Новости БеларусиRSS-лента
Информационный портал Беларуси "МойBY" - только самые свежие и самые актуальные белорусские новости

«Друзья и родные считают, что я просто хвастаюсь»

22.07.2017 общество
«Друзья и родные считают, что я просто хвастаюсь»

Восемнадцатилетняя белоруска рассказала о своей учебе в Нидерландах.

Давайте уж откровенно: будь возможность, мы бы все выбрали учебу в Европе. Вот и наша героиня выбрала, а теперь рассказывает, о трудностях в общении, академической программе и идентификации себя, пишет citydog.by.

Восемнадцатилетняя Даша подала заявку в Национальный комитет UWC, где ей выдали стипендию на обучение в United World College Maastricht. Это сеть, состоящая из 17 колледжей по всему миру, в том числе в Армении, США, Италии, Китае, Сингапуре.

Прошел год, Даша учиться и полностью довольна своим выбором. Но все не без проблем.

26 000 евро в год, но учебу за тебя оплачивают

– Как вы узнали о UWC и смогли поступить туда? Насколько сложно это было?

Фото с сайта citydog.by

– Про UWC мне рассказала подруга. Сначала я не поверила. Мне показалось, что это слишком идеальная возможность для белорусского школьника. Тогда я посмотрела группу UWC Беларусь во «Вконтакте», пообщалась со студентами, все прогуглила и решила, что нужно пробовать. В октябре 2015 года появилась информация о наборе.

Отбор в UWC состоит из нескольких этапов. Первый – ты посылаешь заявку со своими отметками, достижениями, пишешь мотивационное эссе. Дальше комитет может пригласить на интервью – беседа на белорусском и английском языках. Они узнают, как хорошо мы знаем нашу страну, историю, языки, и просто задают вопросы на общее развитие. Они хотели узнать нашу мотивацию, что мы из себя представляем.

После второго этапа присылают сообщение с именами кандидатов, которые прошли. Их количество зависит от стипендий, которые даются на страну в течение года. В тот год для белорусов было 9 стипендий.

Я не считаю, что это было сложно, потому что у нас не было как таковых тестов или проверочных работ. К поступлению в UWC невозможно подготовиться заранее, потому что они смотрят на тебя как на человека в целом.

– Как прошло знакомство с остальными студентами в Маастрихте? Не возникло ли конфликтов на национальной, культурной, религиозной или расовой почве?

– Миссия UWC – в процессе образования объединять людей, нации и культуры ради мира и стабильного будущего (сказала на английском как выученную «от зубка» фразу – прим. ред.). Туда выбирают ребят, которые готовы ломать стереотипы. Каких-то конфликтов на почве культурного контекста я не припомню. У нас есть две девочки из Украины и России. На уроках мировой политики они пытаются высказать свою точку зрения и дать возможность остальным ребятам, работая в группах, предложить решение существующих проблем.

– Сколько стоит обучение? Есть ли возможность снизить стоимость или подрабатывать, чтобы оплатить учебу хотя бы частично?

– В каждом колледже UWC своя стоимость обучения. В Маастрихте это около 26 тысяч евро в год, если ты учишься и живешь в кампусе. Белорусы, конечно, не могут себе такое позволить. Зная это, колледж и частные спонсоры выделяют на Беларусь практически всегда 100%-е стипендии, которые полностью покрывают стоимость обучения .

В UWC Маастрихт студентам запрещено официально работать – это может повлиять на нашу стипендию. Возможности нелегальной работы мы не рассматриваем, а стипендия не предусматривает денег «на карманные расходы», поэтому помогают родители. Есть ребята, которые получают от колледжа дополнительно 50 евро в месяц.

У меня есть подруга из Тайваня, ее зовут Виви. Она не может себе позволить платить за образование заграницей. А она с детства мечтает стать доктором в «горячих точках». Но проблема вот в чем: если Виви хочет учить медицину в США, гранты там покрывают только pre-medicine – первые 4 года обучения, после которого она еще не имеет права работать врачом. В европейских странах медицина, как правило, изучается на языке этой страны. Естественно, немецкий, голландский и остальные она не знает.

Фото с сайта citydog.by

Единственный вариант – возвращаться в Азию. Но в Японии студентам из Тайваня не рады, а в Китай она не может по идеологическим соображениям. Ей остается либо поступать обратно в Тайвань, либо в Великобританию, где обучение невероятно дорогое, а Виви не гражданка ЕС, чтобы получить скидку или 100%-ую стипендию. Так что сейчас она старается найти себе спонсоров, родители тоже помогают в этом. В Тайване проблема поступления в том, что там не принимают программу IB («International Baccalaureate» – международный бакалавриат).

Все упирается во множество факторов: твой паспорт, предмет, который ты хочешь изучать, твоя национальность. От этого может зависеть стоимость обучения и прочее. Равенства, как ни крути, полного нет. Твой паспорт очень многое решает. Для жителей Евросоюза поступление намного легче.

1 час спорта в неделю и никаких прогулов

– Насколько строго за вами следят? Есть ли комендантский час в кампусе?

– Комендантский час есть, он называется «check-in time». По будням в 10 часов вечера мы должны «зачекиниться» у нашего «house parent» – взрослый человек, с семьей живущий в кампусе и исполняющий роль воспитателя или куратора для новеньких (часто это может быть преподаватель колледжа). По выходным «чек ин» в полночь. После этого уходить из кампуса нельзя. Если ты хочешь пойти куда-то ночью, то надо заранее заполнить бланк, в котором ты объясняешь, что в такое-то время тебя в кампусе не будет и ты переночуешь, например, у друга.

– Могли ли вы сами выбрать, с кем жить в кампусе? Можно ли поменять комнату по ходу учебного года?

– Мы не выбирали, с кем жить. Но всем присылали google-форму, где мы писали о своих предпочтениях. Например, на каком этаже я хочу жить – на mix floor (девушки и парни на одном этаже) или на этаже, где только девушки. Я выбрала первое, потому что не вижу в этом ничего такого, да и детские лагеря вспоминаются, где все жили вместе.

После первого года обучения можно попросить перевести тебя на другой этаж или сказать, что хочешь жить именно вот с такими-то ребятами.

– Какие у вас нагрузки по учебе? Есть ли время для личной жизни?

– Учебный день с 8 утра до 3 часов дня. Прогуливать ни в коем случае нельзя – мы отчитываемся за каждый прогул. Но у нас есть несколько дополнительных заданий, которые мы должны делать после уроков. 3 часа в неделю мы выполняем волонтерскую работу с какой-либо местной организацией, которую помогает найти колледж. Еще 1 час в неделю спорт, но ничто не мешает заниматься им чаще. И 1 час креативности – студент должен посещать какой-либо клуб, либо возглавлять свой собственный. Я состою в «YES Conference Organizing team club». Мы организовываем конференции. Конечно, это требует куда больше времени, чем час в неделю. Но именно в этот момент остальные знают, что могут без проблем найти нашу команду. Все это – часть академической программы, а не какая-то обязаловка «для галочки».

Фото с сайта citydog.by

Мы изучаем 6 предметов: 3 на повышенном уровне, 3 на обычном. Каждый предмет выбирается из определенной секции: естественные науки, социальные и гуманитарные науки, музыка и визуальное искусство, математика, английский, иностранный или родной язык. Предметов мало, они сложные, но мы справляемся.

При этом время для личной жизни есть. Две сотни молодых (17–19 лет) активных ребят в одном кампусе – конечно, отношения заводятся быстро, а слухи разлетаются за пару часов.

– Как часто можно ездить домой к родственникам и друзьям?

– У нас достаточно каникул: неделя осенью, 2 – на Рождество и Новый год, по неделе в феврале и на Пасху. Июль-август летние каникулы. Я возвращалась домой только на зимних каникулах и летом. Из кампуса не выселяют, но настоятельно просят уехать на новогодние и летние каникулы.

Европейцам разрешают летать домой по выходным. А вот ребята из Юго-Восточной Азии, Австралии и Латинской Америки даже на лето не возвращаются домой, а путешествуют по Европе. Если студент не может по какой-то причине уехать летом домой, у колледжа всегда есть заявки от семей в Маастрихте, которые согласны приютить себе кого-нибудь.

Фото с сайта citydog.by

– Что делают преподаватели и администрация колледжа, чтобы не допустить конфликтов по причине национальности, религии, цвета кожи?

– Каждый студент приехал из какого-то региона, со своим бэкграундом. У них сильно меняется мировоззрение, психологическое состояние, потому что резко меняется среда, рядом нет родных, а еще не самая простая академическая программа. Студенты очень нервничают, впадают в депрессию, скучают по дому. Период ноября-декабря самый сложный, когда еще не окончательно привык к новой среде, но очень хочешь домой. И на зимних каникулах у кого ни спроси, все хотят остаться дома, только не возвращаться в колледж.

Есть департамент психологии, в который я обратилась в январе. Со мной провели серию из 7 сеансов раз в неделю. Я просто не справлялась с нагрузкой, чувствовала себя некомфортно. Психолог мне помог. В один момент у меня, так сказать, что-то щелкнуло. И тогда я поняла, что мне очень нравится то, чем я занимаюсь, нравится среда вокруг и я почувствовала, что счастлива.

Я не могу сказать, что европейцам сильно легче. У нас была девочка из Нидерландов, которая безумно нервничала и тоже обратилась к психологу, хотя, казалось бы, она даже не в другой стране. А другая девочка из Нидерландов решила бросить UWC, когда поняла, что не справляется. Как и моя соседка по комнате, девочка из Польши, которая отлично справлялась с учебой, но безумно скучала по дому. В конце года мне казалось, что она справляется с этой проблемой, но в итоге она решила уйти и закончить обучение в Польше.

– Чем белорусы отличаются от других студентов колледжа, представителей разных национальностей? Что выделяет лично тебя на фоне остальных?

– Мне кажется, белорусы умеют ценить то, что дает UWC. Мы просто из разного культурного контекста с европейцами. Есть ребята, которые очень хотят себя показать, и иногда они перегибают палку. А наши не такие. Белорусы умеют ценить среду, в которую попадают и все то, что там есть. Плюс мы ценим человеческий ресурс, уважительно общаемся с другими. Мы очень спокойно ведем себя (та самая «памяркоўнасць»). Русские и украинцы в этих моментах очень похожи на нас.

Фото с сайта citydog.by

Хоть люди там и говорят, что хотят «провести черту и забыть стереотипы», все равно эти стереотипы проявляются. Например, очень многие азиаты сильны в математике и в науках в целом. Причина в их системе образования – она направлена на зубрежку, а для учеников спать по 4 часа в сутки – это нормально. Про это мне рассказывали студенты из Китая, Тайваня и Малайзии. Но в UWC такой образ жизни не приветствуется – студенты должны осваивать техники тайм-менеджмента и следить за своим здоровьем.

Ребята из Латинской Америки больше общаются в своих испаноговорящих группах. И, неожиданно, очень много времени посвящают отдыху и танцам.

– Как сильно студенты колледжа доверяют друг другу?

– У нас нет деления на группы, как в белорусских вузах. На каждом уроке мы учимся с разными людьми. Поэтому мало у кого образуется костяк людей, с которыми прошел огонь, воду и медные трубы. Самыми близкими становятся соседи по комнате.

– Могут ли студенты реализовывать свои проекты? Поможет ли руководство колледжа?

– Да. Это очень приветствуется. В колледже есть система «swap shop», когда преподаватели и ученики приносят ненужные им одежду и вещи, а через месяц открывают ярмарку. Любой может прийти и за 1 евро купить вещь, которая ему понравилась. Все вырученные деньги идут в специальный фонд, который финансово помогает реализовать проекты студентов.

Со мной на этаже жил мальчик из Лаоса. Он организовал благотворительный проект. Люди собирали деньги, покупали канцтовары и одежду (или им приносили их приносили), а потом авиалинии на своих самолетах все это везли бедным школьникам в Лаос.

В UWC постоянно что-то происходит. И чисто физически невозможно успеть побывать везде. Если сделать гугл-календарь, в который внести мероприятия колледжа и города, то там не просто каждый день что-то будет, но события еще и накладываться друг на друга начнут.

– Какие возможности для обучения после колледжа?

– UWC – это бренд колледжей. После обучения тут очень легко поступить в любые университеты мира. Каждый год есть ребята, которые после колледжа поступают в Оксфорд, Кембридж, Массачусетс.

По программе международного бакалавриата можно получить максимум 42 балла – по 7 за каждый предмет. Если у тебя 41-42 балла – любой вуз мира перед тобой. Многое зависит от направления, которое ты изучаешь.

Проблема вот в чем: мы подаем заявки осенью-зимой на втором курсе вместе с «предварительными отметками». Их ставит наш преподаватель, смотря на результаты экзаменов в июне по итогам первого курса и в сентябре («импровизированные» тесты и зачеты). После получения всех заявок университеты выставляют критерии, сколько куда баллов надо. И если у тебя эти отметки ниже, то даже идеально сдав итоговые экзамены, ты уже не попадешь в этот университет. Так что стараться и работать нужно оба года, прохлаждаться некогда.

При этом университет может принять тебя, даже если ты завалил итоговые экзамены. Но это при условии, что «предсказанные отметки» подходили по критерию и вообще было видно, что студент достойный.

– Вы хотите вернуться в Беларусь?

– Да, хочу. Но сначала закончить обучение, поехать учиться дальше и вернуться сюда уже с каким-то опытом. Я пока что не вижу той задачи, миссии, которую должна выполнить в Беларуси. Я могу гарантировать, что подучусь, вернусь сюда и буду пытаться что-то делать.

И тут надо сказать о ключевой проблеме всего UWC – самоидентичность студентов. Когда я возвращаюсь в Беларусь, я полна энергии и желания рассказывать о своем опыте, делиться жизненными историями, помогать людям, как-то мотивировать их. А в итоге сталкиваюсь с непониманием. Друзья и родные в большинстве своем считают, что я просто хвастаюсь. Мне говорили, что я просто жажду показать себя или то, какой крутой я стала за время своего отсутствия. Просто очень сложно после обучения в другой стране остаться прежним подростком, которым тебя всегда знали. Связи разорвались. И если я вдруг брошу UWC и вернусь в Беларусь, мне будет сложно, потому что я тут уже мало кому нужна, а опыта и нужных знаний еще нет.

У очень многих студентов колледжа есть такая же проблема «идентификации» себя к определенному месту, стране. Это можно описать "ты уже не здесь, но еще не там". Вроде и к Маастрихту я привыкла, но и белорусский контекст не могу выбросить из сознания. Постоянно на него ссылаюсь, сравниваю здесь и там. Я на своего рода «перевалочном пункте», у меня уже нет пути назад.

Источник charter97.org



Вверх ↑
Новости Беларуси
© 2009 - 2021 Мой BY — Информационный портал Беларуси
Новости и события в Беларуси и в мире.
Пресс-центр [email protected]