Новости БеларусиRSS-лента
Информационный портал Беларуси "МойBY" - только самые свежие и самые актуальные белорусские новости

«Rammstein» в Минске: Крик о том, как больно народу, когда ему затыкают рот и не дают чувствовать

11.03.2010 культура

Своими впечатлениями от концерта в Минске немецкой группы Rammstein делится один волонтеров, работавших в «Минск-арене» во время концерта.

Взгляд блогера roma-stefanenko показался нам заслуживающим внимания. Приводим полный текст:

О самом шоу и впечатлениях от него написано довольно много и профессионально. О фото уж молчу:) Поэтому воздержусь от этого и попробую рассказать о событии немного с другого ракурса, с которого оно освещено меньше: как это всё организовывалось и готовилось.

Как я туда попал

Мне посчастливилось побывать на этом мероприятии в составе команды волонтёров из 56 человек, разбитой на 3 бригады, бригадиром одной из которых был я. Наша миссия состояла в перетаскивании разнообразных здоровенных коробок на колёсиках с аппаратурой и всяческими проспособлениями, монтаже/демонтаже сцены, ограждений и т.п. Не доверяли нам только работу с аппаратурой посложнее типа светового оборудования: этим занимались уже усатые дядьки с надписями на куртках «Дворец Республики». «Дворец Республики», кстати, и выступил организатором, арендовав «Минск-Арену» как помещение, удовлетворяющее всем предъявляемым требованиям: пожарной безопасности, вместительности и пр.

- …Эх, я так надеялся, что концерт отменят.

- Ага, я тоже. Мне-то что за это дадут, 40 тысяч? А геморроя…

Такую беседу двух работничков мне довелось услышать.

А специальные работы со звуковым аппаратом и пиротехникой проводили уже сами немцы, которые приехали в Минск в составе 140-ка человек на 6-ти автобусах. Всё необходимое для шоу, кстати, приехало на 20-ти фурах с надписями Rock-n-Roll Truck, растянувшихся колонной на километр. Пиротехники приехало несколько сотен кг 22-х видов. Спасали бы нас от неё, если что, 50 спасателей на 6 машинах.

А поселились «немчики» в Crowne Plaza. У Клима там друг работает швейцаром.

Со мной же и ещё двумя бригадирами заключили договоры о том, что мы обязуемся исполнить требуемые работы в срок (с 7-ми утра и до 24-х ночи; реально – до 3-х) и за символические 5 тыс. р. каждому волонтёру на открытый в «Беларусбанке» счёт. Всё мол легально, даже карточки социального страхования нам оформили, собрав необходимые данные. Всего с обеих сторон в обслуживании шоу задействовано 350 человек.

Главный же бонус – обещание нашего присутствия на трибунах на всём концерте, кроме последней песни Engel, с которой мы уходим получать инструкции по демонтажу. Правда, об этом в договоре ничего написано не было, за что мне пришлось потом здорово попереживать. Но всё обошлось, что уже чётко и окончательно закрепило во мне понимание двух вещей:

1. Внимательно читай договор. Не верь никому, кого не знаешь.

2. Если белорусы занимаются организацией чего-либо – быть беде.

Ещё на таких условиях работала команда переводчиков. Это студенты и симпатичные студентки иняза. Так что хорошо знать иностранные языки: не нужно таскать всякую гадость и вымазывать руки, чтобы попасть на концерт. Вот, не пост, а прямо текстовое сопровождение социальных реклам из белорусского ТВ:)

Как это было

К 7-ми утра мы собрались у служебного входа «Минск-Арены». Нам выдали бейджи и усадили на одну трибуну, постепенно вызывая группами в указанном количестве человек.

Надо сказать, меня поразило шоу, но ещё больше – то, как всё это создавалось, масштабы организации. То, что я наблюдал – пример отлично налаженного менеджмента с немецкой стороны, где каждый знает своё место, свои обязанности и своё время, которое он ценит. Была продумана каждая мелочь. Особенно чётко всё это прослеживалось на контрасте с белорусскими «главнюками»: эти всё время орали на нас и друг на друга матом, нервничали и часто не понимали, что делать. После такого сравнения становится непонятно: как мы выиграли войну? Была ситуация, когда три «руководителя» пытались собрать вместе два ограждения. Я думал, они друг друга поубивают. И я был бы этому рад, честно говоря. Поэтому если вызывали работать, то я шёл к немцам (кстати, в команде были и англичане, и датчане, но для простоты будем величать и их фрицами), несмотря на языковой барьер. Хотя, вряд ли он был, честно говоря: они все говорили по-английски прекрасно, а я – достаточно, и если я не понимал чего-то, то скорее из-за собственной туповатости:)

Но не буду сосредотачиваться на раздолбайстве наших. Хотя похожих и похуже ситуаций было много. Остановимся на приятном.

Все тяжести были компактно собраны в ящики/коробки на колёсиках, катать которые не составляло особого труда (вспомнил, как мы таскали на весу ручками здоровенные колонки в БГУ). На аналогичном концерте 18 февраля в Осло, по словам наших руководителей, в противовес нашему чисто мужскому белорусскому коллективу 20% волонтёров составляли девушки. Так что вся тяжесть заключалась в том, чтобы рано встать и довольно долго работать. Никто ничего себе не надорвал (к слову, по технике безопасности запрещено было поднимать грузы больше 50 кг в одиночку) и не падал в обморок.. Вот немцам, судя по всему, приходилось гораздо хуже: предыдущий концерт у них был – 5-го марта в Вильнюсе, а следующий – в Киеве 9-го, а т.е. для ребят – это уже конвейер. И это, конечно, один из факторов слаженности их работы.

- Hell job?) – спросил Денис фрица.

- Oh, yeee. – он посмотрел на нас. – Wasting city…

После такого заявления разговоры о том, как им нравится город и наша страна, мы решили не заводить. Не хочется разочаровываться. Хм... Хотя всё равно за это время конкретно они ничего, кроме дороги и «Минск-Арены», не видели и не увидят: им приходится ударными темпами работать – а значит, и объективно ничего сказать они не смогут.

Вначале монтировался потолок. Эта 50-тонная махина в процессе сборки висела над полом на длиннющих цепях, а затем её подняли вверх и огромной толпой сдвинули на это место уже почти смонтированную целую сцену на колёсиках. Запечатлить процесс передвижения, к сожалению, не удалось. Должно быть, со стороны это выглядело величественно.

Потом пошли декорации. А ближе к обеду начался тест звуковой аппаратуры и пиротехники, который мы имели удовольствие наблюдать. И мы поняли, чувствуя в груди глубокие и мягкие удары баса, глядя на обдающее жаром пламя и светящуюся сталью «индустриальную» сцену, как же здесь будет здорово спустя пару часов. Как 11 тысяч человек и музыканты добавят к этому живую человеческую энергию.

Интересно, что у немцев было практически ВСЁ своё. От разборной сцены до поваров. Для волонтёров паёк, правда, был довольно примитивен и похож на стандартную порцию в студенческой столовой: котлета, гречка и квашеная капуста. Кормили нас один раз + бесплатный чай и кофе + свободно можно было в любой момент взять бутылку с водой. Забегая вперёд: в конце концерта, когда мы уже стояли за сценой, Вадим заприметил одну бутылочку. Но в ней была не вода, а что-то горючее. И это предназначалось, как вы понимаете, не для огненного шоу, разве что опосредованно. Что показывает, что и немцы тоже люди:) В общем, «огненную воду» мы бессовестно выкрали и выпили.

chibasik.livejournal.com

Много интересного поведал гитарный техник. У каждого музыканта свой инструмент, причём число гитар от 6-ти до 10-ти. Каждый комплект хранился в отдельной подписанной именем музыканта коробке. Для каждой песни – особая настройка и новая гитара, дабы не перестраивать её прямо во время выступления. «Машинками», кстати, ребята не пользуются вовсе: она "просто не нужна для такой музыки".

С 16.00 до 18.30 у нас был перерыв, после которого мы опять-таки через служебный вход по бейджам зашли на концерт. Нас усадили за непродающиеся места на трибунах «на линии штрафной». Со ступенек менты заботливо сгоняли. Но правила обходимы: мои ребята провели на халяву трёх человек, а на места получше на соседних трибунах многие прошли без проблем. На танцпол, правда, не пустили.

В 22.00 нас сняли для проведения инструктажа, мы поделились на команды (для этого выдали цветные бумажные браслеты) и, получив инструкции, отправились досматривать концерт уже из-за сцены. Там в это время находится довольно большое количество персонала. Например, один из пультов расположен прямо под сценой. А когда происходят взрывы, зажигается красная мигалка и все дружно затыкают уши. Выглядит забавно:)

Исполнив Engel, поклонившись и попрощавшись с публикой, музыканты спустились со сцены и прошли мимо нас, всего-то в 1,5-2 метрах. Вадим даже умудрился пожать руку клавишнику. Ещё ему подарили барабанные палочки и он слямзил бутафорный патрон, огромный бракованный болт от ограждения и зачем-то здоровенный рулон туалетной бумаги.

Далее следовал оперативный демонтаж, ещё более оперативный, чем приготовление. На лбах немцев проступали капли пота, на языках белорусов крутились одни и те же эмоционально окрашенные слова. Первые, кстати, вообще ни разу при мне никому не грубили.

А потом – о чудо! – Тилль вышел к нам, волонтёрам, и начал раздавать автографы! Сблизи был заметен возраст, остатки грима и крашеность чёрных волос. Так я и получил роспись на свой бейдж.

chibasik.livejournal.com

Да, когда не просто присутствуешь и наблюдаешь, а ещё и участвуешь в событии от самого начала до самого конца, это оседает в тебе особенно глубоко. С другой стороны, всё чудо «расколдовывается», и ты уже понимаешь, что, например, Тилль неспроста стоит во время концерта на определённом месте: иначе Тилль преврался бы в гриль:)

Мысли. Таран для Берлинской стены

Глядя на раскрашенных 40-летних мужиков в кожаных костюмах, поющих на немецком и заигрывающих с фашизмом в столице страны, которая строит идеологию на Победе ’45-го года, можешь соблазниться подумать: «Чёрт, видел бы это мой дед, кинул бы на сцену гранату и перевалил бы ползала». Так кому-то может показаться, что Rammstein ну никак не вяжется с белорусской ментальностью. Но это только поверхностный взгляд.

Они ведь выросли в ГДР, том же совке, что и мы, только в совке-light. И появись эта группа у нас – это выглядело бы вполне логично, даже ещё логичнее (при таких же экономических условиях). Тоталитаризм, моностилистическая культура, подавление индивидуальности и сексуальности – вот что породило этот стиль; это реакция сопротивления. Это не пропаганда идей фашизма, это грустная ирония, крик о том, как было больно твоему народу, когда ему затыкали рот и не давали чувствовать. Правда, здесь есть следующий момент.

Безусловно, это было круто. Вот только понимаешь после всей проделанной и увиденной работы, что дядька Маркс был прав насчёт отчуждения человека от труда. Разделение труда и деньги – здоровские штуки, но с искусством они играют злую шутку: нечто творческое, стихийное, импровизационное по своей природе загоняется в клетку расчёта, оптимизации и конвейера – короче, в клетку капитализма.

У ребят ведь всё расписано по минутам и сантиметрам, главное – не эмоциональность (хотя в этом упрекнуть парней нельзя), а чётко сработать, исполнить свою жёсткую роль. Даже в танце угадывается заученность и даже какая-то усталость от этой заученности.

Поэтому индустриальный стиль Rammstein – это весьма и весьма метафорично. Они стебутся над капитализмом, но ведь и сами при этом являются его детищем. Если представить «закат Европы», я бы его представил именно так.

Это Событие – не просто концерт. Это зерно чистого сорта капитализма на белорусской новостройке. Это прорыв, в первую очередь идеологический. Другой вопрос, хорошо это или плохо. Не спешите с ответом.

Источник charter97.org

Вверх ↑
Новости Беларуси
© 2009 - 2021 Мой BY — Информационный портал Беларуси
Новости и события в Беларуси и в мире.
Пресс-центр [email protected]