Новости БеларусиRSS-лента
Информационный портал Беларуси "МойBY" - только самые свежие и самые актуальные белорусские новости

Создатель коронавирусов-химер оценил вероятность возникновения SARS-CoV-2 из лаборатории в Ухане

01.08.2021 общество
Создатель коронавирусов-химер оценил вероятность возникновения SARS-CoV-2 из лаборатории в Ухане

Американский микробиолог сформулировал вопросы к китайским властям.

Ярым приверженцам гипотезы об искусственном происхождении SARS-CoV-2 не нужно представлять Ральфа Бэрика. Это он в соавторстве Ши Чжэнли, "женщиной — летучей мышью" из Уханьского института вирусологии, опубликовал в 2015 году работу о химерном коронавирусе, "сшитом" из двух других. Даже на слушаниях в Конгрессе США Бэрика обвиняли в создании "супервирусов". Американский микробиолог дал большое интервью MIT Technology Review.

Бэрик никогда не занимался разработкой "супервирусов". В научной статье 2015 года намеренно не был опубликован геном химерного вируса, чтобы он не попал в плохие руки. С началом пандемии COVID-19 другие ученые попросили взглянуть на этот геном и пришли к выводу, что химера сильно отличается от SARS-CoV-2.

Сотрудничество с Ши Чжэнли началось в 2012 или 2013 году. Бэрик послушал ее доклад о найденных в пещере с летучими мышами коронавирусах SHC014-CoV и WIV1-CoV, а после выступления попросил показать их геномы. Ши Чжэнли прислала геномы еще до того, как опубликовала собственную работу, поэтому ее указали соавтором в той самой статье о химере. Ни она, ни члены ее команды не работали в лаборатории Бэрика, а группа Бэрика — в Уханьском институте вирусологии. Также американцы не передавали китайцам ни генетическую последовательность химеры, ни клоны, ни вирусы.

Бэрик придумал способ, как синтезировать вирус, имея одну только его генетическую последовательность, но сборка получилась бы дорогой. Для простоты взяли шиповидный белок SHC014-CoV и встроили его в SARS-CoV (не в SARS-CoV-2, который вызывает COVID-19, а в модифицированный вирус — возбудитель атипичной пневмонии 2002–2004 годов — прим. ТАСС). Получившаяся химера смогла заразить клетки человека. Бэрик не считает это экспериментом для придания нового свойства (англ. gain-of-function), поскольку исходный вирус тоже мог заражать клетки, причем даже лучше химеры. Тогда это сохранение функции, а не придание. Вдобавок химера была "смягчена" в мышах, так что даже можно говорить о потере свойства.

К 2016 году опыты с химерами и методы обратной генетики позволили выявить много опасных SARS-подобных вирусов, и ученые стали искать лекарства широкого спектра действия. Первым из них был ремдесивир. Уже в первые месяцы пандемии COVID-19 начались клинические исследования ремдесивира, и этот препарат был одобрен Управлением по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США раньше всех остальных. Другое лекарство, молнупиравир, тоже показало активность против коронавирусов еще до пандемии.

Критиков своих экспериментов Бэрик спрашивает, нашли ли они хоть одно лекарство широкого спектра действия, пока не началась пандемия, и есть ли у них вообще стратегия поиска таких средств (следует заметить, что ремдесивир не слишком эффективен, а молнупиравир, судя по всему, вообще бесполезен госпитализированным больным; возможно, они бы действовали лучше, если бы их вводили на ранней стадии инфекции, но в первые дни после заражения вирус обычно не дает о себе знать — прим. ТАСС).

В 2018 или 2019 году Национальные институты здравоохранения США обратились в лабораторию Бэрика, чтобы проверить мРНК-вакцину против MERS-CoV. К началу 2020 года было понятно, что вакцина хорошо защищает мышей от смерти. Когда эту вакцину переделали под SARS-CoV, она тоже получилась очень эффективной. Неудивительно, что, когда началась пандемия, Национальные институты здравоохранения США поставили в приоритет мРНК-вакцины. А недавно группа Бэрика опубликовала результаты исследования мРНК-вакцины против всех известных SARS-подобных коронавирусов: препарат защитил мышей. Такую вакцину не получилось бы разработать без экспериментов с химерами.

В Уханьском институте вирусологии проделывали похожие опыты, но за основу брали вирус WIV1-CoV. Бэрик сомневается, считать ли это экспериментами по приданию новых свойств. Национальные институты здравоохранения США признают таковыми только те, где SARS-CoV, MERS-CoV или штаммы птичьего гриппа пытаются сделать более заразными или патогенными. Генетически WIV1-CoV отличается от SARS-CoV на 10%, это другой вирус. Тем не менее это SARS-подобный вирус.

В лаборатории Бэрика работают, соблюдая строгие меры предосторожности, но он сомневается, что в США и других странах всегда поступают так же. В Китае многие эксперименты с коронавирусами летучих мышей проводят в условиях, соответствующих второму уровню биологической защиты (всего их четыре, самый строгий — четвертый). В этих условиях персонал заражается чаще, а проверяют работников реже. Сам Бэрик не стал бы экспериментировать с коронавирусами летучих мышей таким образом. Китай — независимое государство и сам решает, как проводить исследования. Но, как и другие страны, он должен нести ответственность за свои решения. Бэрик считает, что в этой области нужны международные стандарты, особенно когда дело касается малоизученных вирусов.

Бэрик подписал открытое письмо с призывом тщательно проверить все гипотезы о происхождении SARS-CoV-2. Его не устроил отчет совместной миссии экспертов Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) и китайских ученых. В нем не сказано, почему утечка из лаборатории "крайне маловероятна". Если эксперименты действительно проводились в условиях, соответствующих второму уровню биологической безопасности, то у Бэрика есть много вопросов. Вот некоторые из них: что и как делают в лабораториях? Насколько хорошо подготовлен персонал? Случились ли происшествия, когда кто-то мог заразиться, как эти происшествия расследовались и что было дальше? Каковы процедуры на случай, если у работника появился жар?

Хотя Бэрик не исключает утечку из лаборатории, ему кажется, что SARS-CoV-2 все-таки появился в природе. Убедительных подтверждений того, что вирус был создан искусственно, на данный момент нет.

До пандемии генетическими экспериментами с коронавирусами по всему миру занимались три-четыре группы. Вероятно, теперь их в три-четыре раза больше. Бэрика это тревожит, потому что не все полностью осознают риски. Вдобавок в будущем все новые вирусы, приведшие к вспышкам, будут изучать так же тщательно, и это откроет возможности для военного применения.

Бэрик предполагает, что со временем вирулентность SARS-CoV-2 вырастет. Дело в том, что человек становится заразным до того, как появляются тяжелые симптомы, то есть болезнь не сильно влияет на передачу вируса.

Источник charter97.org



Вверх ↑
Новости Беларуси
© 2009 - 2021 Мой BY — Информационный портал Беларуси
Новости и события в Беларуси и в мире.
Пресс-центр [email protected]