Информационный портал Беларуси "МойBY" - только самые свежие и самые актуальные белорусские новости

Как из простых белорусских пацанов получились террористы

15.09.2011 общество
Как из простых белорусских пацанов получились террористы Первые белорусские террористы еще не давали своих показаний, но из оглашенного в Верховном суде обвинения стало относительно понятно, как два простых витебских пацана стали ужасом своей страны.

Вчера в Верховном суде Беларуси были оглашены обвинения в отношении первых белорусских террористов Дмитрия Коновалова и Владислава Ковалева. Сами обвиняемые лишь частично признали свою вину. Они еще не успели дать свои показания и рассказать о том, почему вдруг пошли на массовое убийство людей. Но из оглашенного обвинения можно достаточно четко проследить пути становления белорусских террористов и хотя бы частично понять, что ими двигало. Именно частично, так как обвиняемые, похоже, и сами еще не все понимают и осознают.

Какие обвинения предъявлены первым белорусским террористам, мы уже писали. Поэтому не будем повторяться, а перейдем к сути.

Уникальные химики или простые пацаны?
Александр Лукашенко назвал Дмитрия Коновалова уникальным химиком. На самом деле, как стало понятно из обвинения, ничего уникального, в этом человеке нет. Уникальность, в этом деле возникла только потому, что кому-то надо было оправдаться перед главой государства. Оправдаться за то, у всех на глазах в Беларуси происходило становление белорусских террористов, а этого никто не хотел замечать. Оправдаться за то, что у нас в стране любой 14-летний пацан может без труда приобрести подручные материалы, чтобы сделать мощное взрывное устройство и взорвать его практически в любом месте. Оправдаться за то, что несмотря мощную идеологическую машину, которая работает в стране, она совершенно не контролирует умы подрастающего поколения. Вот и возникла уникальность, чтобы сказать: это не государство у нас такое, просто люди уникальные попались.

Как было отмечено в обвинении, Дмитрий Коновалов организовал у себя в квартире, а потом и в своем подвале своего дома целую лабораторию, где создавал взрывчатые вещества, которые испытывал в Витебске и вблизи железнодорожной станции Гришаны.

Согласно обвинению, свой первый серьезный взрыв Коновалов вместе с Ковалевым произвели в один из дней с октября по декабрь 2000 года в подъезде дома №7 по ул.Бядули в Витебске. Сделано это было в связи с желанием «открытого демонстративного вызова обществу, стремление противопоставить свою личность, выразить свою неоправданную агрессию и вседозволенность, получить моральное удовлетворение от процесса совершаемого ими преступления», а также для ощущения «ложного чувства самореализации и своего превосходства над окружающими людьми и обществом». Звучит красиво, но не более того.

Марганцовка и магний – лучшие товарищи
Откуда у 14-летних пацанов из благополучных семей возникли столь серьезные террористические мотивы, обвинение не пояснило. Зато заместитель генерального Алексей Стук, который оглашал обвинение, рассказал из чего было сделано самодельное взрывное устройство.

«Данное оружие было изготовлено на основе герметичной металлической оболочки длинной около 10 сантиметров, диаметром от одного до полутора сантиметров, с находящимся внутри самодельным взрывчатым веществом в виде смеси магния и перманганата калия», -- сказал А.Стук. Вот так вот, обычный магний и обычная марганцовка. Этот состав известен 80 процентам белорусских подростков старше 14 лет и активно применяется ими для изготовления взрыв-пакетов. Эта традиция в подростковой среде перешла к нам еще со времен Советского союза. В свое время во многих белорусских городах аптекам даже запрещалось продавать несовершеннолетним марганцовку, чтобы те не делали взрыв-пакетов. Сейчас же все эти компоненты достать проще простого и большое количество пацанов с приближением новогодних праздников развлекаются тем, что заворачивая на карандаш обычную бумагу, засыпают туда магний и марганцовку и делают взрыв-пакеты, которые потом взрывают на улице. Достаточно 1 января пройтись по улице, чтобы увидеть множество бумажных остатков таких «взрывных устройств».

Коновалов и Ковалев просто пошли дальше и насыпали смесь в металлическую трубу, чтобы взрыв получился мощнее. По мнению обвинения, парни прекрасно осознавали, что данное взрывное устройство может ранить и даже кого-то убить и значить, совершили злостное преступление. Но исходя из общей подростковой увлеченности магнием и марганцовкой, совершенно очевидно, что ни один 14-летний пацан закручивая очередной взрыв-пакет, даже не задумывается над последствиями. Им просто хочется, чтобы бабахнуло посильнее.

О том, что это было простое подростковое взрывное увлечение, говорят и последующие эпизоды, где основой для «взрывных устройств» уже служит исключительно подростковое сырье – плотно свернутая бумага. Потом к магнию и марганцовке добавилась еще и селитра, которая тоже в ходу в подростковой среде вместе с сахаром. Ее используют как для создания как взрыв-пакетов, так и самодельных фейерверков, или ракет, как говорят подростки. Рецепт рассказывать не будем, но он известен тысячам, и не представляет собой ничего уникального. В свое время для этого даже использовалась фольга, из которой изготавливались крышки для бутылок с молоком или кефиром.

Не кому было остановить
У Советского союза от этого совершенно не уникального подросткового увлечения было одно хорошее средство – армия. Путь Коновалова и Ковалева в Беларуси прошли тысячи подростков. Они также начинали взрывать разные вещества, делать ракеты, фейерверки и петарды – все мощнее и мощнее. Но потом им исполнялось 18, и армия выполняла роль строго воспитателя, в прямом смысле выбивая из парней дурь. Молодые люди быстро взрослели и переставали врывать, уступая место новому поколению подростков.

В случае с Коноваловым и Ковалевым все произошло по-другому. В обвинении четко прослеживается деградация парней, попавших в сеть взрывного увлечения, и их профессиональный рост на этом поприще. Получив несколько раз удовольствие от взрывов в подъездах и у библиотеки, парни быстро пресытились и начали придумывать что-то более интересное.

В результате они в качестве эксперимента стали добавлять в магний и марганцовку новые опасные вещества, а также искать новые места для развлечений. Так как взрывать пакеты в подъездах стало уже не интересно, парни начали закладывать самые настоящие растяжки. Изготавливая все те же взрыв-пакеты, но уже значительно мощные, они закладывали их на пути следования людей, натягивая поперек дороги проволоку или леску: человек задевал растяжку и происходил взрыв.

По данным Генпрокуратуры, было устроено три таких взрыва, в результате которых один несовершеннолетний получил повреждение органов слуха (его оглушило взрывом), а еще одним человек получил ожоги. Третий пострадавший от растяжек ехал на велосипеде и отделался легким испугом, так как из-за скорости, горючая жидкость, которая содержалась в новых взрыв-пакетах, не попала на него.

По сути, здесь можно согласиться с жесткой оценкой президентом действий правоохранительных органов Витебска. Зная, что в городе кто-то все больше и больше увлекается опасными взрывами, в том числе уже начинает устанавливать самодельные растяжки на пешеходных дорожках, органы правопорядка не предприняли никаких действий, чтобы найти разгулявшихся пацанов и остановить их, пока не стало слишком поздно.

Четыре террористических акта, чтобы заметили
Генеральная прокуратура квалифицировала как террористический акт четыре взрыва. Первых два произошли в Витебске 14 и 22 сентября 2005 года, и еще два в Минске – 4 июля 2008 года и 11 апреля 2011 года.

Иными словами, с начала активной деятельности на взрывном поле и до первого теракта Коновалов и Ковалев прошли путь в пять лет. Именно в это время их еще можно было остановить. Даже не столько силами правопорядка, сколько грамотной идеологической работой. Но страна, где нет четкой идеологии просто обречена натио, что рано или поздно она вырастит Коновалова или Ковалева. В рамках идеологии от них будет потом легко отмахнуться, сказав, что это просто уникальные люди.

Пять лет – достаточно большой срок для любого профессионального роста. Поэтому нет ничего удивительного, что от завернутых в бумагу магния и марганцовки парни перешли к более серьезной основе взрывных устройств и их начинке. Приобретая для этого тротил и тротилосодержащие взрывчаты е вещества.

Так по данным следствия, в качестве основы для создания взрывного устройства, которое было приведено в действие 12 сентября 2011 года, использовалась алюминиевая банка из-под напитка емкостью 0,33 литра. Она была начинена специальной взрывной смесью и металлическими поражающими жэлементами.

Следствие квалифицировало это устройство, как осколочно-фугасного действия. Именно здесь парни перешли черту, разделяющую обычных хулиганов от террористов. Не только потому, что взрывное устройство было начинено металлическими поражающими элементами, но и потому, что подрывники отдавали себе отчет в том, какую опасность оно представляет, осознанно допуская наличие человеческих жертв.

Но несмотря на все это даже тут вряд ли можно найти в действиях обвиняемых «высокие» террористические мотивы и желание противопоставить себя обществу. Повзрослевшие на пять лет пацаны уже насытились обычным подрывами, и им явно не хватало острых ощущений. Да и правоохранительные органы не обращали на все их взрывы никакого внимания. В такой ситуации создание более мощного взрывного устройства было делом времени для постоянно экспериментирующих взрывников.

И вот 14 сентября 2005 года, около 18 часов 45 минут, вблизи остановки общественного транспорта «Площадь Свободы» на пересечении улицы Ленина и проспекта Фрунзе в Витебске, произошло знаковое для Беларуси событие – первый в стране теракт. Именно он и привел к событиям 11 апреля 2011 года.

В результате первого теракта двум лицам были умышленно причинены легкие телесные повреждения, привлекшие за собой кратковременное расстройство здоровья. Но местные правоохранительные органы опять не обратили на опасное события никакого внимания. И тогда 22 сентября 2005 года, около 22 часов 17 минут, Коновалов совершил в Витебске еще один взрыв аналогичного устройства-- возле дома №35 по ул.Ленина и летнего кафе от ресторана «Эридан».

В поисках острых ощущений
Понятно, что бездействие органов правопорядка в Витебске породило у парней чувство собственной значимости и безнаказанности, которое требовало все новых и новых приключений. Именно поэтому, они и перебрались в Минск – не жить, не учиться, а именно взрывать. Витебск им был уже не интересен, а Минск манил только что сформировавшихся в террористов не только новыми возможностями по апробированию новых взрывных устройств, но и вероятными последствиями. Взрыв в столице – это ужен ЧП, это шум, это адреналин. Это действительно вызов обществу, противопоставления себя одного всем им – тем, кто находится по ту сторону их мира.

Интересная деталь. Изготавливая первое устройство для теракта, Коновалов использовал в качестве взрывателя электрическую лампочку, у которой была удалена стеклянная колба. Именно такие взрыватели от низковольтовых лампочек используют и подростки, чтобы смастерить управляемый на расстоянии взрыв-пакет. Этот факт красноречиво подчеркивает, что первые белорусские террористы сформировались из обычных подростков, увлекающихся изготовлением самодельных петард. Таких в Беларуси даже не сотни, а тысячи. И все они, как Коновалов и Ковалев находятся сегодня в воспитательном вакууме, который создан нашей идеологической машиной. Если учесть, что и марганцовка в белорусских аптеках до сих пор продается свободно, то можно понять, почему на суде по делу Коновалова и Ковалева предприняты такие серьезные меры безопасности.

Незамеченная потенциальная опасность
Сегодня государству нужно хорошо проанализировать случившееся, учесть все просчеты и в срочном порядке их устранить, иначе могут появиться новые Коноваловы и Ковалевы. Именно неспособность госорганов к реальной оценке ситуации в стране, в том числе и связанной с безопасностью граждан, привела к трагедии 11 апреля 2011 года.

Из оглашенного в суде обвинения это четко прослеживается. В сентябре 2005 года в качестве основы для взрывного устройства использовалась алюминиевая банка 0,33. В июле 2008 года уже два пакета из-под соков «Садочак» и «Моя семья», емкостью 2 литра. Любой здравомыслящий человек, сопоставив эти два события, сразу бы нашел между ними связь и предпринял бы меры безопасности, чтобы не появилась емкость внушительней.

В Беларуси люди, обладающие всей полнотой информации, почему-то бездействовали. Почему? Будем надеяться, что ответ на этот вопрос будет получен во время суда. Но именно это бездействие привело к тому, что вечером 11 апреля 2011 года на станции метро «Октябрьская», в черной сумке, оказались сразу две пластиковые 6-литровые емкости, начиненные сильным взрывчатым веществом и металлическими поражающими элементами. Это итог профессионального роста двух обычных витебских пацанов: бумажный сверток - металлическая трубка - банка 0,33 - емкости из под сока в 2 литра – 6 литровые пластиковые емкости. Если бы Коновалова не взяли, нет сомнений, что следующий взрыв был бы устроен с применением минимум 20 литровой канистры. Но ведь можно было все это остановить и на более низком уровне…

Источник ej.by

Вверх ↑
Новости Беларуси
© 2020 Мой BY — Информационный портал Беларуси
Новости и события в Беларуси и в мире.
Пресс-центр [email protected]