Новости БеларусиRSS-лента
Информационный портал Беларуси "МойBY" - только самые свежие и самые актуальные белорусские новости

«После посещения поликлиники давление становится 260/140»

04.09.2016 общество
«После посещения поликлиники давление становится 260/140»

Искусствовед обвинила столичных врачей в черствости и хамстве.

Известный белорусский арт-критик и искусствовед Лариса Финкельштейн рассказала в «Фейсбуке» о впечатлениях от посещения минской поликлиники: «SOS! Центральная городская поликлиника № 6 — фабрика инсультов, логово убийц».

«После ее посещения в нормальном состоянии давление становится 260/140», — написала Лариса Финкельштейн.

«Уважаемые друзья, знакомые и незнакомые! Хочу попросить о помощи, не материальной, а консультативной. Подозреваю, ситуация такая не только у меня. Как преодолеть, или избавиться от бандитизма медиков?» — пишет Лариса Финкельштейн.

«Выхожу из процедурного кабинета после укола. Лифтовые кнопки горят, он вызван, стоят пациенты. Кнопка гаснет внезапно в 19.53-19.55 (лифтер работает до 20.00, когда врачи порой задерживаются до 21.00). Прошу девочку, которая намеривается идти по лестнице: «Я — инвалид, с шестого этажа не сойду, попросите лифтера на минуту включить лифт». Сама возвращаюсь в коридор, бросаюсь в кабинет, где идет прием, прошу позвонить на вахту, задержать лифтера.

В ответ от врача П. — визг: «Выйдите отсюда! Я домой хочу уйти вовремя!»

Я опять объясняю, что мне придется ночевать здесь, я не смогу сойти. Снова визг. Пациентка, которая сидит на приеме, предлагает сбегать на вахту и остановить лифтера. П. уже визжит на пациентку: «Никуда не пойдете, пока не выпишу рецепты». В это время на этаж взлетает вахтерша и как тюремный надзиратель орет: «Не положено! Вовремя нужно уходить! Я закрываю здание! Вовремя надо!».

У нас многие лечебные учреждения заменяют собой воспитательно-исправительные.

Через несколько минут так называемый врач П. выходит из кабинета и заявляет единственному больному под дверью, что прием окончен, и уже никуда не спешит, а вальяжно переползает в кабинет напротив и, не закрыв дверей, орет на весь коридор, перемывая кости мне, а затем наглому пациенту, который вознамерился получить от нее медицинскую помощь. Спич ее длиться минут 20, затем она медленно проплывает мимо меня по коридору, и я успеваю посоветовать ей поменять профессию. Она по-хамски огрызается и уходит.

Вслед ей вылетает ее собеседница, тоже как бы врач В. Увидев меня, истерично орет и машет над своей головой кулаками: «Убирайтесь скорее отсюда, я этаж закрываю». Я ей говорю спокойно: «Закрывайте и идите, все закрыто, что вам мешает уйти?». Она уносится, кричит: «Вызову милицию». Минут через 40 появляется наряд, настроенный весьма мирно. Я им объясняю ситуацию. Они понимают, что попали не на преступника. Предлагают свою помощь в спуске.

В добавок к тому, что я не хожу по лестницам и оставила в машине палку, надеясь на лифт, у меня начитает дико болеть и кружиться голова. Я прошу вызвать с диспетчерского лифтового пункта дежурного или аравийку, они за минуту включат лифт. Милиция вызвала «скорою». Приехали двое на редкость вменяемых ребят. Вместе с милиционером они снесли меня на стуле. Этот спуск стоил больших страхов и здоровья. У ребят дрожали руки и ноги, у меня выскакивало сердце. Мне казалось, что я лечу с шестого этажа без лестницы, и мы вот-вот все полетим кубарем и разобьемся. Впереди нас, как заградительная сила, шел мой знакомый, прилетевший по звонку меня спасать, но сам не рискнул идти со мной по лестнице, увидев мое побелевшее как мел лицо. Тут же напустилась вахтерша: «Мне закрывать надо! Выходите отсюда!». Я сразу встать не могла и несколько минут отходила от спуска под ее дикий ор.

Наутро я изложила все начмеду и написала жалобу. По ее тону поняла, что сочувствия здесь ждать не придется. Никакие меры приняты не были. Эти девицы, видимо, вчерашние выпускницы медицинского университета, которые за месяц работы уже возненавидевших больных, по-прежнему ведут прием.

А поздно вечером, через пару дней, в кабинет, где я была на приеме, принесли типичную «повестку в суд»: время и место, куда нужно явиться, без согласования со мной. Явилась. Никакой комиссии нет. На своем рабочем месте сидит К. — заведующая отделением, минут через 20 появляется другая заведующая отделением П., еще через 10 минут — завхоз — начальник лифтера, последний — начмед К. — через час после назначенного времени.

Целый час я требовала позвать так называемых врачей: по сути, предмет конфликта. Целый час мне лгали, что у них сегодня не рабочий день. Потом — что они на визитах. Потом — что у них начался прием больных, и их нельзя вызвать в кабинет.

Представьте: заседание суда с истцом без ответчика. Пришел человек, ограбленный на улице, а найденных преступников не позвали. Пять начальников, пять чиновников-лгунов целый час по-изуитски, глядя мне в глаза, лгали и требовали каких-то объяснений от меня… Кого судили?!?

Председатель К. мотала головой, как китайский болванчик, и говорила: «Вот-вот они идут». П. сидела как будда и цедила: «За ними пошли». Начмед К. шантажировала меня записью якобы моих оскорблений в своем телефоне и махала им перед моим носом. Неизвестный без халата, заложив руки в карманы, приняв бандитскую позу, стал меня страшить и выгонять. Затем представился юристом Б., угрожал милицией, как водится в этой поликлинике. В общем, обращался со мной как с уличной девкой. Остальные требовали, чтобы я чего-то ждала и не уходила.

Я чувствовала, что сейчас потеряю сознание или у меня разорвется голова. Они умышленно целый час доводили меня до исступления, провоцируя истерику, и, конечно, добились ее. Представляю, какой акт работы комиссии они составят. Но комиссия не работала. Они заведомо не собирались наказывать виновных и даже разбирать конфликт, а пытались устрашать меня.

Они не только на врачей, они на людей не были похожи. Такого зверства невозможно себе представить, а эти виновницы П. и В., защищенные своими начальниками, недалеко от них ушедшими, сидели в своих кабинетах.

Те молодые хамили откровенно, по-уличному, по-жлобски, а эти пенсионерки, зубами вцепившиеся в свои места, готовы были, сохраняя «зековскую» солидарность, уничтожить больного пожилого человека, делая это не повышая голоса, по-чиновничьи изощренно и хладнокровно.

SOS! Центральная городская поликлиника №6 — фабрика инсультов, логово убийц. Осторожно! Но что-то с ними надо делать.

П.С. Разумеется, в нашей поликлинике было много замечательных сотрудников, врачей, медсестер, лаборантов. Они есть и сегодня, но они не делают погоды».

Источник charter97.org



Вверх ↑
Новости Беларуси
© 2009 - 2021 Мой BY — Информационный портал Беларуси
Новости и события в Беларуси и в мире.
Пресс-центр [email protected]