Новости БеларусиRSS-лента
Информационный портал Беларуси "МойBY" - только самые свежие и самые актуальные белорусские новости

Vinsent: Никаких компромиссов! Только белорусскоязычный рэп!

28.11.2015 культура

Белорусский рэпер «Vinsent» рассказал, почему борьба за белорусский язык важнее, чем борьба за власть.

А также в интервью «Белсату» рэпер пояснил, в чем разница между ним и Максом Коржом.

- Не стоит меня сравнивать с Максом Коржом, ведь Максим делает российский рэп, который может быть записан в Перми, Челябинске и даже в Минске. А я делаю белорусский рэп. Это совершенно разные вещи.

– Белорусский русскоязычный рэп не является белорусским в твоем понимании?

– Прикол в том, что если белорусский русскоязычный трек поставят на радио Би-Би-Си, то его все равно будут называть «russian rap». Я лично с этим встречался. Я против русской культуры ничего не имею. Она мне очень интересна, но не надо сталкивать все на среду и постоянно искать для себя оправдания.

– Макс Корж делает российский рэп?

– Все просто. Вот, например, польский рэп – это рэп на польском языке. Ни на немецком, ни на русском. Одним словом, белорусский рэп должен быть белорусским. А Макс делает российский рэп. Я с ним, кстати, давно знаком. Помню, когда Максим еще жил в Минске на Пушкинской. Мы приходили к нему, а там такой дом добитый был. Я в общежитии жил, и мы даже вместе биты какие-то крутили. Сейчас редко видимся.

– Ну хорошо. А что происходит сейчас на собственно белорусской рэп-сцене? Я кроме ЧпБ, Ежа, SP Kava и тебя больше никого не знаю, хотя и интересуюсь рэпом с 16-ти лет.

– Ничего не происходит. Ты перечислил почти всех белорусских рэперов. Не о чем рассказать, но респект всем, кто что-то делает. Белорусский рэп появился совсем недавно. Если не ошибаюсь, история белорусского рэпа началась в 1995 г., после того, как ТС-52 выпустили на кассете трек «Наша Сила».

– Мне кажется, что раньше ты делал такой лирический рэп. И признаюсь – это не трогало. А трек «Живой» ближе к философии максимализма. В тексте есть слова: «Но мне не понять, как можно биться в полсилы. Если ввязался в драку победи, порвав жилы». Это зацепило. Где, кстати, снимали клип?

– В Минске. Многих это удивляет, мол, как вы так Минск показали – так круто выглядит, так современно и красиво… Люди просто не воспринимают белорусскоязычный продукт как нечто качественное, фирменное. Если людям будут показывать что-то красивое, то они начнут любить свое. Если кто-то из белорусских авторов напишет плохую песню и снимет на нее плохой клип, то, конечно, люди подумают: ой, как всегда, это же наш колхоз. Должна быть какая-то ответственность за то, что ты делаешь.

– На качественный продукт нужны деньги или достаточно только желания – и все получится?

– Можно пойти в студию и записаться, и стоит это довольно дешево. Уже нет такого, когда одна студия на город с бешеными ценами. Сейчас студий много. У меня, например, свое оборудование. И в конце концов, есть интернет. Записал свое музло, забросил в интернет – и все. Не надо ни много денег ни телевидения.

– Хорошо, есть возможности, студии, технологии распространения, но за 20 лет не сформировалась белорусскоязычная рэп-тусовка. Почему?

– В стране, где 95% людей разговаривают на русском языке, соответственно, столько же российского рэпа делается в Беларуси. Все упирается в политику, а меня политика не интересует. Я уважаю тех, кто отсидел в тюрьме, не подписал прошения о помиловании. Это мужественные люди. Меня также ассоциируют с политикой, с какими-то движениями и т.д. В Беларуси политики нет. Есть какая-то имитация политического процесса. Мне кажется, что нужно заниматься белорусским языком и культурой – это важнее, чем борьба за власть. Вот почему я делаю белорусский рэп.

– В СМИ пишут, цитирую: «Vinsent» вернулся в Минск с новым альбомом. Почему ты был вынужден уйти в кратковременные, как выяснилось, эмигранты и что возвратило домой?

– После того, как я снялся в фильме «Жыве Беларусь», на меня начали давить. Я посоветовался со знакомыми и уехал. А вернулся, потому что мне здесь нравится. Здесь проходят изменения и перелом эпох. На Западе мне было скучно. Там уже все произошло, и кардинально ничего не изменится. Там люди заботятся о том, чтобы на пару процентов снизить налог на добавленную стоимость. И это нормально. Беларусь должна стремиться к этому спокойствию и устроенности. У нас же социализм, смена поколений и это способствует творчеству.

– А чем на жизнь зарабатываешь, ведь я так понимаю, на музыке в Беларуси не особо можно заработать, если ты не Макс Корж, конечно…

– Можно заработать. На продаже дисков – нет, а на концертах спокойно. В принципе, топовые белорусскоязычные артисты спокойно могли бы собирать Дворец Республики. Я зарабатываю на хлеб творчеством. Я не сижу в офисе и не продаю газосиликатные блоки, а делаю то, что мне нравится. Мне пока и не нужно много денег. Я могу заработать на концерте, сняться в фильме, сделать аранжировку. Короче, если решишь, что вот я сейчас продам газосиликатные блоки и сделаю альбом, но это тебя затянет, и вместо творчества ты будешь заниматься бизнесом.

Источник charter97.org



Вверх ↑
Новости Беларуси
© 2009 - 2021 Мой BY — Информационный портал Беларуси
Новости и события в Беларуси и в мире.
Пресс-центр [email protected]