Информационный портал Беларуси "МойBY" - только самые свежие и самые актуальные белорусские новости

Владельца трехкомнатной квартиры в центре Минска сделали бомжом

12.03.2010 общество

Почти год инвалид первой группы Алексей Кравцов вынужден жить в психиатрической лечебнице в «Новинках» из-за крупной аферы и попустительства милиции.

По правилам, его уже давно должны были выписать домой. Но врачи, нарушая все возможные инструкции, не отказывают Алексею Кравцову в приюте. Как сообщает «Народная Воля», это объясняется тем, что больному человеку некуда возвращаться – у него больше нет квартиры в центре Минска.

Казалось бы, что страшные, бесчеловечные истории о том, как людей выселяют и убивают из-за квартир, случаются где-то в Москве, Санкт-Петербурге, Риге. Но, оказывается, и в практике минских судов дела о квартирных аферах не редкость. В белорусской столице тоже достаточно желающих обогатиться за счет квартир одиноких людей. И сложно себе представить, насколько просто это сделать в нашем «правовом» государстве. И как потом сложно, практически невозможно обманутому человеку вернуть свое имущество обратно.

Юрий Корчик обратился к журналистам от отчаяния. Почти год длится следствие по факту мошенничества, аферы с квартирой двоюродного брата его жены — одинокого инвалида I группы Алексея Кравцова. Вернее почти год длятся история с захватом этой квартиры и попытки родственников вернуть ее законному владельцу. За это время квартиру успели дважды перепродать, Алексей Кварцов вынужден жить в психиатрической клинике в Новинках, а уголовное дело даже не рассматривалось в суде.

«Леша жил в самом центре Минска, на улице Кирова в элитной «сталинке», -- рассказал Юрий Корчик. -- Трехкомнатная квартира, рыночная стоимость которой сегодня не менее 200 тысяч долларов, досталась ему в наследство от родителей. Он был единственным сыном ветерана Великой Отечественной войны, сотрудника Белгосуниверситета Петра Кравцова. Из ближайших родственников у Леши только две двоюродные сестры. Одна из них несколько лет назад уехала к детям в Канаду, другая — моя жена. На нас и легла забота об Алексее».

По словам Юрия Корчика, Алексей Кравцов инвалид с детства по психическому заболеванию. «Раз в полгода ложится на лечение в психиатрическую клинику. Обслуживает он себя сам, поэтому опекунства родственники не оформляли. Однако регулярно его навещали, помогали по хозяйству.

«17 апреля прошлого года мы с Алексеем условились, что я приеду 28 апреля и мы посетим Северное кладбище, где похоронены его родители, -- рассказал Юрий Корчик. -- И вдруг 27-го числа звонит соседка Алексея и буквально кричит в трубку: «Срочно приезжайте!». И рассказывает, что двери в квартиру Алексея взломаны, вещи упакованы в мусорные мешки для вывоза, а те, кто дверь взломал, на расспросы соседки ответили кратко: «Мы купили эту квартиру».

Корчик тут же обратился в РУВД Ленинского района, написал заявление о пропаже Алексея и захвате квартиры. Двумя днями позже он подал аналогичное заявление в прокуратуру.

«Новый владелец не пытался скрыться. Он встретился со мной и в присутствии сотрудников милиции рассказал, что купил квартиру за 142 с половиной миллиона рублей у, назовем его так, Гацука. (Пока идет следствие, фамилии проходящих по этому делу людей оглашать нельзя). Гацук якобы представился родственником хозяина квартиры, т.е. Алексея, и показал заверенную у нотариуса доверенность на право распоряжаться его собственностью. Цена покупателя Малевича (фамилия тоже изменена) устроила, и он приобрел эту квартиру. Но жить здесь не собирается и готовит квартиру к очередной продаже. Позже выяснилась и еще одна любопытная деталь: Малевич — не просто покупатель с улицы, он имеет лицензию на проведение сделок с жильем», -- рассказал Юрий Корчик.

Родственники повторно обратились в милицию, поскольку были уверены, что признаки аферы налицо: во-первых, Алексей — инвалид I группы и сделка с ним была недействительная, во-вторых, у Алексея не было технического паспорта на квартиру, он хранился у Юрия Корчика и его супруги. В-третьих, квартира продана за 49 тысяч условных единиц, хотя ее рыночная цена 200 тысяч долларов. И, наконец, в-четвертых, сам Алексей Кравцов после этой «сделки» пропал.

Его нашли 6 мая. Сотрудникам милиции новый владелец квартиры Малевич заявил, что Алексею купили домик в деревне Борисовского района и искать его надо там. По указанному адресу милиция действительно обнаружила Алексея Кравцова в доме незнакомой ему женщины. Инвалида доставили в Минск, но не в свою квартиру — оттуда он уже был выписан, а в Новинки.

После этого Алексей Кравцов рассказал, как происходила «сделка».

17 апреля к нему пришли двое молодых мужчин, представились соседями и предложили в качестве спонсорской помощи заменить краны для воды на кухне. Сказали, что для отчетности эту работу якобы надо заверить у нотариуса и что они зайдут на днях и отвезут его в нотариальную контору. Кравцов им поверил. Более того, в тот же день к нему пришел работник милиции, забрал паспорт, сказав, что он необходим для оформления ремонта и будет возвращен после его завершения. Паспорта, к слову, нет и по сей день.

Через день Алексея Кравцова отвезли в нотариальную контору. Однако не Ленинского района, где он был прописан, а почему-то в Зеленый Луг, в нотариальную контору Советского района.

Какое-то время Алексей Кравцов сидел в машине, потом его пригласили в кабинет и предложили подписать доверенность на ремонт.

Хотя, как стало понятно позже, это была совершенно другая доверенность — вот так просто, сам того не зная, он отказывался от квартиры, где родился, и уезжать из которой никогда не хотел. Через несколько дней был оформлен и акт купли-продажи квартиры инвалида I группы Алексея Кравцова. Но об этой сделке ему, естественно, никто ничего не сказал и денег никаких не предложил. Спустя пару дней инвалида отвезли в деревню, объяснив, что пока идет ремонт, ему лучше пожить здесь, в тиши, на свежем воздухе. И инвалид снова согласился, не заподозрив ничего опасного.

«Мне казалось, что милиция в срочном порядке должна разобраться в этом откровенном мошенничестве, -- рассказал Юрий Корчик. -- Но время шло, а уголовное дело никто возбуждать не торопился. Хотя открывались и новые факты. Алексея, как я уже сказал, милиция нашла в деревне Борисовского района, где со слов нового владельца квартиры Малевича ему был куплен дом. Но потом оказалось, что дом ему купили только 30 апреля — это когда я уже написал два заявления о пропаже Алексея и захвате квартиры. И не в Борисовском районе, а в Столбцовском. Покупкой занималось все то же «доверенное лицо» Алексея — Гацук. Леши, естественно, никто ни в деревне, ни в нотариальной конторе города Столбцы, где оформлялась покупка, не видел. Но в этом доме, как выяснилось позже, проживают люди. В нем прописан муж женщины, продавшей это жилье...»

Более того, милиция отказалась возбуждать уголовное дело.

«В мае я получаю из милиции постановление... об отказе в возбуждении уголовного дела. Представляете! Никакого мошенничества, никакого криминала во всей этой истории милиция не увидела! Наши правоохранительные органы решили, что это честно и по закону — отобрать у инвалида квартиру и выкинуть его на улицу», -- сказал родственник инвалида.

Вскоре Алексею Кравцову неожиданно перестали выплачивать пенсию.

«Ему перестали платить пенсию, -- вспоминает родственник. -- В больнице в Новинках я взял доверенность, заверенную главврачом, на то, что буду получать пенсию за Алексея, пока он находится на лечении. Но в сберкассе пенсию мне не выдали, сказали, что из Министерства обороны (Алексей Кравцов получал пенсию как сын ветерана и инвалида Великой Отечественной войны) пришло письмо, что Алексей Кравцов... умер. При разбирательстве выяснилось, что данные о его смерти в министерство пришли из города. А все потому, что из квартиры его выписали и никуда не прописали. Немало мне пришлось потратить сил и времени, чтобы восстановить пенсию Алексея...»

После этого родственники стали обращаться в высокопоставленные органы: к министру МВД, генеральному прокурору, к председателю Госконтроля.

«Я всех просил разобраться в этом жутком и запутанном деле, вернуть квартиру ее законному владельцу, наказать мошенников, обратить внимание на неправомерность действий сотрудников милиции. Но мои письма, видимо, никто не читал, никто по существу на них не реагировал. В ответ шли отписки. Было очевидно, что никого чужое горе не интересует и вся эта провозглашенная с высоких трибун забота о народе — только красивые слова», -- отметил Юрий Корчик.

Дело немного изменилось, когда родственники обратились в администрацию Лукашенко.

31 августа 2009 года Ленинский РУВД наконец-то возбудил уголовное дело в отношении Гацука по факту мошенничества. И наложил арест на продажу квартиры. Но ее владельцем стал уже человек, не имеющий к этой махинации никакого отношения. Еще в мае Малевич продал квартиру по бросовой цене, за 85 тысяч долларов.

«Но то, что дело возбудили, как я потом понял, ничего не значило, -- рассказал родственник инвалида. -- Потому что велось оно ни шатко ни валко. А совсем недавно, в феврале этого года, я получил уведомление, что оно приостановлено «в связи с невозможностью производства следственных действий». Скажите, как после этого можно верить, что следствие в нашей стране вершится по закону, что наша милиция стоит на страже наших прав?!»

Источник charter97.org

Вверх ↑
Новости Беларуси
© 2009 - 2021 Мой BY — Информационный портал Беларуси
Новости и события в Беларуси и в мире.
Пресс-центр [email protected]