Информационный портал Беларуси "МойBY" - только самые свежие и самые актуальные белорусские новости

Звезда белорусской оперы сказал три слова на видео и был уволен

26.02.2021 политика
Звезда белорусской оперы сказал три слова на видео и был уволен

Вместе с коллегами Илья Сильчуков принял участие в ролике «Культура за забастовку».

Знаменитый белорусский оперный певец Илья Сильчуков был уволен из Большого театра в октябре 2020 года. Вместе с коллегами он принял участие в ролике «Культура за забастовку», сказал на видео три слова: «Стужкай, словам, дзеяннем». Уже через неделю был готов приказ об его увольнении — за совершение аморального проступка. Сильчуков и еще несколько работников обратились в суд. Представитель Большого завил: «Если бы в видеообращении было написано просто — гражданин Республики Беларусь Илья Сильчуков, никто бы его не увольнял», пишет tut.by.

В конце октября 2020 года стало известно, что из Национального театра оперы и балета уволены главный концертмейстер Регина Саркисова, оперный певец Илья Сильчуков и дирижер Андрей Галанов, скрипачка Алла Джиган и альтистка Александра Потемина. По приказу нанимателя, основанием для увольнения послужило «совершение работниками, выполняющим воспитательную функцию, аморального проступка, несовместимого с продолжением работы» (п. 3 ст. 47 Трудового кодекса). Все, за исключением Галанова, с этим не согласились и обратились с иском в суд.

— Считаем свое увольнение незаконным, совершенным по надуманным обстоятельствам, поскольку не совершали аморального проступка и не являемся лицами, выполняющими воспитательную функцию, — указано в исковом заявлении.

Сотрудники просили восстановить их на работе, взыскать с театра заработок за время вынужденного прогула (с 29 октября 2020 года) и компенсацию морального вреда — по 1000 рублей каждому.

В декабре 2020 года суд Центрального района Минска счел, что увольнение было законным, в удовлетворении заявленных требований отказал.

Солист Илья Сильчуков решил бороться дальше, 26 февраля его жалоба была рассмотрена в Минском городском суде, его интересы представлял адвокат Владимир Пыльченко.

— Суд первой инстанции решил, что Сильчуков уволен законно, поскольку совершил аморальный проступок, несовместимый с продолжением данной работы, — заявил адвокат. — Проступок этот выразился «в участии в видеообращении „Культура за забастовку“, посредством которого были выражены идеологические и политические взгляды Сильчукова. При этом для выражения этих взглядов Сильчуков идентифицировал себя как работник Большого театра». Указанный видеоролик просматривался в суде. В нем известные деятели культуры говорили о забастовке, то есть о праве граждан, гарантированным Конституцией, международными актами и Трудовым кодексом. Каких-либо нецензурных высказываний, пропаганды насилия, демонстрации гениталий, в конце концов, видео не содержит. Люди высказывают свою гражданскую позицию, и это их право. Может ли быть реализация права признана аморальной? Разумеется, нет. Сам по себе поступок Сильчукова как небезразличного к судьбе страны человека скорее вызывает уважение.

Илья Сильчуков — знаменитый белорусский оперный певец. Он окончил Республиканскую гимназию-колледж при Белорусской государственной академии музыки по специальности «хоровое дирижирование», вокальное отделение Минского музыкального училища имени М. Глинки, вокальное отделение и ассистентуру-стажировку Белорусской государственной академии музыки. В 2011 году прошел стажировку Young Singers Program Зальцбургского музыкального фестиваля. С 2005 года — солист Национального театра оперы и балета Беларуси. Неоднократно становился лауреатом международных конкурсов, выступал на сценах многих европейских театров. 14 августа Сильчуков отказался от звания лауреата Гранд-премий Специального фонда президента по поддержке талантливой молодежи (он получил ее в 2008, 2009 и 2010 годах).

— В свете всего произошедшего я отказываюсь носить звание трижды лауреата Гранд-премии президента по поддержке талантливой молодежи. Это неизмеримо малая потеря в сравнении с искалеченными и загубленными жизнями молодых героев, — написал Сильчуков и процитировал Библию: «Не будь побежден злом, но побеждай зло добром…» (Библия. Римлянам 12:21).

Также Илья Сильчуков участвовал в записи обращений с призывом остановить насилие в Беларуси.

Владимир Пыльченко обращает внимание, что суд пришел к выводу об аморальности действий Сильчукова не по сути его поступка, а сославшись на локальный нормативный акт — Кодекс чести творческого работника Большого театра.

— Кодекс чести для театральных деятелей может быть принят профессиональными союзами, но не директором театра, пусть даже и Большого. В чем разница между Кодексом чести судьи и Кодексом чести творческого работника? В том, что первый принимался профессиональным сообществом, на первом съезде судей Беларуси, когда представители одной профессии путем общественного обсуждения совместно приняли нормы этического поведения. У нас же в стране нет Кодекса судей Верховного суда или суда Молодечненского района. Поэтому локальный акт Большого театра, по сути, незаконен, и суд не должен был ссылаться на него в своем решении, — указал в суде адвокат. — Каким же образом был принят этот Кодекс чести творческого работника театра оперы и балета? Он был принят единолично приказом должностного лица. Но разве управленец организации выражает общественное мнение по вопросам этики? Разумеется, нет. Вопросы этики решаются не административного персонала, а представителями творческой организации. Если начальник ЖЭСа установит в своей организации, что ношение синего галстука является аморальным проступком, действительно ли работник может быть уволен по основаниям ст. 47 Трудового кодекса? Очевидно, что нет. Повторюсь: мораль — понятие общественное, и только общество может судить о добре, зле, но никак не отдельный завхоз, чиновник, заместитель директора театра.

Ранее Илья Сильчуков рассказывал журналистам, что через несколько дней после выхода видео ему позвонил заместитель директора театра Юрий Максименко и предупредил, что включит громкую связь. В служебном кабинете также находился юрист. У Ильи спрашивали о том, что он якобы призывал в одном из видео к забастовке. Певец ответил, что лично он таких слов не говорил и участием в этом обращении хотел проявить солидарность со всеми артистами Беларуси и ее народом.

Владимир Пыльченко в суде отметил, что в некоторых профессиях воспитание является одной из трудовых функции, например, в сфере образования, на артиста Сильчукова, считает адвокат, это не распространялось.

— Сильчуков, по мнению ответчика, занимался воспитанием, и это было его основной функцией, но где же прописана эта работа? В контракте — нет, в должностной инструкции — нет, в квалификационном справочнике — нет. В уставных целях Большого театра прописано — осуществлять эстетическое воспитание, но это относится либо к учредителям и собственникам театра, либо руководителям, основной функцией Сильчукова было пение.

Интересы театра в суде представлял начальника юридического отдела Александр Орса. С доводами Сильчукова и Пыльченко он не согласен:

— Прежде всего, мы говорим о якобы реализации конституционного права на забастовку. Но во-первых, мы все прекрасно знаем, что забастовка, исходя из норм трудового законодательства, это инструмент разрешения коллективного трудового спора. Понятно, что лица, участвующие в забастовке, не получают заработной платы. Понятно, что судом забастовка может быть признана незаконной, а в данном случае, поскольку причиной и основанием никак не является коллективный трудовой спор, то прямо скажем: велика вероятность, что такая забастовка была бы признана незаконной, и лица, участвующие в ней, были бы привлечены к юридической ответственности. Но главное даже не это. Дело в том, что труд в театре коллективный. Сильчуков являлся артистом труппы оперы, артистом-вокалистом. Кстати, как он потом утверждал в своем интервью, все оперные солисты как одна семья, что они все там чуть ли не единомышленники. Допустим, так. Но что значит бастует оперная труппа театра? У нас 240 спектаклей в год, приблизительно половина оперных, половина балетных. Значит, половина спектаклей сразу отменяется. Что значит половина спектаклей? Значит, вся труппа хора, которая задействована в оперных спектаклях, а это порядка 70 человек, уже остается без работы. Дальше, у нас есть оркестр, это порядка 140 человек, у них в два раза уменьшается нагрузка. Дальше, у нас у нас порядка 120 человек так называемой художественно-постановочной части (те, кто обслуживает спектакли) — и у них в два раза меньше работы, их же заработки значительно уменьшаются. То есть однозначно пострадают не только те, кто участвует в забастовке, но и те, кто не участвует. Считаем безнравственным, недобрым, нехорошим поступком призыв людей к тому, за что они могут быть привлечены к ответственности и за что пострадают другие люди, которые даже не участвуют в забастовке.

Юрист театра в суде настаивал, что Сильчуков в своей работе должен был заниматься и воспитанием тоже, эстетическим.

— Есть известная поговорка: театр начинается с вешалки. Простите, ну если у театра основная цель деятельности — эстетическое воспитание, так кто из работников театра реализует на практике эту цель? Наниматель решил, и я абсолютно с этим согласен, что это творческие работники, в первую очередь, артисты, хотя и дирижеры, и режиссеры, безусловно, к ним относятся, — считает Орса.

Он также подчеркнул, что принимая Кодекс, его согласовывали с профсоюзом театра и председателем худсовета.

— Почему такое пристальное внимание к артистам? — задался вопросом Александр Орса. — Да все очень просто. Артисты — это медийные публичные люди, они знаменитые, они известные, по мнению многих, они богатые, они добились в жизни успеха. Да ведь они для многих — пример для подражания. Мы, издавая Кодекс чести, не запрещали иметь артистам ту или иную точку зрения. И даже не запрещали, Боже упаси, высказывать ее в рамках законодательства. Мы говорили о том, что недопустимо высказывать свою точку зрения, используя служебное положение — это здание театра, занимаемую должность, специальное звание. Если бы в видеообращении было написано просто — гражданин Республики Беларусь Илья Сильчуков, никто бы его не увольнял, нарушения Кодекса чести не было. Он просто высказал свою позицию как гражданин, и театр не вправе давать этому оценку.

В итоге Минский городской суд постановил, что оснований в удовлетворении жалобы нет.

Источник charter97.org



Вверх ↑
Новости Беларуси
© 2009 - 2021 Мой BY — Информационный портал Беларуси
Новости и события в Беларуси и в мире.
Пресс-центр [email protected]