Новости БеларусиRSS-лента
Информационный портал Беларуси "МойBY" - только самые свежие и самые актуальные белорусские новости

Теневая экономика Беларуси: суровая фискальная мораль

11.12.2015 политика

Первые отклики на исследование BISS «Теневая экономика Беларуси: причины, особенности и вызовы» принесли, пожалуй, не менее ценный социологический материал, чем аналитические выкладки, изложенные в самом отчете.

С одной стороны представители европейского дипломатического корпуса уже в ходе презентации поблагодарили авторов за ценные сведения, которые помогают, наконец, понять, почему высокий уровень потребления у отдельных социальных групп сочетается с прискорбно низким официальным доходом среднего белоруса.

С другой стороны, налоговые органы пока не в полной мере удовлетворены полнотой статистических иллюстраций – их свет пока не достигает сокровенных уголков серого сектора и явно недостаточен для планирования  предметных штрафных санкций к нарушителям.

Но есть и третья точка зрения, изложенная в открытом доступе на одном из сайтов, цитируем: «Очевидно, что данные «исследования» заказные и направлены на поддержку действий государства по изъятию денег у граждан под видом борьбы с «тунеядцами», иждивенцами и другими «кулаками».

В специальной научной литературе для такой ситуации выведен специальный термин «налоговая мораль», который в белорусской транскрипции настолько размыт, что осознание морального долга гражданина перед обществом реализуется в какой угодно сфере кроме фискальной.

«В Беларуси реституции не было, советские вклады гражданам не вернули, с приватизационными чеками «Имущество» людей обманули. И только за последние пять лет – трехкратная девальвация рубля. Малый бизнес грабят, у него изъято практически 150% оборотных средств», – заявил председатель Минского столичного союза предпринимателей и работодателей Владимир Карягин. Отсюда и вынужденная миграция в тень.

… и святая академическая чистота 

Не переставая удивляться способности аналитиков BISS получать в свой адрес камни сразу с двух противоборствующих баррикад, отметим, что они сознательно проникли в замкнутый круг: государственные услуги финансируются за счет налогов, поэтому, чем больше доля теневой экономики, тем меньше возможностей у государства обеспечить высокое качество услуг, а чем меньше государство способно обеспечить услуги приемлемого качества, тем меньше субъекты мотивированы поддерживать государство своей деятельностью в секторе официальной экономики. Помимо этого, важную роль  играют качество и доступность этих услуг. Как отмечают зарубежные авторитеты Джонсон, Кауфман и Сойдо-Лобатон, наиболее высокие налоговые поступления достигаются в странах с более низкими налоговыми ставками, меньшим числом законов и правил и низким уровнем коррупции.

Попытайтесь при случае бросить на стол оппоненту томик Сойдо-Лабатона в качестве аргумента, и если удастся пережить недоуменную паузу, получите стандартный ответ: не про нас писано. В самом деле белорусская экономическая модель с высокой централизацией управления, значительной долей государственных предприятий, наличием института мягких бюджетных ограничений и субсидирования отличается от пяти других кейсов (стран-участниц исследования), в которых процесс построения и консолидации капитализма был завершен. То, что экономсоциологи называли «фискальным контрактом» – «налоги в обмен на представление интересов», работает в Беларуси в меньшей степени. Государство, имеющее самостоятельные неналоговые источники доходов (разнообразные ренты) является скорее донором побочных платежей населению и в меньшей степени перераспределяет налоговые поступления.

Знак деления в цветах государственного флага

Стороннему наблюдателю непросто разобраться в принципах дележа национальных богатств, так как каждый белорусский создатель добавленной стоимости имеет на этот счет свое субъективное мнение – по итогам исследования сумма этих мнений превратилась во вполне объективную величину. Фактически наши соотечественники проявили опережающую по сравнению с другими странами склонность к поведению единоличному по форме и эгоистичному по отношению к общественным фондам потребления. Существует несколько методологий оценки теневой экономики. Во-первых, принимается в расчет пропорция занятости в официальной и серой сферах, во второй – используется объем доходов, полученных от теневой занятости.

Диаграмма Теневые рабочие часы как доля от общих рабочих часов (слева) и Объем теневой занятости в пропорции к ВВП (справа)

 

Как  видно, по второй методологии Беларусь является лидером среди шести стран по части доли теневой занятости к ВВП. Наименьшая проблема с объемами теневой занятости в Швеции.  Используя схожие методы, оценены  объемы теневой экономики с точки зрения нерегистрируемых покупок.  

Диаграмма Объем нерегистрируемых покупок в пропорции к ВВП   

 
В этой части Беларусь опять становится лидером списка, а Швеция — кейсом с наименьшими проблемами.

Строго говоря, приведенные выше данные нельзя рассматривать в качестве индекса доверия или недоверия к белорусской фискальной системе, но поведенческий императив наших соотечественников – налицо.

Воины света в поисках налогооблагаемого добра

Логика белоруса отнюдь не оригинальна: легальное приобретение, к примеру, одежды считается слишком затратным, поэтому 46% текстиля, обуви и т.п. ушло в тень как немой укор «Легпрому». Априори только снижение цен при одновременном росте доходов могут снизить объем нелегальных покупок.

Так же ситуация обстоит с нелегальным трудоустройством. Главной причиной, по которой люди решают работать без юридически оформленного рабочего контракта или получать часть заработной платы в конверте, является возможность заработать больше при осуществлении незарегистрированной трудовой деятельности в условиях высоких трудовых налогов (65% респондентов определили это как главную причину нелегального трудоустройства). При этом выделяются два фактора. Первый – низкий уровень заработной платы (воспринимаемый таким образом респондентами). Второй – высокий уровень налогов (в случае Беларуси самой важной их составляющей являются социальные отчисления, так как 34% зарплаты работников выплачиваются в Фонд социальной защиты населения).  

Занятость в теневой экономике более характерна для наименее социально защищенных групп; получение всей зарплаты в конверте при отсутствии рабочего контракта чаще воспринимается как должное жителями сельской местности. Такие тенденции делают этот феномен социально опасным. Как показывает исследование, наличие теневой занятости более характерно для молодых людей. Тем не менее молодежь не склонна незаконно приобретать товары и услуги – это дает возможность предположить, что данная практика станет менее распространенной с процессом взросления. 

А теперь внимание: при всей раскрученной мощи государственной пропагандистской машины, грозную кампанию по борьбе с тунеядцами и прочие информационные выбросы демонстрируют отнюдь не самую высокую эффективность. Половина респондентов оценивают вероятность обнаружения государством факта занятости без юридически оформленного контракта или практики получения хотя бы части зарплаты в конверте как низкую. Примерно такая же их часть (53%) определяет как низкую вероятность вычисления факта покупки товара или услуги у незарегистрированного поставщика, не платящего налоги. Получается, что политика устрашения буксует? 

Успешный «теневик» как драйвер процесса

Важно отметить, что более экономически активные и опытные люди (мужчины и люди с более высокими доходами) склонны недооценивать вероятность выявления незаконной деятельности со стороны государства. Это может стать фактором, увеличивающим риск развития теневой экономики, так как эти группы могут выступать лидерами мнений. 

Важным драйвером теневой экономики является и достаточно высокий уровень оправдания (восприятия как нормальной) не декларируемой экономической деятельности. Согласно исследованию, 40% респондентов склонны оправдывать или оправдывают нелегальную занятость, в то время как 38% оправдывают незаконное совершение покупок. Получение зарплаты в конверте воспринимается как нормальное явление половиной населения.

Единственная сфера, которая однозначно подвергается общественному остракизму – нелегальный оборот алкоголя, который приобретали только 13% респондентов. Другие же теневые практики воспринимаются как приемлемые.

Кнут и пряник под подушкой безопасности

Теневая экономика вредит государству, но имеет и обратный эффект — она создает экономическую стоимость – резюмирует  академический директор BISS Алексей Пикулик:  «С точки зрения общественного выживания в кризис, учитывая негативные прогнозы белорусской экономики и сложности с поддержанием в стране перераспределительной модели, уход в тень может быть естественным эффектом и своеобразной подушкой безопасности». Рецепт борьбы с явлением предполагает, во-первых, меры по снижению барьеров для бизнеса и нормализации деловой среды, а во-вторых, дальнейшее повышение рисков по участию граждан в нелегальной  экономике. Речь здесь идет не столько о том, чтобы принять драконовские меры (как, например, Декрет о тунеядстве) или ужесточить наказание, а о том, чтобы сделать правоприменение более эффективным и прозрачным.   

Источник bdg.by



Вверх ↑
Новости Беларуси
© 2009 - 2021 Мой BY — Информационный портал Беларуси
Новости и события в Беларуси и в мире.
Пресс-центр [email protected]