Новости БеларусиRSS-лента
Информационный портал Беларуси "МойBY" - только самые свежие и самые актуальные белорусские новости

Как опозорился Марзалюк

30.05.2017 политика
Как опозорился Марзалюк

Историк изобличил «палаточного» доктора исторических наук.

Во второй половине мая 2017 года газета «Звязда» опубликовала интервью с доктором исторических наук, «депутатом» палаты представителей Игорем Марзалюком. Несмотря на необходимость прибегать к очевидным банальностям и прописным истинам, которые известны даже школьнику, все же попробуем ответить Марзалюку, поскольку интервью дает далеко не рядовой ученый, пишет Александр Курьянович для nn.by.

Однако в первую очередь обратим внимание вот на что. В начале своего интервью корреспондент издания заявляет о том, что Россия в XX веке пережила четыре революции.

Более-менее образованный человек, даже не профессиональный историк, прокручивая в голове 1905—1907 годы, события февраля и октября 1917 года, задаст вопрос: а где четвертая? Это что? Путч 19—21 августа 1991 года, роспуск СССР 8 декабря 1991 года или, может быть, события в Москве 3—5 октября 1993 года? В исторической науке есть только три российские революции, официально признанные научной общественностью. Подобные псевдонаучные заявления со стороны республиканской газеты по поводу какой-то четвертой российской революции абсолютно недопустимы.

К сожалению, увлечение псевдонаучными теориями характерно и для Марзалюка. Это и трактовка Крымской войны в качестве мировой, и использование термина «коллаборационизм» в отношении Отечественной войны 1812 года, и объяснение причин русификации Беларуси послевоенным промышленным развитием.

Своеобразным апогеем в этом смысле стало то, что депутат в качестве своего кумира представляет Ленина как продукт Серебряного века с ницшеанским мировоззрением.

Такое открытие тянет, как минимум, на государственную премию.

Прежде всего обратимся к Октябрьской революции и лично к Ленину и зададим несколько вопросов уважаемому депутату.

Кем, например, было разогнано Учредительное собрание, выборы в которое большевики крупно проиграли? Или же не Ленин показал себя ярым противником Учредительного собрания? Это вопрос задается исходя из того, что Игорь Марзалюк сам является народным избранником пусть даже в рамках существующей системы.

Всеобщее избирательное право? Так оно даже в советском варианте появилось лишь в Конституции «победившего социализма» 5 декабря 1936 г. До этого во всех советских конституциях, в том числе и в конституциях БССР 1919 г. и 1927 г. существовали ограничения. Для кого? Например, обратимся к статье 71 Конституции БССР 1927 г. Ответ: для торговцев, монахов и духовных служителей религиозных культов и др. Такое понятие как всеобщее избирательное право даже больше подходит к царской Государственной Думе, несмотря на все недостатки избирательных законов того времени. Сколько большевиков и социал-демократов было, например, во второй царской Госдуме. А были ли в Верховном Совете октябристы или меньшевики?

Социальные гарантии? У Марзалюка как у человека, имеющего отношение к образованию, можно спросить: в курсе ли он, что платное образование в старших классах средних школ, в средних специальных высших учебных заведениях СССР было отменено лишь в 1956 г.? Восьмичасовой рабочий день? Сколько экспериментов при советской власти было с этими часами. Шесть часов, семь часов. Потом еще раз восемь часов. А про драконовские законы 1940 г., когда рабочего за самовольный уход с предприятия могли упечь за решетку, и слов нет. Вообще: социальные гарантии, если говорить об СССР, для различных периодов разные, и тем более, для различных социальных слоев. При Сталине, например, рабочий в городе и колхозник в деревне — это совершенно разные миры.

Теперь о федеративном устройстве СССР. Точнее о том, что первоначально СССР был создан как унитарное государство. Об этом свидетельствует Конституция СССР 1924 г.: согласно статье 4 республика имела право выхода из СССР, однако по статье 19 все декреты, распоряжения и постановления союзного Центрального Исполнительного Комитета СССР были обязательны для исполнения во всем СССР. На момент создания Верховного Совета в этом органе РСФСР имела, благодаря своей территории и населению, самое большое число депутатов, начиная с 1937 г. О каком идеальном устройстве может идти речь, если Грузинская ССР, которая по населению была на 1,5 млн меньше БССР (до присоединения Западной Беларуси), имела в Верховном Совете, благодаря своим автономным областям, больше депутатов, чем Беларусь. Братство республик, — это миф, а в реальности все сводилось к борьбе за деньги от Центра и влияние на него.

Игорь Марзалюк говорит о советском человеке, для которого «не принято было гордиться своей нацией». Но, позвольте, откуда все это: «хохлы», «жиды», «лабусы», «бульбаши», «чурки»?

Игорь Марзалюк уверен, что быт давил на советского человека? Но тут же утверждает, что наша «генетическая» память была против распада СССР?

Да всё наоборот. Быт, дефицит настолько достали людей, что никто не вышел на улицы на защиту Союза после подписания Беловежских соглашений 8 декабря 1991 году.

Игорю Александровичу следовало бы быть поточнее и с технической стороной. Да, статья Андропова действительно называлась «Учение Карла Маркса и некоторые вопросы социалистического строительства в СССР». А «Завещание» Ленина — это исключительно «Письмо к съезду». Остальные последние работы Ленина «О кооперации», «Как нам преобразовать Рабкрин» и др. не имеют к «Завещанию» никакого отношения.

Весьма неубедительно звучит тезис автора о том, что якобы декабристы первыми почувствовали нездоровые симптомы в российском обществе.

А как же, например, Александр Радищев и его «Путешествие из Петербурга в Москву»? Этот человек, кстати государственный чиновник, по известному выражению Екатерины II, «бунтовщик хуже Пугачева», стал одним из первых в Российской империи, кто познал гонения и ссылку, а потом в знак протеста против системы покончил жизнь самоубийством. Не следует также идеализировать декабристов, так как, например, «Русская правда» Павла Пестеля предусматривала физическое истребление представителей дома Романовых и, скорее всего, широкомасштабные репрессии против господствующего класса. К тому же «Русская правда», как и «Конституция» Никиты Муравьева, фактически отказывали народам тогдашней России в праве на самоопределение (кроме Царства Польского и то с условием поддержки последним декабристов), что, вероятно, означало русификацию. А как же знаменитый проект 1809 года Михаила Сперанского? Да и сам Александр I полностью осознавал отставание России от передовых стран Запада и особенно в первое десятилетие своего правления был склонен к самым решительным реформам.

Также очень трудно согласиться с утверждением Марзалюка о том, что концессионная политика Советской России, в результате которой она оказалась под англо-американским капиталом, послужила причиной последующего «реванша традиции». Скорее всего, Марзалюк имел в виду индустриализацию.

Так вот. Нельзя фатально связывать индустриализацию и концессии. Индустриализация — результат всей совокупности факторов, в которой концессии занимали далеко не первое место. Главная цель индустриализации заключалась в милитаризации страны, ее способности защитить себя. Концессионная же политика была целиком контролируема советской властью. Более того, Советы никогда не были инициатором концессий. К ним поступало столько предложений, что Советы имели возможность и право выбора. К тому же концессии были представлены в основном мелким и средним капиталом, так как всемирно известные бренды все же опасались связываться с большевиками. Кроме того, концессии были обставлены обширными бюрократическими ограничениями, не говоря уже о тщательном контроле со стороны спецслужб.

Ошибается Марзалюк и в том, что якобы усилиями Льва Троцкого Советская Россия была сдана под концессии англо-американскому капиталу.

Желание историка-депутата обвинить во всем главного политического противника Сталина очевидно в контексте фактического оправдания Марзалюком «Шахтинского дела» и «Дела Промпартии» и на фоне пропагандистской картины «Второй Всероссийский съезд Советов» художника-сталиниста Петра Соколова-Скаля, где рядом с Лениным изображен Сталин в момент провозглашения советской власти и которая украшает интервью народного избранника.

Лев Троцкий действительно в 1925—1927 гг. занимал должность председателя Главного концессионного комитета. Но, во-первых, этот комитет подчинялся Совнаркому, т.е. принципиальные решения по концессиям принимались на уровне правительства. Во-вторых, влияние Троцкого неуклонно падало (в 1925 г. Троцкий был смещен с поста народного комиссара по военным и морским делам). В-третьих, современные постсоветские историки, ведущие специалисты по концессионной политике Советской России, в частности Сергей Данильченко, не склонны видеть в Троцком главного «двигателя» концессий. Тот же Данильченко утверждает, что к 1924 году Троцкий вообще критиковал концессионную политику.

Далее этот ныне российский (до аннексии Крыма Россией — сотрудник филиала МГУ в Севастополе) историк в своей основательной статье «Концессионная политика советского государства в условиях НЭПа» посвящает Троцкому буквально одно предложение, указывая на то, что Лев Давидович с 1925 года стал положительно оценивать концессии. Данильченко считает, что самыми сильными сторонниками концессий были глава Совнаркома Алексей Рыков и народный комиссар внешней торговли Леонид Красин. Можно не соглашаться с Данильченко, но он опирается на оригинальные документы из российских архивов.

У Марзалюка же истинных архивных источников явно не хватает, о чем свидетельствуют размышления депутата о выше упомянутых «Шахтинском деле» и «Деле Промпартии». Марзалюк уверен, что жесточайшие приговоры на этих процессах вполне оправданы, поскольку умышленное вредительство якобы имело место.

В качестве доказательства он цитирует выступление в Париже в 1928 году директора Всесоюзного теплотехнического института Леонида Рамзина перед членами знаменитого «Торгпрома» — организации, объединившей бывших российских владельцев национализированных большевиками заводов и фабрик. В своем выступлении Рамзин озвучил бывшим капиталистам планы по созданию диспропорций между отдельными отраслями народного хозяйства, «омертвление» капитала и призвал к вооруженной интервенции против СССР. Марзалюк цитирует и председателя «Торгпрома» Денисова, который заверил, что французские военные приступили к разработке плана нападения на Советский Союз. В качестве доказательства Игорь Александрович приводит загадочные французские масонские архивы, которые после оккупации Франции гитлеровской Германией оказались в Берлине, а в 1945 году были вывезены в СССР и в настоящее время рассекречены. Конечно же, Марзалюк не конкретизирует название фондов, дел, ссылаясь лишь на то, что масонские материалы хранятся в архивах КГБ.

Однако, если обратиться к его величеству Интернету, то текст с выступлениями Рамзина и Денисова можно найти, но не в секретных архивах, а в книге американских историков Майкла Сейерса и Альберта Кана «Тайная война против Советской России», которая была издана в СССР аж в 1947 году (англоязычное издание вышло в Бостоне в 1946 году). Поэтому утверждение Марзалюка о том, что сегодня «как откровение» многие узнают о том, что «Дело Промпартии» и «Шахтинское дело» не были сфальсифицированы, можно поставить под большое сомнение. В кратком вступлении Сейерс и Кан утверждают, что все события в книге имели место и что при подготовке «Тайной войны» они пользовались официальными изданиями Госдепартамента США, протоколами заседаний комиссий Конгресса США, официальными документами, изданными английским правительством и опубликованными стенографическими записями советских судебных процессов. При этом речи о каких-то там масонских архивах и близко нет. Характерно, что сами авторы на страницах своей книги не приводят ни одной ссылки на источники.

Любопытная вещь: в Сети нет никаких сведений о Майкле Сейерсе, а фамилия Альберта Кана странным образом совпадает с фамилией известного архитектора, который работал в сталинской России. Не является ли «Тайная война» пропагандистским историческом «фейком», родоначальником исторических «трешей»?

Выступления Рамзина и Денисова стали активно тиражироваться некоторыми российскими «историками» в нулевые путинские годы, когда модным стало обелять Сталина и его подручных. В частности, текст выступления Рамзина и Денисова приводит фанат «вождя всех народов» и бывший чекист Арсен Мартиросян в вышедшей в 2007 году брошюре «Сталин и достижения СССР».

Теза о том, что Сталин выступал за помилование «вредителей», была также подхвачена неосталинистами для защиты своего кумира. В частности, в книге 2006 года «Двойной заговор. Тайны сталинских преступлений» Елены Прудниковой и Александра Колпакиди.

Если обратиться, например, к Прудниковой, то эта российская писательница, физик по специальности, является автором многочисленных произведений на сталинскую тему. Об отношении Прудниковой к Сталину красноречиво говорят названия ее «шедевров»: «Берия. Последний рыцарь Сталина», «Иосиф Джугашвили. Самый человечный человек» и др.

Кстати, Игорю Александровичу следовало бы быть поосторожнее при расстановке акцентов, перепроверять текст перед тем, как представить его в публичное пространство. Имеется в виду тот факт, что Бухарин настаивал на расстреле фигурантов «Шахтинского дела» 1928 года, а не «Дела Промпартии» 1930 года, как утверждает уважаемый депутат (кстати, господин Марзалюк почему-то замалчивает тот факт, что пятеро по этому делу все же были расстреляны, а делает акцент на то, что по «Делу Промпартии» расстрельные приговоры были заменены тюремным заключением). В 1930 году Бухарин уже не являлся членом Политбюро, поэтому влияния не имел.

И вообще, очень жаль, что доктор наук, депутат и председатель парламентской комиссии в интервью ведущей государственной газете опирается не на серьезные источники, а на сомнительные цитаты без подкрепления их соответствующими ссылками и тем более взятые из пропагандистских сталинских изданий.

И еще. Игорь Марзалюк утверждает, что в 1960-е годы Никита Хрущев заявил, что «Шахтинское дело» и «Дело Промпартии» были сфальсифицированы. Это выглядит абсолютно смешно, учитывая, что в докладе Хрущева «О культе личности и его последствиях» в 1956 г. нет ни слова ни о «Шахтинском деле», ни о «Промпартии». И в начале 1960-х гг., находясь при власти, Хрущев не делал никаких заявлений относительно этих политических процессов. Никаких заявлений Хрущев не мог сделать и после отставки, так как писал мемуары под полным контролем со стороны властей. Ни единого слова про эти процессы нет в книге Хрущева «Воспоминания», вышедшей за рубежом в 1970 году. К тому же фигуранты «Шахтинского дела», например, были реабилитированы в России лишь в конце 2000 г. Зачем понадобилось Марзалюку это заявление?

Очень спорным является утверждение Марзалюка о том, что Русская православная церковь в многонациональной России была объединительная началом.

Однако это опровергается реформами патриарха Никона, которые на века породили феномен раскольничества. С раскольниками официальная православная церковь вела беспощадную борьбу. Да, крестовых православных походов не было, но физическая расправа с теми же раскольниками все же имела место (сожжение Аввакума). Достаточно вспомнить и ряд нецерковных православных течений («хлыстов» и др.). Они, видимо, не имели слишком большого влияния, но существовали. И вообще, чтобы ознакомиться с противоположной точкой зрения на православную церковь и религиозный мир русского человека, заинтересованные могут прочитать письмо Белинского к Гоголю 1847 года.

Заканчивая о Русской православной церкви, следует отметить, что ее срастание с государством привело к появлению «распутинщины» с ее раковыми последствиями.

Довольно странно размышление Марзалюка об интервенции России в Венгрию в 1849 году.

В качестве довода депутат Марзалюк приводит ироничное признание Николая I о том, как он был глуп, когда спас Австрию от венгров. Однако слова — одно, а дела — другое. И никакие «крокодиловы слезы» этого российского монарха не опровергнут тот факт, что подавление революций, восстаний было сущностью николаевского режима на протяжении тридцатилетнего царствования. Кстати, Франц-Иосиф формально не присоединился к противникам России в Крымской войне.

Следует обратить внимание Марзалюка и на фактологию. Он, например, отмечает, что Паскевич принял армию, которая с 1812 по 1853 год не проводила ни одного учения, а лишь парады.

Иными словами, поражение России в Крымской войне обусловлено тем, что российская армия, по Марзалюку, не выполняла своих непосредственных функций.

Если быть уж точным, то российская армия участвовала в иностранных компаниях 1813 г. и 1814 г., затем были довольно успешные для России войны с Ираном (1826—1828), Турцией (1828—1829). Достаточно вспомнить подавления восстания 1830-31 гг., а также многолетнюю войну с Шамилем. Также нельзя согласиться с тезой о том, что Россия не потерпела ни одного военного поражения. А как же катастрофа русских под Евпаторией или взятие Малахова кургана?

Вообще в размышлениях Марзалюка прослеживается странная идеализация Николая I. Однако по историческим меркам правление этого монарха было самым неудачным для России. Особенно катастрофическим оно было для белорусских губерний.

Чего стоит хотя бы закрытие Виленского университета, в результате чего развитие образования и культуры в крае было заморожено на десятилетия.

Некоторые размышления Марзалюка понять трудно. Например, как коррелируются утверждения о том, что в Беларуси невозможным был бы Бабий Яр и что Эриха Коха в Украине не убили, как Вильгельма Кубе в Минске?

Из всего сказанного Марзалюком следует, что украинцы, будучи антисемитами, даже в условиях жесткого оккупационного режима приветствовали уничтожение евреев и поэтому не убили Коха?

Улыбку вызывают пассажи Марзалюка насчет БНФ и его «националистической» фракции в Верховном Совете.

Никакого вреда депутатская группа БНФ нанести по языковому вопросу не могла, так как ее представителей не было во властных структурах. А если быть точным, то активную работу по расширению употребления белорусского языка (его реформа, издание книг, учебников и др.) проводила комиссия Верховного Совета по образованию, культуре и сохранению исторического наследия под руководством Нила Гилевича.

Как это ни странно звучит, такую политику осуществляло правительство Кебича. В фонде №7 (Правительство) Национального архива сохранились ежегодные планы Совета Министров по популяризации белорусского языка, по расширению его употребления во всех сферах общественной жизни.

Более того, государственный статус белорусского языка был закреплен в Декларации от 27 июля 1990 года, за которую отдали голоса все голосовавшие депутаты, а также в Конституции 15 марта 1994 года и не надо навешивать на оппозицию БНФ в Верховном Совете ярлык языковых террористов. Группа БНФ вносила предложения реформ и изменений во всех сферах жизни.

Для Марзалюка может быть и странно, однако его сегодняшний кумир, а тогда депутат Александр Лукашенко делал неоднократные реверансы в сторону оппозиции.

Если Марзалюку будет интересно, он может ознакомиться с 800-страничным сборником документов «Оппозиция Белорусского Народного Фронта в Верховном Совете 12-го созыва».

Игорь Марзалюк высоко оценивает закон о языках (а не закон о национальном языке, как называет его депутат-историк), принятый Верховным Советом БССР 11-го созыва 26 января 1990 г. Коль закон настолько хорош, то зачем было проводить референдум в 1995 году по поводу двуязычия?

Размышления Марзалюка оставили двойственные впечатления. Никто не мешает высказывать свою точку зрения. Однако делать это необходимо на строгой научной основе, опираясь на выверенные источники, избегая псевдонаучности, излишней категоричности, и, конечно же, идеализации той или иной исторической или политической личности.

Как же в таком случае оценить последний пассаж уважаемого Игоря Александровича по поводу того, что Беларусь на всем постсоветском пространстве является самым безопасным местом для проживания, благодаря заслугам Александра Лукашенко? Этот вопрос лучше адресовать уже не историкам, а другим специалистам.

Источник charter97.org



Вверх ↑
Новости Беларуси
© 2009 - 2021 Мой BY — Информационный портал Беларуси
Новости и события в Беларуси и в мире.
Пресс-центр [email protected]