Новости БеларусиRSS-лента
Информационный портал Беларуси "МойBY" - только самые свежие и самые актуальные белорусские новости

История одного украинского солдата: «Мы должны делать все возможное»

01.08.2016 украина
История одного украинского солдата: «Мы должны делать все возможное»

Боец ВСУ прошел многими дорогами войны, но остался верен своим принципам: жить так, чтобы не было стыдно, и делать все так, чтобы было лучше другим.

Виталий Якименко — один из первых, кого отправили на защиту наиболее приближенного к тому времени к российско-украинской границе блокпоста неподалеку Макарова. Его историю рассказывает пресс-служба Министерства обороны Украины.

Этот пункт сокрушительно бомбили и местные террористы, и русская артиллерия. Ведь он размещен вблизи дороги, ведущей в направлении Счастья, он мешал бандформированиям.

В Гончаровском только что мобилизованного Виталия назначили в роту снайперов. Наверное, потому, что молодой и ловкий, или из-за того, что таким был выбор судьбы. Попав в зону боевых действий, он сразу же стал командиром отделения. Его слушали сослуживцы, ему доверяли. Санинструктор Игорь Трохимець говорит, что когда надо было выходить в «зеленку» и оказывать помощь раненым, то обращался к Виталию, чтобы прикрыл, зная — не подведет. И каким бы плотным ни был огонь, парень никогда не оставлял товарищей в беде.

К службе на этом блокпосту они вместе прошли Трехизбенку, Юбилейное, Сабовку, Родаково, Счастье, Сватово и Старобельск. После длительных боев подразделения 1-й отдельной танковой бригады отправляли в Чугуев. Однако небольшая группа бойцов, среди которых был и Виталий Якименко, отказалась оставлять Донбасс.

- Мы не хотели отсиживаться в палатках в Чугуеве. Нас было около 30 бойцов, 8 танков, и мы согласились ехать в Станице Луганской, в Макарове, - говорит Виталий.

Военнослужащих танковой бригады прикомандировали к 13-му батальону. Восемьдесят украинских солдат заняли позиции вдоль 100 метров дороги, укрепив передний край бетонными плитами. А вокруг — сосновый лес, который технике не преодолеть. Поэтому украинских бойцов начали выбивать минами, «Градами» и «Смерчами». Только за две недели деревья тогда превратились в обгоревшие и изуродованные столбы. Лес напоминал частокол, который будто кто-то нарочно установил. Ведь осколки от снарядов летели вверх на несколько метров, отсекая сосновые верхушки.

- Мы уже научились различать по звуку, куда летит снаряд и какого калибра. А прятались в блиндаже, который еще в первый день сами же и построили, - вспоминает рядовой Якименко.

За первые месяцы пребывания на Луганщине ему удалось постичь немало нюансов военной науки. Поэтому сориентироваться в любой ситуации и направить огонь для него не составляло труда. Боевые будни учат действовать на опережение, так как часто срабатывает принцип: или ты, или тебя.

- Однажды я засек передвижения в лесу. Под рукой не было СХД, только автомат. А здесь каждая секунда решающая. Даю координаты танкисту и тот делает свое дело.

Утром новое задание: сопровождать двумя БМП танк в село Комышное — лагеря базирования пограничников. Оттуда до РФ всего 350 метров — почти в руки врагу. И бойцы не волновались, ведь пограничники там стояли не один месяц и ни провокаций не было. Но по стечению обстоятельств в ночь, когда там остались защитники блокпоста, начался минометный обстрел.

- Первые залпы летели строкой по 5 штук, следующие отступили на 5 метров — и так пробивали всю территорию. Над нами кружил беспилотник, мы его слышали, но сбить не могли — не видели. А что самое интересное: ни одна мина не упала за пределами лагеря.

Всю ночь по украинцам вели огонь, под утро — «Градами», а затем бандиты пошли в наступление, окружив блокпост полумесяцем.

- Мы стреляли из всех видов оружия, которое было у нас, - вспоминает Виталий Якименко. Мы знали, что любое неосторожное движение может стать роковой ошибкой.

Бой длился довольно долго. Была изнурительная жара. Адреналин зашкаливал так, что весь ужас происходящего, даже не осознавался. Вызвали подкрепление. И когда наша артиллерия начала давать отпор, бандиты отступили.

Пока шли бои на Луганском направлении, блокпост у Макарового ежедневно испытывал вражеские ударов. А село, где когда-то были дома, магазины и заправка, наемники превратили в руины. Смотреть на такое бойцу было не под силу.

- В Макаровом было мертво, ни одной живой души. На тот момент кто успел, уехал в Украину, а очень многие — в Станицу Луганскую и Луганск.

Молодой вспыльчивый человек не знал, что делать, как помочь людям. Но он был убежден: каждый должен что-то делать, чтобы изменить ситуацию. С блокпоста никуда не денешься, а сторонники и соратники бандитов совсем рядом. Иногда они переплывали реку и под видом местных гражданских глазели, что делается на блокпосту, сколько там техники и личного состава. И случай не заставил себя долго ждать. Перекресток в нескольких метрах от базирования украинских подразделений проезжали гражданские машины в Трехизбенку. Там был некий базар: у взорванного моста люди торговали огурцами, помидорами и другими овощами. Поэтому Виталий остановил первый мотоблок, который двигался в направлении рынка, подсел туда, спрятав в карман гранату. А водителю сказал, что если выдаст, то будет плохо.

Рядовой Якименко ехал по дороге и прокручивал вероятный ход ситуации. К тому времени чувства обострились, дорогой он запоминал все детали, а пристальный взгляд замечал даже растяжки вдоль пути. Мост был взорван, наполовину и вдоль, а посередине повален на бок и обстрелян КРаЗ. Виталий помогал разгружать ящики, а боковым зрением ловил каждую мелочь.

- Страшно было. Если во время боя встал, и осколок долетит, то якобы не проснулся, а тут едешь и понимаешь, что ты делаешь, что сам идешь на верную смерть.

Виталий принес разведданные. С майором Котиком бойцы разработали операцию. По их расчетам, они бы без труда смогли разбить дзоты сепаратистов, потому что у боевиков не было никакой бронетехники. И те ходили, будто были уверены, что их никто не тронет. И хотя высшие командиры согласия на проведение такой зачистки не дали, Виталий Якименко получил неоценимый опыт и построил себе отметку «Я это сделал».

Конечно, каждый день в районе проведения АТО приносил свои впечатления, закалял дух и укреплял желание любой ценой победить. Тем более, что там встречались люди, которые поддерживали украинских освободителей. Когда Виталий говорил об этом, в его памяти ожила картина двухлетней давности:

- В Новом Айдаре были дети — мальчик лет 3-4-х и девочка лет 10-12. Я их встречал несколько раз, но когда шел мимо их дома, то они постоянно там стояли с охапкой маленьких сине-желтых флажков и раздавали их воинам. Бывает едешь, а они стоят и машут нам флажками.

Вообще Виталию Якименко везло на хороших людей. Не все, кто остался на Донбассе, предатели и украинофобы. Были и такие, которые искренне помогали украинским военным. Когда стояли в Родаково, к нему и другим бойцам подошел школьный учитель, угостил яблоками и виноградом. Пообщавшись с воинами, мужчина понял, что может предоставить им важную информацию. На следующий день принес карты, на которых обозначил позиции противника. Так было несколько раз. А когда украинской армии пришлось отступать, примчался к бойцам и сказал: «Ребята, может быть и такое, что вам не удастся уйти. У меня есть дача, там спрячетесь. Там есть все необходимое: матрасы, еда, вода. Все будет нормально: соседей нет, никто вас не увидит».

Виталию было суждено пройти многими дорогами войны, в 25 лет заглядывать в глаза смерти, видеть измену, подставлять себя под пули, прикрывая товарищей и, несмотря на все, остаться верным своим принципам: жить так, чтобы не было стыдно, и делать все так, чтобы было лучше другим.

Источник charter97.org



Вверх ↑
Новости Беларуси
© 2009 - 2021 Мой BY — Информационный портал Беларуси
Новости и события в Беларуси и в мире.
Пресс-центр [email protected]