Новости БеларусиRSS-лента
Информационный портал Беларуси "МойBY" - только самые свежие и самые актуальные белорусские новости

«Было стыдно работать и кормить систему»

28.06.2021 политика
«Было стыдно работать и кормить систему»

История лидера профсоюза из Бобруйска, который объявлял голодовку в знак протеста.

57-летний бобруйчанин, председатель Бобруйской первичной организации Белорусского Независимого профсоюза, в этом году был осужден на полтора года домашней «химии» за оскорбление двух сотрудников милиции. Теперь мужчина может выйти на улицу только в течение двух часов в сутки в рабочие дни. В выходные и в праздники покидать квартиру ему полностью запрещено. До 30 июня бобруйчанин должен выплатить милиционерам две тысячи рублей моральной компенсации. («Белсат» https://belsat.eu/ru/news/27-06-2021-bylo-stydno-rabotat-i-kormit-sistemu-kak-profsoyuznyj-lider-iz-bobrujska-zhivet-na-domashnej-himii/) поговорил с профсоюзным лидером о жизни на химии, арестах и голодовке, забастовках на «Белшине» и о том, почему ему было стыдно там дальше работать.

фото: BELSAT

Чтобы пойти в поликлинику, нужно разрешение

С Сергеем Гурло мы встретились в его дворе в те самые два часа, когда ему можно выйти подышать свежим воздухом – с 16.00 до 18.00 часов вечера.

В режиме ограничения свободы мужчина живет уже почти месяц и говорит, что до сих пор не может привыкнуть.

– Чувствую себя совсем не комфортно, когда настолько контролируется твоя жизнь, – говорит наш собеседник. – Я никогда так не сидел дома. Теперь все дела нужно планировать на эти два часа. Раньше в баню часто ходил. Ее мне не запретили, но инспектор сказал – если успеешь за два часа. А это только доехать туда и поздороваться со всеми. Поэтому баня отменяется.

Сергей совсем не может выходить на улицу в праздничные и выходные дни, даже на лавочке возле подъезда посидеть. Нельзя посещать массовые мероприятия. Мужчина расстроен, что не сможет попасть на футбол или поиграть с внучкой, как раньше – они много времени проводили вместе, ездили в детские развлекательные центры, кафе. Сейчас Сергей с балкона наблюдает, как внучка играет во дворе.

Запрещено выезжать из города. Только в случае срочной потребности, но необходимо сообщать инспектору и получать разрешение. То же самое с поликлиникой – если к врачу надо пойти не с 16 до 18, а в какое-то другое время, то тоже нужно разрешение.

Проверить могут в любое время, говорит бобруйчанин. По телефону или инспектор или участковый могут зайти, патрульных отправить.

фото: BELSAT

«Полтора года на контроле каждый шаг, но это лучше, чем зона»

«Химия» у Сергея до 24 ноября 2022 года. Если нарушать режим, могут отправить в колонию. Если замечаний не будет – через полгода могут снять все ограничения, на что Гурло очень надеется.

Каждое воскресенье профсоюзный лидер должен ходить на профилактические беседы с участием православных священников и представителей общественных организаций. Но пока что, говорит Сергей, как таковых разговоров не было – надо было только расписаться, что пришел.

Каждый понедельник нужно ходить отмечаться в милиции.

Запрещено употреблять крепкие спиртные напитки. Если придут и будет подозрение, что выпивал, повезут на экспертизу. Нельзя ходить в гости. Разрешили только к соседу по лестничной площадке заходить. Принимать гостей можно. Интернет и связь тоже не запретили, но еще в феврале забрали телефоны и ноутбук во время обыска, поэтому пока не с чего выходить в интернет, отмечает бобруйчанин. Нового ничего Сергей не покупал, потому что не хотел, чтобы снова все забрали.

– Мне непросто жить в таком режиме, ведь что успеешь за два часа? Пройтись по району, на велосипеде покататься, – делится Сергей. – Иногда думаю, что, может, проще было бы, если бы мне дали столько, сколько просил прокурор – три месяца ареста. Я их отсидел бы и вышел уже свободным человеком без судимости. А здесь полтора года на контроле каждый шаг. Но, конечно, это лучше, чем на зоне. Здесь я все-таки волен и прилечь в любое время, книгу почитать, телевизор посмотреть.

«За то, как они меня оскорбляли, никто не ответит»

Телевизор, однако, Сергей может в скором времени потерять. Если до 30 июня не выплатит моральную компенсацию пострадавшим милиционерам. Мужчина уже оплатил 174 рубля судебных издержек. А вот денег, чтобы сразу погасить всю компенсацию, у него нет, и как выходить из ситуации, пока не знает. Возможно, будет просить рассрочку.

фото: BELSAT

Если до конца июня оплаты не будет, арестованные вещи Сергея –ноутбук, два мобильных телефона, флеш-карты, телевизор (единственное из техники, что оставили дома) – продадут с аукциона. Если выручки не хватит на погашение иска, то сдачу будут высчитывать из пенсии бобруйчанина. Которой и так не хватает на нормальную жизнь, отмечает профсоюзный лидер – за 35-летний стаж работы мужчина получает 595 рублей.

– Да и за что платить эту компенсацию? Мне морально очень трудно это принять, – говорит Сергей. – Платить за то, что я в чате с ними поссорился? За то, что ответственность за это понес только я, а что они обо мне писали и как оскорбляли, так это к делу не приложили, за это никто не ответит.

Профсоюзный лидер отмечает, что из-за всей этой ситуации довольно напряженная ситуация в семье. Жена Сергея, как он сам говорит, аполитична, и злится на него, что имущество арестовано, что обыски были и т. п.

– Всегда спрашивает, зачем это мне было нужно? – говорит Сергей. – Я понимаю ее, она очень переживает. Да и финансово тяжело – она работает уборщицей в школе за 400 рублей.

фото: BELSAT

«Как это: ты – белорус, а живешь в России? Каждый должен жить на своей земле»

Сам Сергей не работает с 1 февраля текущего года. Если бы ходил на работу, имел бы больше возможности бывать на свежем воздухе. Но мужчина не хочет никуда устраиваться.

– Я уволился в феврале, чтобы эту систему не кормить, – говорит. – Мне стыдно было, что я плачу взносы в ФСЗН, налоги на содержание силовиков. Я пообещал себе еще осенью, что если к Новому году ничего не изменится, то уйду. Пусть государство мне платит из бюджета то, что я заработал, а не я им.

Сергей Гурло проработал без трех месяцев 35 лет вулканизаторщиком на ОАО «Белшина». Пришел когда-то после армии ученикам, думал поработать год-два и уволиться, но в итоге остался на всю жизнь. Кроме «Белшины», Гурло больше нигде не работал.

В Бобруйске он живет тоже эти самые 35 лет. Хотя родился и провел детство в Калининградской области, на границе с Польшей. Туда когда-то переехали его деды с семьями после окончания войны. Мама была из Бобруйского района, папа – из Кличевского, рассказывает Сергей.

В армию мужчина попал в Гродненскую область.

–Познакомился с украинцами. Очень меня поразило, как они сказали: Как это ты – белорус, а живешь в России? Каждый должен жить на своей земле, – вспоминает наш собеседник. – Я и решил тогда вернуться на родину родителей. Приехал, устроился на «Белшину».

«Независимый профсоюз для нашей власти – преступление»

Более 25 лет Сергей Гурло – член независимого белорусского профсоюза. Вступил туда сразу, как только на заводе образовалась ячейка в 1993 году. Из-за этого всегда был «на особом счету» у начальства.

– Независимый профсоюз не любили еще до Лукашенко, – отмечает Сергей. – Оно и понятно, зачем это им? Зарплаты требовать будут, охрану труда. А с 1995 года независимые профсоюзы вообще вне закона оказались. Ведь для нашей власти это – инакомыслие, преступление.

В 2017 году Гурло возглавил бобруйскую ячейку БНП.

– Власти активно с нами боролись, и почти дожали, – говорит Сергей. – Из членов сейчас единицы остались. Кого-то запугали, кого-то уволили, другие на пенсию ушли.

Бобруйчанина огорчило, что даже в прошлом году, на послевыборной волне, когда рабочие начали выходить из официального профсоюза, из «Белой Руси», в независимый профсоюз все равно боялись вступать.

Сергея также неоднократно начальство пыталось убедить выйти из БНП. Обещали ему оплачивать командировки на спортивные соревнования взамен. Но Сергей не вышел. Хотя спорт очень любит. Много лет профсоюзный лидер серьезно занимался бегом, участвовал в марафонах.

– Бегал на сто километров, участвовал в 12-часовом, суточном беге, в республиканских, зарубежных марафонах участвовал, – рассказывает бывший «белшиновец». – Но завязал с бегом, так как работа подорвала здоровье – и позвоночник травмирован, и с суставами проблемы.

фото: BELSAT

Сын не хотел нарушать присягу – в которой написано – служить народу

Из-за работы на вредном производстве Сергей Гурло вышел на пенсию 19 марта 2014 года, когда ему исполнилось 50 лет. Но еще семь лет продолжал работать. Ведь, говорит, чувствовал, что и силы еще есть, и сына, ему на тот момент было только 15 лет, надо было «поднимать».

Сын отслужил во внутренних войсках с 2017 по 2019 год.

– В 2018 году позвонил мне и спрашивает – как работаешь 25 марта? – рассказывает Сергей. – Боялся, говорит, что ты приедешь, и будешь с той стороны, а я с этой. Он не пошел в оцепление, в итоге «отмазался». Говорил, что не хочет нарушать присягу, в которой написано – служить народу. После армии его звали в милицию, но не пошел, хотя и работу не мог найти в Бобруйске.

Сейчас сын живет и работает в Минске, дочь – в Бобруйске.

У «Белшины» был хороший порыв на забастовку, но не хватило решимости

Гурло отмечает, что ему обидно за Бобруйск, ведь так много людей выходило на протесты в начале, но их так быстро удалось запугать. Особенно обидно мужчине за «белшиновцев».

Когда на предприятии хотели начать забастовку в прошлом августе, Сергей сидел на сутках.

– Тогда брала честь, в самом начале, когда «Белшина» пыталась подняться, – говорит профсоюзный лидер. – Я хочу назвать даже два имени – Леша Костюкевич и Руслан Каримов – они спасли честь «Белшины». Причем, до этого всего они о политике ничего не говорили. Но критические ситуации показывают, кто есть кто. Они – золотые ребята. И были вынуждены уйти.

Гурло отмечает, что порыв на забастовку на «Белшине» был хорошим. Но чего-то не хватило. Возможно, решительности.

– Мне родные из Калининградской области говорят – вы, белорусы, слишком добрые и терпеливые, – говорит бобруйчанин. – Но ведь нас много было в самом начале. Можно было просто идти вперед. Нас было больше милиции. И власти были в растерянности. Надо было дожать.

Сергей уверен, что рано или поздно власть в Беларуси изменится, но насчет скорой победы у мужчины оптимизма нет.

– Власти и силовики теперь мстят за тот страх, который им пришлось пережить, – говорит бобруйчанин. Мы сегодня сами должны за себя бороться. Санкции санкциями, но никому мы не нужны, кроме себя. Европа сама за свою свободу боролась, они заслужили. Мы тоже сами должны.

«Якобы был приказ – берите всех, избивайте, садите. Месть, что голосовали против»

Гурло за последний год пережил четыре задержания, все эти разы отсидел сутки. Первый раз мужчину арестовали еще 19 августа 2020 года, в цепи солидарности после задержания Виктора Бабарико.

– Чем запомнилась та цепь, что там тихари вместе с нами стояли, показывали, кого брать, и один из них – одноклассник моего сына, я его с восьми лет знаю, хорошим мальчиком был, – отмечает Сергей.

Второй раз – 10 августа.

– Когда начался хапун, я хотел сфотографировать, но вдруг – «космонавты». Я даже фото не успел сделать, – вспоминает Сергей те события. – За обе руки – и в автозак. Завезли всех в отделение милиции, выстроили там лицом к стенке. Одна молодежь была, я там самый старый был. Со мной в камере сидели люди, которые случайно проходили через площадь, шли с работы. Их избивали, тянули по асфальту так, что были содраны боки. Такое ощущение было, что Лукашенко дал приказ – берите всех. Сбивайте. Садите. Штрафуйте. Ведь все голосовали против. Такая месть. У меня сейчас на суде за то оскорбление спрашивали – почему вы негативно относитесь к сотрудникам милиции? А как после всего этого к ним относиться?

Мужчине тогда дали 10 суток, но отпустили через восемь.

фото: BELSAT

Тем не менее, двое суток Сергей досидел в следующий раз, когда его забрали из дома 11 сентября за якобы участие в несанкционированном митинге. Тогда на суде, как рассказывает Сергей, в качестве доказательства предъявили фотографию похожего на него, но другого человека, знакомого Сергея. Как ни пытался мужчина доказать, что это не он, что его там не было, свидетель-милиционер утверждал, что видел именно его на митинге, на фото также он. Суд не стал отправлять фотографию на экспертизу и наказал бобруйчанина неделей ареста. В ответ Гурло объявил голодовку, которую держал до самого освобождения. Сильно похудел тогда, но от своего протеста до последнего не отказался.

Близится 6-й час вечера, и нашему собеседнику нужно возвращаться домой, отбывать свое домашнее наказание. Идем с ним вместе к подъезду.

– Сегодня буду отдыхать, а завтра булок напеку – быстро и хорошо они у меня получаются, внучка очень любит, – говорит Сергей на прощание.

Источник charter97.org



Вверх ↑
Новости Беларуси
© 2009 - 2022 Мой BY — Информационный портал Беларуси
Новости и события в Беларуси и в мире.
Пресс-центр [email protected]