Новости БеларусиRSS-лента
Информационный портал Беларуси "МойBY" - только самые свежие и самые актуальные белорусские новости

Да придет Спаситель

Да придет Спаситель

Беларусь, по всей видимости, приближается к преддефолтному состоянию. Объем имеющихся ликвидных иностранных активов и их отношение к валовым инвалютным обязательствам за декабрь сократились до катастрофически низкого уровня. Даже с учетом того, что в декабре некий “спаситель” поддержал банковскую систему валютной ликвидностью более чем на $1 млрд.



Иностранные активы  - критично низкие

За декабрь - минус $854 млн

На конец 2014 года общий объем имеющихся в наличии наиболее ликвидных иностранных активов и требований, не несущих внутрибелорусскую нагрузку валютными обязательствами  ("требований к нерезидентам" - золото, иностранная валюта, депозиты у нерезидентов, ценные бумаги нерезидентов, кредиты нерезидентам, участие в капитале нерезидентов и прочие требования), составил $6,236 млрд.

За декабрь сумма таких активов сократилась на $854 млн, или на 12,0% - максимальное месячное процентное падение с декабря 2010 года. Снижение произошло как у Национального Банка (на $698 млн), так и в системе коммерческих банков (на $157 млн).

За год - минус $1,856 млрд

С начала года объем иностранных активов банковской системы Беларуси уменьшился на $1,856 млрд, на начало года в наличии было на $8,092 млрд. Это - минус 22,9%. Для справки: в 2013 году сокращение иностранных активов составило $2,037 млрд, или 20,1%.

Годовое сокращение случилось и у Национального Банка - на $1,580 млрд, и в системе коммерческих банков - на $275 млн. Резкий рост активов в июне – результат получения кредита от российского банка ВТБ.

Рис.1. Изменение иностранных активов банковской системы по месяцам в 2014 году, $млн


Тренд - негативный

Объем иностранных активов банковской системы Беларуси - минимальный с кризисного мая 2011 года. Максимальный же зафиксирован в конце июля 2012 года - $13,290 млрд.

Иностранные активы Национального Банка сейчас также минимальные с середины 2011-го, у банков же  - за несколько последних лет, но колебания объемов там незначительны.

Рис.2. Динамика объема иностранных активов банковской системы с конца 2005 года, $млрд



Обязательства перед нерезидентами - миллиард от "спасителя"

За декабрь - плюс $615 млн

В декабре объем обязательств банковской системы Беларуси перед нерезидентами резко увеличился до $9,560 млрд - на $615 млн, и это сильнейший месячный прирост в ушедшем году. Причем произошло это исключительно за счет взрывного роста суммы внешних обязательств Национального Банка (на $1,112 млрд, в 2 раза), когда как обязательств коммерческих банков перед нерезидентами стало меньше на $497 млн (минус 6,3%).

Рис.3. Изменение обязательств банковской системы перед нерезидентами, по месяцам в 2014 году, $млн


В структуре внешних обязательств Национального Банка в декабре на $702 млн выросли кредиты от нерезидентов и на $413 млн - депозиты нерезидентов. То есть, кто-то дал Нацбанку $700 млн взаймы и еще $400 млн - на хранение с правом пользования.

Без этих $1,1 млрд, полученных Нацбанком от «спасителя», в декабре было бы $3-хмиллиардное снижение этих активов, до катастрофического для Беларуси уровня - более низкого, чем было перед кризисом 2011-го.

За год прирост внешних обязательств незначителен

С начала года обязательств всей банковской системы Беларуси перед нерезидентами стало больше лишь на $75 млн (на 0,8%). Однако, у Национального Банка – больше на $902 млн (плюс 69,4%), а у коммерческих банков – меньше на $827 млн (минус 10,1%). То есть, банки возвращали ранее взятое взаймы, а Нацбанк компенсировал этот отток, взяв в долг в свою очередь.

В 2013 же году прирост внешних обязательств банковской системы был много более внушителен - на $2,926 млрд (на 44,6%). Причем на 2/3 - за счет прироста долгов коммерческих банков. То есть, тогда именно через них осуществлялся приток валюты в страну, а 1/3 привлек Нацбанк.

Объем внешних обязательств - рекордный

В отличие от нисходящей динамики иностранных активов, объем внешних обязательств у банковской системы Беларуси в настоящее время находится на максимуме, причем объем конца декабря - $9.560 млрд - исторически максимальный.

Значимое сокращение внешних обязательств происходило лишь в 2012 году, когда банки возвращали заемные средства, которые одалживались в период конца 2010 – начала 2011 гг. Тогда Национальному Банку не нужно было компенсировать этот отток привлечением средств, взятием обязательств на себя. А наоборот, Нацбанк тоже сократил свою задолженность перед нерезидентами. Валюты в стране тогда хватало: был посткризисный восстановительный период, недавно продан Белтрансгаз и много зарабатывалось на продаже нефтепродуктов в Европу как растворителей и разбавителей, без уплаты в бюджет России таможенных пошлин на экспорт.

Рис.4. Динамика объема обязательств банковской системы перед нерезидентами с конца 2005 года, $млрд


Чистые иностранные активы

Разница между объемом иностранных активов (требований к нерезидентам) и объемом обязательств перед нерезидентами составляет величину чистых иностранных активов (ЧИА). Здесь привлечение средств банками из-за рубежа не увеличивает показатель - ведь прирастают как активы, объем валюты в банковской системе страны, так и пассивы, валютные обязательства системы перед внешним миром.

За декабрь - минус почти полтора миллиарда

За декабрь ЧИА увеличили свое минусовое значение на 79,3%. В номинальном выражении - на $1,469 млрд. Такого падения показателя за месяц в истории Беларуси еще не было. Даже в печально знаменитых декабрях 2010-го и 2008-го ЧИА уменьшились на $1,215 млрд  и $1,161 млрд соответственно.

Особенно здесь «пострадал» Национальный Банк - ЧИА в декабре сократились на $1,810 млрд, на 38,9%. Это более чем двойне превышает месячное снижение показателя в декабрях 2010-го и 2008-го. На конец 2014-го объем ЧИА Нацбанка - $2,839 млрд.

Коммерческие банки же улучшили свой внешний баланс на $340 млн. Это максимальный месячный прирост в 2014-ом.

Рис.5. Изменение чистых иностранных активов банковской системы, по месяцам в 2014 году, $млн


За год - ухудшение более чем вдвое

На 1 января 2014-го объем ЧИА банковской системы составляли $-1,393 млрд., а на 1 января 2015-го - уже $-3,324 млрд. То есть, минусовое значение увеличилось на 138,7%. Номинально - на $1.931 млрд.

За 2013-й же год ЧИА сократились еще больше - на $4,962 млрд. Именно тогда, в октябре 2013-го, в разгар осеннего валютно-финансового миникризиса того года, они перешли в минусовую зону.

Таким образом, за два года внешний баланс банковской системы стал хуже на $6,893 млрд. Привлеченные в страну валютные средства вложены в валютоНЕокупаемую экономику. Теперь, с учетом такого размера минусовых ЧИА, вопрос о возможности возврата заемных средств - особенно актуален.

ЧИА начала 2015-го - исторический минимум

Максимальные ЧИА банковской системы, как и означенный выше совокупный объем иностранных активов (требований к нерезидентам), зафиксированы в конце июля 2012 года - $+6,660 млрд.

Декабрьское же снижение ЧИА вывело этот показатель на исторически минимальный - $-3,324 млрд. Снижение с максимума - на $9,984 млрд. Почти $10 млрд за 2,5 года.

Рис.6. Динамика объема чистых иностранных активов банковской системы с конца 2005 года, $млрд


Совокупная инвалютная задолженность

Совокупных инвалютных обязательств - более $22 млрд

Банковская система Беларуси работает на пассивах не только иноземных, привлеченных извне и номинированных, естественно, в иностранной валюте, но и на внутренних инвалютных. Причем вторая составляющая инвалютных пассивов, являющихся большей частью инвалютными депозитами (из них почти 2/3 - физических лиц), в настоящее время превышает первую.

Так, внешних иностранных обязательств, как сказано выше, сейчас - $9,560 млрд, а внутренних же - инвалютных депозитов резидентов (и их депозитов в драгоценных металлах, а также ценных бумаг вне банковского оборота, номинированных в иностранной валюте) - $12,540 млрд. То есть, больше на 31,2%.

Объем внутренних инвалютных пассивов банковской системы Беларуси, правда, в декабре сократился на $35 млн. Но из-за роста внешних обязательств в этом месяце на $615 млн, совокупный объем их увеличился на $580 млн, впервые перевалив за $22-миллиардную отметку, составив $22,100 млрд.

Рис.7. Динамика объема совокупных (внешних и внутренних) инвалютных обязательств банковской системы Беларуси с конца 2005 года, $млрд


Отношение иностранных активов к инвалютным обязательствам

Инвалютная ликвидность - близкая к критичной

За последние 10 лет лучшее соотношение имеющихся в наличии наиболее ликвидных иностранных активов (требований к нерезидентам) и совокупных инвалютных обязательств (инвалютная ликвидность банковской системы) было в начале 2008 года - более 90%. Первый белорусский кризис новейшего времени, вызванный мировым кризисом, произошел когда соотношение снизилось до 60%. Второй - чисто белорусский, 2011-го года - до чуть более 40%. Последний же, декабря 2014-го - уже на уровне 30%. То есть, ситуация сейчас гораздо хуже.

Такая низкая покрываемость инвалютных обязательств ликвидными иностранными активами ведет к угрозе невозможности оперативного исполнения этих обязательств, особенно перед населением, на долю которого приходится треть инвалютных пассивов банковской системы. А ведь оно наиболее чувствительно реагирует на малейшие изменения в финансовой сфере Беларуси.

Рис.8. Динамика отношения объема ликвидных иностранных активов к объему совокупных инвалютных обязательств


Сейчас все держится на сохраняющемся доверии населения к белорусской банковской системе и к государству. Но малейший сдвиг его в обратную сторону может вызвать массовое закрытие валютных депозитов, как это произошло в декабре с рублевыми. Но если рубли можно «напечатать и раздать», то с валютой этот номер не пройдет: недостаток инвалютных активов мгновенно вызовет коллапс, внутренний инвалютный дефолт. Поэтому в этой сфере государству придется уделать особое внимание.

Беларусь vs Украина

Ситуацию в Украине называют преддефолтной

Ситуацию в Украине сейчас принято называть преддефолтным состоянием. И действительно - золотовалютные резервы Национального Банка Украины (НБУ) сократились уже до уровня "незначимых". Идет отток средств из банковской системы по всем ее секторам. Значительный объем активов был потерян из-за ситуации в Крыму и на Донбассе, а пассивов, особенно внешних обязательств, от этого меньше не становится. Растет недоверие к финансовой системе страны.

Поэтому интересно сравнение состояния дел в Украине с наличием иностранных активов, размером внешней и внутренней инвалютной обязательствами и инвалютной ликвидностью.

В украинской банковской системе более значительная доля имеющихся в наличии иностранных активов приходится на коммерческие банки. Это придает больше устойчивости банковской системе к возникающим общегосударственным проблемам, а ЗВР НБУ имеют меньшее, чем ЗВР НБ РБ в Беларуси, значение, хотя тоже очень высокое.

Рис.9. Динамика объема иностранных активов банковской системы Украины с конца 2007 года, $млрд


Как видно из диаграммы, падение иностранных активов носило перманентный характер еще с середины 2011-го года. А с начала 2014-го оно ускорилось. В Беларуси - похожая ситуация, но падение идет с середины 2012-го и более резкое (рис.2).

А вот ситуация по внешним обязательствам банковской системы в Украине и Беларуси кардинально различаются. В Украине иностранные пассивы сокращаются с конца 2008го, а в Беларуси - растут, достигнув, как выше сказано, рекордного значения в конце только что закончившегося декабря. То есть, в Украине все это время доля внешних пассивов сокращалась, когда как в Беларуси (рис.4) банки были главным каналом привлечения иностранной валюты в страну.

Рис.10. Динамика объема обязательств банковской системы Украины перед нерезидентами с конца 2007 года, $млрд

 

Ситуация с ЧИА в Украине тоже не радужная, однако они на конец ноября (на конец декабря данных пока нет) составляли положительную величину. В отличие от Беларуси (рис. 6), где "минус" по ЧИА существует уже более года.

Рис.11. Динамика объема чистых иностранных активов банковской системы Украины с конца 2007 года, $млрд


Объем совокупных инвалютных (иностранные и инвалютные внутренние) обязательств банковской системы Украины с конца 2008-го находился на примерно одном уровне, около $60 млрд: уменьшение внешних обязательств, перед нерезидентами, компенсировался увеличением внутренних инвалютных обязательств, притоком инвалюты от резидентов.

Падение началось с конца 2013-го года - прямая реакция владельцев банковских пассивов на события в Украине - деньги начали выводить из банковской системы.

Рис.12. Динамика объема совокупных (внешних и внутренних) инвалютных обязательств банковской системы Беларуси с конца 2005 года, $млрд


В Беларуси же эти объемы только росли - и пассивы внешние и, особенно, пассивы внутренние инвалютные: доверие к банковской системе было (и пока остается) на высоком уровне, хотя к собственной валюте после 2011-го года упало значительно (результат - сильный рост валютных депозитов в 2012-ом).

В Украине тоже, как и в Беларуси (рис. 8), происходит сокращение инвалютной ликвидности банковской системы Украины - уменьшение соотношения иностранных активов (требований к нерезидентам) к совокупным (внешним и внутренним) инвалютным обязательствам.

Рис.13. Динамика отношения объема ликвидных иностранных активов к объему совокупных инвалютных обязательств в банковской системе Украины


То есть, ситуация в банковской системе Украины, как и Беларуси, ухудшается. И здесь встает вопрос - а насколько сравнима ситуация в Беларуси с украинской, которую называют преддефолтной.

Если в Украине преддефолт, то что же тогда в Беларуси?

По объему иностранных активов в банковской системе страны на душу населения у Беларуси и Украины в среднем не сильно различались - иногда выше в Украине, иногда - в Беларуси. Но сейчас в Украине ниже - доверие к финансовой и банковской системе в воюющей стране не может быть велико: вкладчики изымают свои деньги из банков и переводят их в наличную валюту, а статистика не может достоверно учесть количество иностранных активов на руках граждан. Да и в Беларуси тоже в декабре 2014-го много было переведено в наличную валюту.

Рис.14. Динамика размера иностранных активов в банковских системах Беларуси и Украины на душу населения, $


В случае же с внешними долгами банковской системы - по-другому: если раньше в Украине показатель «объем обязательств перед нерезидентами на душу населения» был выше, то теперь - наоборот: в Беларуси в последние годы произошло накопление банковской системой  значительного объема средств из-за рубежа.

Рис.15. Динамика размера обязательств банковских систем Беларуси и Украины перед нерезидентами на душу населения, $


И показатель ЧИА банковской системы на душу населения Беларуси намного хуже украинского.

В Украине минусовые ЧИА были в последнее десятилетие только в период мирового кризиса, который действительно сильно ударил по экономике Украине снижением цен на основные экспортные товары этой страны - металлам и зерновым. Приток денег в страну сократился и банковской системе для выполнения собственных обязательств пришлось занимать большой объем средств за рубежом - что видно на графике объема обязательств - сильный прирост в конце 2008-го года. Скорей всего, на конец декабря 2014-го ЧИА банковской системы Украины также «уйдут в минус» - но уже больше из-за сокращения объема иностранных активов.

В Беларуси же минусовые ЧИА были и в период кризиса 2011-го, и в настоящее время.

Рис.16. Динамика размера чистых иностранных активов банковских систем Беларуси и Украины с конца 2007 года, $


Но больше всего впечатляет разница в динамике и размерах совокупных (внешних и внутренних) инвалютных обязательств банковских систем Беларуси и Украины на душу населения.

В Беларуси в настоящее время на 1 жителя приходится $2332 (на конец декабря) совокупных инвалютных обязательств банковской системе, в Украине - $944 (на конец ноября, в конце декабря будет еще меньше). Такова разница долларизации банковских пассивов стран.

Рис.17. Динамика размера совокупных (внешних и внутренних) инвалютных обязательств банковских систем Беларуси и Украины на душу населения, $


И одна и другая резервных валют не эмитирует. И у одного и другого государства отрицательное сальдо текущего счета платежного баланса - и здесь и там по внешнеэкономическим операциям валюты из страны уходит больше, чем в нее приходит. Но накопленных валютных обязательств у банковской системы Беларуси чуть ли не втрое больше.

Как результат, инвалютная ликвидность, показывающая способность банковской системы оперативно отвечать на собственные инвалютные обязательства, в Украине намного выше, чем в Беларуси.

Рис.18. Сравнительная динамика отношения объема ликвидных иностранных активов к объему совокупных инвалютных обязательств Беларуси и Украины


В итоге получается, что по показателям украинская ситуация выглядит лучше белорусской: возможностей ответить по инвалютным обязательствам у украинских банков больше - за счет меньшей долларизации банковских пассивов. Тем более если учесть ситуацию, в которой Украина сейчас находится.

Но в случае Беларуси, у ее (белорусской) банковской системы имеется еше один, весьма важный актив - сохраняющееся доверие к ней со стороны населения, который не дает пока ситуации двигаться в сторону коллапса. А именно коллапс, «если что», ее и ждет с таким низким уровнем валютной ликвидности. Достаточно, причем, просто подтолкнуть  - все держится «на волоске» доверия. Очевидно, что в «украинской ситуации» дела с сохранностью валютных сбережений в Беларуси были бы намного хуже.

Да и доверие может уже не помочь - еще один такой месяц как декабрь - и все, останется одно золото, а ведь не война. Или продавать лакомые куски государственной собственности. Такие как Белкалий или два НПЗ. Иначе где взять еще деньги для выплаты валютным вкладчикам? Запад не дает, у России самой финансовые неурядицы.

Ну, например, предложено заменить валюту чем-нибудь другим: «Наш финансовый рынок — это что-то эфемерное,- сказал А.Лукашенко, - Наведите, пожалуйста, здесь порядок. Человек может вложить деньги в товар, валюту, а может - в акции, облигации предприятий государства. Это же один из путей связывания денег населения. И предприятиям, и государству это будет выгодно. Вместо того чтобы за банками бегать, предприятия выпустят ценные бумаги, соберут деньги и направят их на собственное развитие».

То есть, белорусские власти прекрасно понимают ситуацию. А.Лукашенко, обращаясь к новому Председателю Национального Банка Беларуси, потребовал «…укрепить доверие населения, предприятий к национальной денежной единице — белорусскому рублю. Это означает сокращение долларизации экономики».

Другими словами, надежда остается именно на этот самый актив - остающееся доверие к банковской системе, которое может существовать лишь в режиме спокойствия в стране, в том числе спокойствия на валютном рынке.

Если же власти не добьются намеченного, при возможном следующем ухудшении положения, какое было, например, в конце 2014-го с рублевыми вкладами и валютным рынком, срочно понадобится Спаситель уже не с одним миллиардом, как в декабре, а уже с пятью - один на оставшиеся рублевые вклады и четыре - на огромную массу валютных.

Источник bdg.by



Вверх ↑
Новости Беларуси
© 2009 - 2022 Мой BY — Информационный портал Беларуси
Новости и события в Беларуси и в мире.
Пресс-центр [email protected]