знаю, чем питаются. Может, съедят одну сосиску в день и прыгают от радости. Но зачем на это равняться?

Как говорит пенсионерка, все ее друзья и знакомые хотят жить получше.

— Мы, пенсионеры, как балласт у государства, который никому не нужен. И мы просто выживаем. В организации, где работала, есть совет ветеранов, который я возглавляю. Сколько людей звонит и просит помощи! То операция кому-то нужна, то у кого-то сын погиб, то еще что-то. А люди сами это потянуть не могут. Все нищие, — заключила Людмила Ивановна.

Несмотря на то, что женщина сама еле дотягивает от пенсии до пенсии, она старается по возможности помогать тем, кто в этом нуждается.

— Сколько сейчас с экрана телевизора просят о помощи детям. Я каждый месяц звоню по этим номерам и перевожу хоть 3 рубля, — говорит она. — Государство не может оплатить операции. Так, может, мы всем миром соберем. Может, моя копейка как раз-таки и поможет.

«Я не считаю, что раз человек на пенсии, он должен одеваться лишь бы как — кабат, хустка и галоши»

Не хватает пенсии на жизнь и минчанке Людмиле Семеновне. Она говорит, что если бы было здоровье, она бы работала. Но из-за проблем со спиной пришлось уйти на отдых. Теперь часть ее расходов оплачивают сыновья, за что она им очень благодарна.

— Если бы не дети, я не знаю, что бы делала, признается пенсионерка. Не ходила бы сама уже точно. К своим 65 годам я пришла с целым букетом хронических заболеваний, как и многие другие люди — суставы, сердце, легкие, поджелудочная. Только на одни лекарства в месяц у меня уходит 200 рублей, а пенсия моя всего 473 рубля. 36 лет в медицине проработала, а сейчас ни массаж, ни другие процедуры бесплатно в поликлинике получить не могу. А если и получится, то качество того же массажа… Два раза в год старший сын мне оплачивает курс массажа у хорошего специалиста. 10 сеансов стоит около 400 рублей.

Лекарства Людмила Семеновна покупает только импортные, качеством отечественных недовольна.

— Да и не сильно наши лекарства дешевле, чем импортные. Тоже кучу денег стоят. Поэтому лучше доплатить за качество, — уверена пенсионерка. — Еще мне нужны компрессионные чулки, которые стоят по 70 рублей за пару. Ношу их постоянно, новые покупать приходится где-то раз в 5−6 месяцев. И не одна же пара нужна.

А вот на дороговизну продуктов женщина не жалуется. По ее словам, здоровое питание — каши, овощи, фрукты, молочка, мясо «да и рыба смотря какая» у нас не такие и дорогие. И качество хорошее.

— Если не есть икру ложками, не покупать деликатесы, а просто полноценно питаться, то одному человеку пенсионного возраста 250−300 рублей вполне достаточно. У меня примерно столько и выходит. Зимой больше, летом меньше. А в месяцы, когда пост, то вообще рублей 200 могу потратить, — рассказывает собеседница. — А вот про цены на одежду, обувь или что-то в дом мне и говорить не хочется. Зимнюю куртку хорошую дешевле чем за 300 рублей не купишь. Ботинки тоже 250−300 рублей стоят. Да что ботинки! Босоножки, где три кожаные веревочки, а то и не кожаные даже — от 100 рублей стоят. Честно скажу, на прошлую зиму меня одевали дети — одолжила у них, теперь отдаю постепенно. Потому что в куртке и сапогах, которые у меня были, ходить стыдно уже. Я не считаю, что раз человек на пенсии, он должен одеваться лишь бы как — кабат, хустка и галоши. Еще хочется как-то более или менее выглядеть.

Коммунальные платежи пенсионерке тоже помогают оплачивать сыновья. Это 50−60 рублей в месяц, но для пенсионерки с большими тратами на лекарства сумма неподъемная.

— А еще мобильный 7−8 рублей, интернет 20, проезд рублей 20−25 тянет. Мыться надо? Стричься надо? Стирать? Убирать? На порошки, шампуни и прочее еще рублей 20−25, — перечисляет женщина. — Про какие-то развлечения я вообще молчу. Я сама себе их позволить не могу, а дети и так много тратят на меня. Стыдно просить. Если где-то что-то бесплатное проходит — выставка, концерт, тогда я хожу.

Людмила Семеновна говорит, что «белорусские пенсии не просто маленькие, а мизерные и жить достойно на такие суммы просто невозможно». «Когда ты на пенсии, уже не в счет, что ты 40 лет до этого отпахал на благо государства, платил налоги. Ты просто становишься никому не нужным».

«Такая ситуация у многих жен военных, когда они брошены на произвол судьбы и никому не нужны»

Семидесятилетней Антонине Васильевне из Барановичей приходится жить на еще более скромную сумму — 330 рублей. Она жена офицера, всю жизнь ездила по миру за мужем, который служил в радиотехнических войсках. Устроиться на работу возможность была не всегда, хотя она старалась подработать. А 13 лет работы на пенсии не слишком повлияли на сумму выплат.

— Муж смеялся, мол, у меня трудовая как атлас. Ездили по всему СССР — Казахстан, Украина, Дальний Север, Якутия, Норильск и во многих других местах жили. На работу жен офицеров не очень хотят брать. Все наниматели понимают, что это работник временный. Да и у меня трое детей. Вообще, я экономист, но кем только мне не приходилось работать! Чтобы ребенка взяли в детский сад, оформлялась даже сторожем-дворником. Но функции завхоза выполняла, — рассказывает пенсионерка. — Когда перебрались в Беларусь, в 2000 году получили квартиру. До этого были одни переезды, а это, как говорится, хуже пожара. У нас никогда не было ни мебели — пользовались той, что воинским частям принадлежала, ничего. Даже в казармах жить приходилось. Только ящики, чемоданы и дети. Мы жили в таких местах, куда добраться можно было только самолетом, а багаж там только 70 килограммов на человека.

В 2005 году Антонина Васильевна вышла на пенсию. Тогда она у нее была меньше 200 рублей — коэффициент 0,7. В 2007 году у ее мужа нашли онкозаболевание.

— Работала, потому что мне нужно было лечить мужа. Была и бухгалтером, и заместителем директора. Лекарства стоили очень дорого, доставали их всеми возможными путями. В 2008 году муж умер, — рассказывает женщина. — Когда я обратилась в Министерство обороны, чтобы перейти на пенсию мужа, мне пришел ответ, что это невозможно. Потому что за год до его смерти я не была на его иждивении. Но это же абсурд! Если бы разрешили перейти, я бы получала сейчас около 400 рублей.

Антонине Васильевне пришлось работать до 2018 года. Она говорит, что и сейчас бы работала, но из-за возраста не берут.

— У меня куча болячек (женщина перечисляет целый список заболеваний. — Прим. ред.), живу только на лекарствах. На них уходит 70−80 рублей. Это при том, что большинство наши. Но часть импортных, потому что отечественные некоторые не идут. В начале лета лежала в кардиологии. Лекарства, которые помогают, нужно покупать за свой счет. Это говорится, что у нас все бесплатно. Но то, что бесплатно, врачи не рекомендуют. А рекомендуют дорогостоящие препараты. Сейчас нужно делать массаж. В поликлинике не добиться. Нашли массажиста. Сеанс — 20 рублей. Дети возят меня в Новогрудок. Так и получается, что лекарства купила, за квартиру заплатила — вот и вся пенсия.

А за квартиру пенсионерке приходит немалый счет. В отопительный сезон сумма достигает 200 рублей.

— Площадь большая — 100 квадратных метров. Живу я с дочерью, она мать-одиночка, сына воспитывает, работает в частной фирме. Зарплата у нее сейчас маленькая, немного больше 300 рублей. У предприятия нет прибыли, еле выживает. Если бы жил мой муж, то мои 300 рублей, его 700−800, то можно было бы тянуть. А одному на пенсию очень сложно, — говорит женщина. — Дети мне помочь не могут. У одного сына дочь платно учится, каждый год растет стоимость обучения. У второго сына дочь окончила университет, но в Польше. Школу окончила с золотой медалью, призовые места на олимпиадах занимала. Пришла поступать в институт у нас, сказали, что только на платное. Возможности учиться платно не было. Поехала в Польшу, поступила на бюджет, общежитие дали. Говорит: «Бабушка, я в Беларусь возвращаться не буду. Делать здесь нечего, специалисты не нужны».

Антонина Васильевна считает, что у нас совсем не справедливые пенсии. «Лукашенко говорит много, а толку от этого нет».

— Обидно, что есть люди, которые вообще не работали и получают социальную пенсию. А я работала на пенсии с 2005-го до 2018 года включительно, хоть за эти годы бы что-то добавили. Я же 13 лет платила взносы и в ФСЗН, и налоги, — говорит она. — И такая ситуация у многих жен военных, когда они брошены на произвол судьбы и никому не нужны. Хотя когда нужно было родине, мы все и всех бросали и ехали куда надо.

«Если бы не дети, то пришлось бы куриные кости на суп покупать и ходить в обносках»

Мария Васильевна из Гомеля размером своей пенсии возмущена. Она хоть и не самая маленькая, но на 420 с небольшим рублей, считает женщина, «человек нормально жить не может, только выживать. И это после 40 лет работы на благо государства».

— Мои дети — и сын, и дочь уехали жить за границу, потому что для себя и своих детей они хотят лучшей жизни и старости, чем у их родителей. Мы работали за 600 рублей в месяц на заводе, выкручивались, тянули от зарплаты до зарплаты, так и на пенсии не пожить. Муж мой только вышел и через 2 года ушел, — говорит женщина. — А я… Если бы не сдача квартиры, которую оставили здесь дети, я не знаю, как бы выживала. Не будешь же у сына с дочкой на шее сидеть. А так квартиранты платят 400 рублей. Но я не все трачу, откладываю, чтобы к детям летом в гости съездить.

Четвертую часть пенсии Марии Васильевны съедают коммунальные платежи и связь. За квартиру, электричество, домашний и мобильный телефон она платит около 85 рублей. Еще 20 за интернет.

— Продукты сейчас какие дорогие. Килограмм куриной грудки — 6 с лишним рублей, молоко 1,5 рубля, на ценники на колбасу вообще смотреть страшно. А ту, что подешевле, есть невозможно. Я как-то несколько месяцев записывала свои траты — очень скромные, не влезла в пенсию. Только продукты потянули почти 400 рублей. Правда, тогда гости приезжали, но никаких деликатесов я на стол не ставила, все простое: отбивные, колбаски порезала, грудинки, помидоры, огурцы, оливье сделала и «шубу», картошки отварила, пару бутылок, — перечисляет собеседница. — На проезд 15 рублей. Иногда и больше у меня получается, потому что к сестре в деревню часто езжу.

Еще одна статья расходов у Марии Васильевны — пекинес Джуля, которого подарили дети. «Она не ест обычную еду, только специальный корм. А он стоит на день 3,5−4 рубля», — рассказывает хозяйка собаки.

— Если бы я знала, что эти собаки такие дорогие, дворнягу бы взяла, — с улыбкой говорит собеседница. — В общем, под 100 рублей в месяц у меня на нее уходит. Но подарили же, уже надо смотреть. Из развлечений у меня бассейн и вязание. Бассейн в месяц мне обходится в 30 рублей. Нитки сейчас тоже дорогие. Но я стараюсь детям и внукам что-то связать к приезду или когда сама к ним еду. Больше себе особо ничего не позволишь. Даже в то же кафе сходить — это минимум 10 рублей. А юбилей подруги отмечали, так по 30 рублей сбрасывались, чтобы посидеть в ресторане.

Единственное, что радует пенсионерку — тяжелых хронических заболеваний у нее нет и на лекарства уходит не так много денег, как у других.

— Я трачу где-то около 30 рублей на лекарства. Покупаю таблетки от давления. Витамины и всякие травяные препараты мне дети привозят, — продолжает она. — Еще они мне одежду дарят. Говорят, чтобы я здесь не покупала. И обувь тоже. У нас качественные кроссовки долларов 100 стоят, а у них на распродажах даже и за 30 купить такие можно. Скажите, и я сильно шикарно живу? Вроде нет. Но если бы не дети, то пришлось бы куриные кости на суп покупать и ходить в обносках, как многие вынуждены, у кого дети необеспеченные или просто не помогают.

Источник charter97.org

Вверх ↑
Новости Беларуси
© 2020 Мой BY — Информационный портал Беларуси
Новости и события в Беларуси и в мире.
Пресс-центр [email protected]