Новости БеларусиRSS-лента
Информационный портал Беларуси "МойBY" - только самые свежие и самые актуальные белорусские новости

Парень, который не сломался: вдохновляющая история минчанина

22.07.2017 общество
Парень, который не сломался: вдохновляющая история минчанина

Роман сломал позвоночник, но не завязал с ЗОЖем и стал фитнес-фотографом.

Звук был характерный — хрустящий. Лестница оказалась скользкой. Заключенные в бахилы кроссовки решили, что их хозяину надо изобразить Евгения Плющенко. В парикмахерской на втором этаже делали художественные стрижки, а Рома лежал распростертый на бетоне, думал о жизни и сильно боялся за нее… Спорт пришлось поставить на паузу, зато активнее стартовал бизнес. Теперь Рома востребованный фитнес-фотограф, у которого бывает 35 съемок за месяц, пишет «Онлайнер».

Фото: Onliner.by

«Голубой огонек», радиация, не пьет

Было 2 января. «Голубые огоньки» догорели, ведро с оливье опустело. Рома не пьет, потому рассудил, что праздники финишировали и пора идти тренироваться. Собственно, пошел. Счастливо покачался, потом стал спускаться с третьего этажа по винтовой лестнице.

Ровно посредине пути свалился… Пошевелил одной ногой — работает. Второй — вроде тоже. Значит, все ок. Поднялся, добрался до машины, поехал домой. Были мысли, что пронесло.

Но наступило утро следующего дня, и Рома не смог встать.

Фото: Onliner.by

Поехали в «травму». Больница, врачи, медсестры. Позвоночник сфотографировали. Правда, с первого раза не разобрались, что перелом. Рому светили раза три. Дали насладиться радиацией. В итоге разглядели перелом восьмого позвонка грудного отдела. Утешили, мол, это лучше, чем поясничный. На поясничный всегда больше нагрузки.

Заржал, крюк, США

А год был ничего. Прокачанный физкультурник усиленно ходил в зал, вернул форму, собирался на соревнования. Необязательно, чтобы рвать всех. Просто, чтобы проверить себя.

Фото: Onliner.by

Правда, вместо сцены получилась полуторамесячная кровать. Лежать можно. Сидеть — нет. Ходить — только через полтора месяца. Рома даже сделал себе крюк на потолке, чтобы хоть как-то подниматься с кровати.

Позже оказалось, что для той лестницы падения — частая практика. Правда, только для него все закончилось так печально.

В какой-то момент позвонил директор фитнес-клуба. Хотел замять ситуацию. Не получилось — только развеселил. В качестве компенсации морального вреда предложил бесплатный абонемент на месяц. Рома натурально заржал: «Возможно, через месяц я начну ходить. Если так случится, обязательно к вам загляну».

Фото: Onliner.by

Узнав про это, знакомый из США озадаченно почесал голову: «Да, блин, жил бы ты в Штатах, раздел бы этот клуб до нитки. Засудил бы и владельцев зала, и владельцев здания. Ходил бы миллионером со своим позвоночником перебитым».

Робко, Instagram, бомбардировка

Год был ничего еще и потому, что Рома начал искать и находить себя в фитнес-съемке. Сам качался, понимал механику и эстетику процесса. Представлял, как это в итоге должно выглядеть в кадре.

Простой план. Нужно было занять нишу, в которой возможно конкурировать с мировыми авторами. Рома прикинул, что фитнес — именно та ниша.

Фото: Onliner.by

Сперва все выходило робко. Первый сет делали ночью, после закрытия клуба. Договориться было сложно. Люди просто не понимали, о чем идет речь. Instagram еще не вошел в повседневность так мощно, как сейчас.

Сейчас же любому залу за счастье, чтобы съемку провели у них: «Только нас отметьте в посте». Владельцы просят по возможности не мешать посетителям. Хотя те по большей части уже привыкли.

Травма закрыла спорт и открыла бизнес. Дипломированный юрист стал агитировать знакомых атлетов и устроил бомбардировку во всех соцсетях. Дело пошло.

Фитоняшки, «сушка», McDonald’s

Тренды пока как-то не привыкли зарождаться на территории Беларуси. Потому и фитнес-фотография состоялась в Штатах и Европе, а потом уже докатилась до нас. Снимаются не только спортсмены, фитоняшки, тренеры и прочий ЗОЖ-контингент, но и простые клиенты качалок. Для них это мотивация. Люди целенаправленно готовятся к съемкам.

Как-то Рома фотографировал бикинистку. Девушка выставила очень хорошую форму. Спросил, кем работает. Оказалось, администратором в McDonald’s. «А как ты на „сушке“?» — «Вот так: сижу и терплю».

— Моим моделям съемка ничего не стоит. Они просто подписывают международный релиз (документ о передаче исключительных авторских прав на изображение) — и мы начинаем. Модели получают фото. Я материал, который заливаю в фотобанк. Живу с авторских отчислений. Нынешняя максимальная комиссия со снимка составляет 42%.

Фото: Onliner.by

На жизнь хватает. Раньше Рома работал на заказах по договорам подряда. Сейчас имеет возможность вообще не снимать в межсезонье. Тем более фитоняшки заплывают водой, и в принципе снимать некого.

«Cвадебщики», $400, сыряк

Фитнес-фотографов в Минске человек пять-шесть. Не «свадебщики», конечно, но работа есть. Тем более ЗОЖ растет и ширится. А если вам кажется, что не растет и не ширится, так это просто лето, когда все фитнес-процессы замедляются.

— Мне как-то позвонил один качок: «Сколько стоит фотосессия?» А она у меня нисколько не стоит. Но мне интересно: «А вы сколько предложите?» Парень отправился всем звонить. Навел справки. Набирает через несколько часов: «Я посмотрел работы… Ну, $50». Ну, вот тебе и мнение клиентуры… Вообще, в среднем фотосет на 10 картинок в зале стоит $100. Лично я не вижу смысла выдавать больше 20 снимков за раз. Есть риск дублирования.

Фото: Onliner.by

Фотограф рассказывает про идеальный вариант оплаты, который нереален в современной Беларуси.

— Мы как-то с коллегами сели и прикинули. Снимаешь тренера — значит способствуешь его продвижению. Это раньше фотографии клали в альбом и рассматривали по особым случаям. Сейчас это промо. Это инструмент. А хороший инструмент всегда стоит денег.

На одну фотосъемку мне надо 40 часов чистой работы. А час работы персонального тренера по Минску — это в среднем $10. То есть мы своими фотками помогаем ему зарабатывать. Получается, можем требовать $400 за фотосет. Ведь даже один привлеченный клиент позволит тренеру примерно за три месяца отбить стоимость фотосессии.

Себестоимость хорошего фотографа — десятки тысяч долларов. Это камеры, свет, компьютер. Все тянет деньги, у всего есть амортизация. В Москве сет стоит от $500. Фотографы дают десять обработанных кадров и сыряк. Дополнительная обработка каждого кадра обходится в $30. В США стоимость стартует от $1000.

Фото: Onliner.by

Монетизация, ковер, пастух

У Ромы простые рассуждения. Профессионал — тот, кто зарабатывает своим делом. Исходя из этого он слабо понимает белорусский бодибилдинг.

— Люди не думают в сторону монетизации. Это странно. У меня вот есть знакомая девочка. Она просто занимается в зале. Для себя. Человек разобрался в вопросе. Знает, когда надо делать публикации, какие публикации, какие хэштеги ставить. Ну и в итоге вынимает пару тысяч в месяц из Instagram.

А тренеры наши в большинстве своем — нет. Они идут на соревнования, чтобы получить КМС и прочие регалии. Потом указывают в описании профиля свои достижения. Да, это хорошо. Это засечка годности. Но, сравнивая двух КМС, ты выберешь парня с хорошей фоткой, а не с кадром на фоне богатого ковра. Тем более у белорусов есть комплекс по поводу статуса. Когда клиенты начинают хвастаться тренерами, то говорят, сколько подписчиков у их инструктора, а не сколько титулов.

К тому же многим нужен не тренер как таковой, а пастух, чтобы гонял их и помогал не забить на процесс.

Мораль, пиксели, УК РБ

Отец Ромы не понимает, как сын зарабатывает. «За что тебе платят?» — «За пиксели». — «Неправильно это». Папа — инженер, рассуждает по-своему: «Я сделал станок, установил его, он работает. Люди платят мне деньги. А ты?» Это, конечно, не критично, но понять друг друга отец и сын не могут.

— Сидишь, бывает, работаешь, а у тебя большая женская задница на весь экран. И тут жена приходит. Я стараюсь не нервировать ее этим. Когда супруга возвращается домой, начинаю фотографии мужиков обрабатывать. А к женскому телу давно уже отношусь как доктор.

К слову, супруга тоже работает на фотобанки — делает снимки еды.

Фото: Onliner.by

— Нынешнее обилие тела в сети меня не напрягает. Работа такая. Наверняка у кондитеров обилие тортов, у ребят из МЧС обилие пожарных машин. Я недавно зашел в Instagram к однокласснику. А там ни бицепсов, ни масла, ни изгибов, ни ягодиц. Вот кошка, вот дом, вот они с женой на отдых поехали. У меня профессиональная деформация. Так что какое-то время привыкал.

Не вижу ничего страшного в том, что люди делают свое тело инструментом. Это вопрос морали. Если ты готов выкладывать себя в интернет полуголого — делай, нет — займись чем-то другим. Главное, чтобы все было в рамках Уголовного кодекса РБ.

Индустрия, бахилы, 12 кг

В творческих планах Ромы работа в США. Там фитнес давно уже супериндустрия, шоу, а не просто выход накачанных мужиков на сцену за банку протеина.

— В Беларуси с ЗОЖем все будет нормально. Это же правильное развитие. Я не говорю о профессиональном спорте. Я говорю об оздоровлении населения. Физкультура в нашей стране начинает напоминать индустрию. А любая индустрия достаточно сильна, чтобы найти средства для собственного развития. Тем более когда речь идет о заработках многих ее участников. Посмотри, сколько вокруг открывается залов. И надо отметить, они не пустуют.

Фото: Onliner.by

Только недавно Рома вернулся к тренировкам. Скинул 12 кг. Чуть оформился.

— После того как сломался на лестнице, по-другому стал жить. Понял, что от каждого дня надо получать удовольствие: и от работы, и от людей. Всего этого может не стать в один миг из-за дурацких бахил. Совершенно глупая случайность может поменять жизнь кардинально. Люди в этом отношении довольно недалекие создания. Пока не лишатся чего-то, не поймут всей важности.

Источник charter97.org



Вверх ↑
Новости Беларуси
© 2009 - 2021 Мой BY — Информационный портал Беларуси
Новости и события в Беларуси и в мире.
Пресс-центр [email protected]