Новости БеларусиRSS-лента
Информационный портал Беларуси "МойBY" - только самые свежие и самые актуальные белорусские новости

Как белорус делает протезы «круче обычной руки»

30.03.2017 общество
Как белорус делает протезы «круче обычной руки»

В 2015 году белорус основал в России стартап по разработке детских тяговых протезов.

Четыре года назад Ульяна возвращалась из туристической поездки в Беларусь, когда навстречу Setra вылетел микроавтобус Ford. Травмы девочки оказались одними из самых серьезных: перелом бедра и потеря руки. Ребенку пришлось столкнуться с новой реальностью, в которой все нужно делать только левой рукой. Мы сидим в квартире семьи Гаврелюк: где-то под потолком чирикает попугай, младший брат девочки увлеченно смотрит мультики на папином смартфоне, а Ульяна готовится показать, как ловко у нее получается переставлять мягкие игрушки пластиковой рукой, пишет «Онлайнер».

Девочке после происшествия полагался бесплатный протез. Он выглядит как обычный кусок пластика с резиной телесного цвета. Функциональности ноль, но на большее рассчитывать не приходилось. Ульяна приспособилась к новой жизни: «Тарелки могу помыть, а еще картошку чищу». Несмотря на ситуацию, занимается спортом. На соревнованиях по плаванью вошла в 50 лучших из 150 участников — причем у остальных спортсменов было две и руки, и ноги. Еще катается на роликах, велосипеде и вообще не избегает дворовых игр на турниках.

— В первое время, конечно, Ульяна рассчитывала чуть ли не на новую руку. Мы не стали обманывать: к сожалению, медицина пока не продвинулась до таких высот, поэтому остается только носить протез. Может, когда-нибудь руки и научатся выращивать… — говорит мама Наталья.

— Для этого будут нужны семена? — тут же спрашивает Ульяна. Девочка вместе с нами разглядывает свой новый тяговый протез. Ребенок получил в подарок модель от российской компании «Моторика», которой руководит белорус Илья Чех. Их протезы — тяговые, то есть работают от усилий конечности. Пластиковые пальцы сгибаются и разжимаются, возле плеча есть шайба для регулировки степени сжатия пальцев — получится брать как большие, так и достаточно маленькие предметы типа карандашей. Ульяна вспоминает, что хотела розового цвета, но родители настояли на песочном:

— Помню, у нас спрашивали: «Какого цвета хотите модель?» Я еще удивилась: телесного, конечно, а какого же еще. Потом, когда к ним приехали, удивились выбору расцветок. Одна девочка из Казахстана настояла на черном — а она сама смуглая, и такой цвет удивительным образом подошел ей, очень красиво смотрелось, — вспоминает Наталья.

Ульяна еще привыкает к обновке: мягкие игрушки хватает умело, а с чашками пока чуть сложнее, но тут дело времени. Каждый день нужно по 20—30 минут тренироваться с перемещением предметов, и постепенно Ульяна освоит даже скакалку. Девочке приходится непросто из-за того, что руки нет практически до локтя, а протезы «Моторики» больше рассчитаны на людей с отсутствующей кистью.

Ситуация осложняется тем, что нужно развить мышцы на оставшейся части руки. Процесс привыкания и обучения длится около двух недель. Разработчики придумали набор упражнений, которые нужно выполнять для освоения моторики.

Вполне вероятно, что розовую модель Ульяна все же получит: пока девочка не вырастет, менять протезы придется часто. В среднем подгонка гильзы требуется каждые 6—8 месяцев, а со временем понадобится установить более крупную кисть.

Разработчики сделали насадки, которые расширяют функционал и делают протез действительно более совершенным по сравнению с человеческой кистью. Наряду с вилками и ложками разработчики придумали крепление для музыкального плеера, телефона и даже джойстика под управление квадрокоптером или игровой приставкой. В этом заключается основная идея «Моторики» — устранить психологическую неловкость у детей при ношении протеза:

— Наши модели — как современные гаджеты. Все дети хотят какой-нибудь девайс, так почему бы не превратить протез в один из них? Он даже круче обычной руки: может быть любого цвета, с именной гравировкой или рисунком. В Москве для одной девочки, которую в школе зовут «Терминатором», мы заканчиваем протез, напоминающий руку героя этого фильма. Еще один мальчик в Новосибирске захотел модель, стилизованную под МакКуина — это гоночный болид из «Тачек». Как показала практика, дети намного охотнее пользуются нашими протезами, чем обычными косметическими.

Тяговый протез «Моторики» и обычный косметический

В 2015 году Илья основал в России стартап по разработке детских тяговых протезов. Модели выполняются из полиамида — пластика для промышленной печати. Суставы пальцев и другие подвижные элементы сделаны из металла. Низкие или высокие температуры на функциональность не влияют, но могут доставить дискомфорт при ношении: несмотря на пропускающие воздух материалы, конечность будет потеть в сильную жару. Аналоги есть, но они хуже:

— Два похожих проекта существуют в открытом доступе: любой человек может скачать файл для 3D-принтера и просто распечатать его. Мы сделали один и поняли, что он очень низкого качества: нельзя подстроить под особенности конечности, а универсальности в таком деле быть не может. Поэтому занялись разработкой своей модели.

— Возможно основать в Беларуси такой стартап?

— С технической точки зрения — элементарно, в Беларуси много специалистов высокого уровня. Но людям будет сложнее приобрести протез. Российские органы при наличии всех документов выделяют раз в год сумму на покупку. Детям нужно менять протезы каждые 6—8 месяцев по мере роста — получается, «Моторика» делает для ребенка два протеза за один год. В Беларуси человек может рассчитывать только на бесплатный косметический протез, а функциональную модель не каждый способен купить. Наш вариант, например, стоит порядка 2,8—3,7 тысячи рублей [1,5—2 тысячи долларов. — Прим.].

— Почему ориентируетесь в первую очередь на детей?

— Взрослые люди, которые долго живут без руки, уже хорошо приспособлены к бытовым ситуациям, научились делать множество домашней работы. Они не особо интересуются разработками в области протезов. Детям сложнее, к тому же психологический аспект играет свою роль — нужно показать и детям, и их родителям, что протез можно сделать преимуществом, а не недостатком.

Протезы крепкие, но на всякий случай предусмотрен ремонт в домашних условиях: «Самая частая поломка — ребенок упал на протез, и пальцы отломались. Мы можем выслать нужные детали для самостоятельной починки. Это несложно: любой человек, умеющий держать отвертку, справится».

В школу Ульяна пока новинку не носит: нужно приспособиться к работе протеза. Но уже планирует играть в баскетбол на физкультуре. Мать просит повременить: «Вещь сложная, пусть сначала привыкнет, а то сломается еще случайно. Сотрудница компании говорила, что в Москве подрался один мальчик с протезом — отделал неприятеля так, что в „Моторику“ принесли горстку пластиковых фаланг на ремонт».

За прошлый год «Моторика» собрала 72 протеза, из них 5 для взрослых. Масштабы растут: до конца текущего года Илья планирует выпустить больше 300 экземпляров. Компания не зациклилась на выпуске теперешних протезов — много ресурсов вкладывается в исследования новых технологий.

Планов у Ульяны много: она успевает и в соревнованиях участвовать, и хорошо учиться в школе. Правда, не любит математику и другие «предметы, на которых нужно писать». В будущем, как и любая современная девочка, хочет стать моделью и явно планирует составить серьезную конкуренцию Ребеке Марин на подиуме.

— Ой, у нее же ухажеры появились даже: мальчишки из класса недавно спорили, кто достоин помочь Ульяне надеть куртку. Пока выясняли, дочка сама застегнулась и ушла, — говорит Наталья. Судя по всему, кавалерам придется непросто: девочка растет независимая.

Источник charter97.org



Вверх ↑
Новости Беларуси
© 2009 - 2021 Мой BY — Информационный портал Беларуси
Новости и события в Беларуси и в мире.
Пресс-центр [email protected]