Новости БеларусиRSS-лента
Информационный портал Беларуси "МойBY" - только самые свежие и самые актуальные белорусские новости

Как архитектор из Минска купила старую хату в деревне и превратила ее в стильный дом

07.08.2021 общество
Как архитектор из Минска купила старую хату в деревне и превратила ее в стильный дом

В прошлом году Татьяна Синицева решила, что ей нужно найти свое «место силы».

Дом минского архитектора Татьяны Синицевой — реализация мечты о возможности жить за городом, в деревенской тиши и уединении. История получилась занимательная. В ее начале была старая деревенская хата с минимальными шансами на вторую жизнь, а в конце — «хэппи энд» в виде стильной реконструкции с намеком на продолжение. Realt.by рассказывает ее со всеми подробностями.

«Куплю старый дом под Минском»

В прошлом году Татьяна Синицева решила, что ей нужно найти свое «место силы» — там где можно побыть наедине с природой и самой собой, отдохнуть. Продумала первый маршрут, сделала отметки на карте — и в путь. Сначала присматривалась к деревням возле Минска, позже радиус поисков увеличился.

— Чем дольше я искала, тем дальше удалялась от города, — рассказывает Татьяна. — Стало понятно, что места похожие на те, которые мне подходят, начинаются в часе езды — там уже есть природа, тишина, меньше коттеджей и заборов. Но вот идеальный вариант, соответствующий моим критериям, найти оказалось не так просто.

Хороший вариант Татьяна нашла под Столбцами в деревне Околово: тихое место, дом, озеро рядом. Смущал лишь тот факт, что деревня стоит на месте крупнейшего месторождения железной руды в стране.

— Приехала и все мне там понравилось, — рассказывает она. — А в этот момент еще и радуга появилась. Думаю ну вот, это знак, надо брать. Но выясняется, что там нельзя заниматься строительством — в любой момент решат добывать руду под твоим участком. Несколько месяцев ходила расстроенная, даже перестала что-то другое искать. Позже я вернулась к этому вопросу. Подумала, что за столько лет ничего так и не начали добывать, то и не будут, по крайней мере в просматриваемой перспективе. Позвонила хозяевам дома, но цену те запросили неадекватную для его состояния. Говорят, «папа умирал, сказал дешевле 12-ти тысяч долларов не продавать». В тот же день опять начала штудировать объявление. И смотрю — появился в продаже дом в деревне в Мядельском направлении, в 60 км от Минска.

Дом и участок идеально подходили под запросы архитектора: на горочке, с видом на сосновый лес, никаких границ, нет соседей, практически хутор. Приятные бонусы — полноценный зарыбленный пруд с проточной водой, взрослый сад. Татьяна говорит, что даже если бы дом был ветхим, купила бы его только ради места. Но он был в отличном состоянии — фундамент без трещин, сруб крепкий. Поэтому и цену запросили за него высокую — 11 тысяч долларов.

— Интересно то, что я отмечала его раньше на своей карте и даже заезжала сюда, — говорит Татьяна. — Однако все выглядело очень ухоженным, подумала, что не продается.

До начала реконструкции это был простой деревенский дом с газовой плитой в холодной пристройке, с печкой и двумя грубками. Внутри пространство делилось на две комнаты — кухню и спальню. Добротный, но не современный дом, с удобствами во дворе.

— Цель задуманной реконструкции — получить место для меня самой в первую очередь, — говорит Татьяна. — Чтобы я могла там проводить свободное время — регулярно 2−3 дня в неделю. Я много лет была в большой загрузке по работе, поэтому хотела остановиться. Деревня дала эту возможность: сидишь в саду и чувствуешь минуты, себя, получаешь удовольствие от жизни, от момента.

Делая проект реконструкции Татьяна представляла, каким должен получиться ее дом.

— Мне хотелось максимальной связи с природой, поэтому проект предусматривал большую площадь остекления. Например, фронтоны стеклянные — проснулась, а за окном сад, пруд и лес, и можно этим любоваться, не вставая с кровати. А еще панорамное окно с выходом на террасу в столовой — утром сидишь за столом, пьешь кофе, а у тебя за окнами идет дождь, или снег лежит, или сад цветет. Ванная комната тоже с окном — можно принимать ванну и слушать птиц. А еще чтобы камин был обязательно, и дрова в нем трещали. Когда я показала первоначальный эскиз проекта реконструкции сыну, тот сказал «это же домик мечты!».

Шанс на вторую жизнь

Татьяна уверена, что в любом доме нужны минимальный комфорт — горячая вода, туалет. Поэтому первым делом хозяйка занялась подводом коммуникаций — водопровода, автономной канализации.

— Я старалась сделать пространство современным и комфортным, но между тем сохранить аутентичность традиционного белорусского дома.

Далее дом нужно было очистить дом от старых вещей. Продавец оставил буквально все, как было при прежних хозяевах — мебель, тарелочки на стенах, одежда. Попробуй еще придумай, куда все это девать. Можно было вызвать машину и без сожаления все грузить в мусор, но многие вещи было просто жалко выбрасывать — старые, но добротные, с налетом истории нашли свое место в новом интерьере. Вторую жизнь получили винтажные стулья из 60-х, старый круглый раздвижной стол, большие стеклянные бутли, табуретки, лавки, плетеные корзины.

— А потом добралась и до чердака — я забиралась туда как за сокровищами, — рассказывает Татьяна. — Там меня ждало огромное количество раритетов. Например, старый верстак 19 века, — клевая штука, он переместится в интерьер будущего кабинета. А еще деревянная маслобойка, старинные предметы быта. Нашлось и несколько пар лыж — мы на них с друзьями этой зимой уже катались.

Реконструкция начинается

Реконструкция началась с демонтажа заборов, старых навесов. Холодную пристройку у входа в дом тоже разобрали. Старый дверной проем заложили бревнами, а входную группу из стекла прорубили рядом. Внутри демонтировали перегородки и две грубки.

Потом очистили стены от многочисленных слоев обоев. Сруб изнутри отмыли и покрыли специальными составами против гниения, насекомых и огня. В ванной стены покрыты суперустойчивой пропиткой для влажных мест. Красить или шлифовать стены Татьяна не стала — ей нравится вид старого серого дерева.

— Один строитель предложил заделать швы на модный манер — проложить между венцами канат, но это бы сделало его похожим на придорожное кафе, лишило бы сруб его традиционного вида. Я вообще не сторонник делать что-то «под старину» — поэтому старалась сохранить аутентичность дома.

Главная трудность в ремонте деревенского дома — найти специалистов.

— Попробуй уговори плиточника приехать из Минска, только чтобы он уложил полтора метра плитки. Месяцами нужно было искать и организовывать спецов, чтобы они приехали поработать. Но самое трудное — найти людей на ручную «творческую» работу. Например, полы в доме добротные, крепкие, из широких толстых досок — теперь таких не сыщешь. Но в тех местах, где стояли грубки и перегородка получились дырки. Долго искала мастеров, чтобы заделать эти места новой доской так, чтобы стык был максимально незаметным. Была идея отшлифовать пол, но когда у тебя по центру дома заплатки на полу, единственный вариант — покрасить его краской традиционного оттенка.

Пол под камином выложили из мелкоформатной плитки, близкой по цвету к оттенку пола, что создает ощущение целостности. Часть перекрытия Татьяна убрала и над частью нижнего этажа появился второй свет. Дом стал сразу в разы светлее, просторнее. Убрав потолок, открылся вид на живописный гонт и стропильную систему старой крыши.

Лестница на второй этаж по проекту нужна была четкая, графичная, современная и компактная. В Беларуси искомой не нашлось, пришлось заказывать из Италии. Ванная комната отделена от остального пространства стеклянной перегородкой. На случай гостей есть дополнительная штора.

— Некоторые пытаются критиковать — а как в таком доме детям быть, мол, ограждений на втором этаже нет? — говорит Татьяна. — А никак, детей не предполагается. А как без душевой кабины? А она мне не нужна, у меня ванна. Я к тому, что этот дом — это дом моей мечты, все в нем сделано под конкретного человека — меня. Поэтому не стоит оценивать его по своим критериям.

«Таня с красивой крышей»

При ремонте старых домов нужно быть готовом к тому, что не все пойдет по плану. Например, Татьяна планировала сделать фальцевую кровлю.

— Я уже рассчиталась за металл, как мне строители прислали фото дома после демонтажа шифера. Под ним обнаружился старый деревянный гонт. И я вижу, какой красивой была эта первоначальная кровля. И тогда я поняла, что мне нужна деревянная. Поэтому договорилась с продавцом металла для фальцевой кровли, что он мне вернет деньги с выплатой ему небольшой неустойки.

А дальше Татьяна нашла ребят, которые занимаются деревянными кровлями. Не снимая старую кровлю, поверх ее смонтировали стропильную систему, уложили утеплитель и покрыли осиновой дранкой.

— Сначала переживала, что крыша за счет пирога утепления стала толще, увеличилась толщина лобовых досок фронтонов, — говорит Татьяна. — Мне казалось, что получилась слишком «тяжелая» крыша на контрасте со стеклом фронтонов. Но когда лобовые доски закрасили в тон гонта, крыша уже не воспринимается тяжеловесно.

Недавно на улице в деревне со мной заговорила одна женщина — из тех пенсионеров, которые приезжают только на лето. И она все никак не могла понять, кто я такая и где живу. Тут подходит вторая женщина, более осведомленная, и говорит — «Так это та Таня, у которой красивая крыша».

Проект предусматривал остекление двух фронтонов. Татьяна говорит, что это сложный элемент — это же деревенский старый дом и нужно еще постараться сделать так, чтобы все размеры и плоскости сошлись. Но в целом монтаж прошел удачно.

Окна и ставни остались в оригинале — архитектор отреставрировала и перекрасила рамы, утеплила наличники. На зиму будет вставляться вторая рама «на гвоздь», как это делали прежние владельцы.

Фасад остался в первозданном изумрудно-зеленом цвете — Татьяна решила даже не перекрашивать его.

— Это не самый любимый цвет, но я с ним сроднилась, — объясняет она. — Современные архитекторы хотят серое или черное, но белорусские дома традиционно были яркие — зеленые, голубые, желтые. В этом я убедилась за время своих поисков. И мне это нравилось. Если это все отшлифовать, покрыть маслом или заново покрасить, то это будет уже другой дом.

Зимой дом отапливается камином и печкой. Есть еще электроконвекторы с управлением по интернету — их Татьяна включает перед выездом из Минска, чтобы они немного подогрели воздух. Полноценно обогреть дом ими не получится — электросети в деревне маломощные.

Чтобы прогреть дом зимой, нужно несколько часов протапливать камин и печь, — рассказывает Татьяна. — Причем камин очень быстро накаляется и хорошо греет воздух вокруг себя. Печь прогревается только через пару часов, зато она потом долго отдает тепло. А еще он заменяет мне кухонную плиту — научилась в ней готовить.

В дальнейшем Татьяна планирует сделать электроотопление, но пока занимается сбором документов, чтобы электросети увеличили выделенную мощность.

История с продолжением

Опыт преображения старой хаты в «домик мечты» оказался востребованным — после того, как фото дома архитектора появились в соцсетях и на специализированных сайтах о дизайне, — люди обращаются к Татьяне за консультациями, присылают фото своих старых домов.

Она говорит, что часто люди рассчитывают отремонтировать старый дом за пару тысяч долларов, при этом не понимают, что за эти деньги можно получить.

— Если хотите перестроить хату за пару тысяч, то не рассчитывайте, что у вас будет второй этаж и стеклянные фронтоны, — объясняет она. — Потому что второй этаж — это переделка крыши, утепление, лестница, пол, отопление, фронтоны. По своему опыту скажу, что у меня это «съело» полбюджета всей реконструкции. На весь проект, с материалами, работами, коммуникациями и мебелью я потратила около 40 тысяч долларов (без стоимости дома), из них только деревянная кровля стоила около 7 тысяч.

Источник charter97.org

Вверх ↑
Новости Беларуси
© 2009 - 2021 Мой BY — Информационный портал Беларуси
Новости и события в Беларуси и в мире.
Пресс-центр [email protected]