Новости БеларусиRSS-лента
Информационный портал Беларуси "МойBY" - только самые свежие и самые актуальные белорусские новости

Анна Северинец: 8 из 10 — случайные люди в белорусском образовании

25.08.2017 общество
Анна Северинец: 8 из 10 — случайные люди в белорусском образовании

Власти смотрят на пути выхода из кризиса в образовании, как на крамолу.

Гость передачи «Радыё Свабода» «Интервью недели» - учитель гимназии и исследователь белорусской литературы Анна Северинец. Она объясняет, как нынешняя cистема белорусского образования повторяет советскую преданность коллектива; заявляет, что государство не сможет поднять зарплату учителям до надлежащего уровня и описывает свой идеал среднего образования - максимум свободы и выбора.

- Сегодня много обсуждают высказывания Александра Лукашенко, которые прозвучали 24 августа на «педсовете». Но стоит задаться главным вопросом - находится ли сегодня белорусское образование в системном кризисе?

- Белорусское образование находится в системном кризисе, это очевидно. И в первую очередь потому, что оно сегодня не устраивает всех - государство, учителей, детей, родителей.

Почему так происходит? Ведь нынешняя система образования построена на принципах советского образования. Та, наверное, была неплохой для своего времени, советское образование 60-70-х годов кажется мне довольно логичным, там было много поисков, достижений. Но это было полвека назад, и эта система больше не выдерживает конкуренции. А в Беларуси ее реанимировали. Поэтому все наши реформы последних лет напоминают человека, который запутался в веревках, дергается, и от того еще более запутывается.

- Уточните: проблемы сегодняшнего белорусского образования из-за того, что слишком далеко отошли от советской системы, или наоборот - из-за того, что слишком много советского осталось?

- Слишком много советского. Все должно меняться и идти вперед. Советское образование было общее и массовое, рассчитанное на коллектив; дети и взрослые внутри нее умели работать и обучаться в коллективе. Сегодня мир идет к индивидуализации каждого, ученик и учитель должны быть лицами. Как можно людей, в которых мы развиваем лицевое и личное, обучать в той системе, которая строилась для коллектива?

- Вы считаете, что в Беларуси должна быть более разнообразия в образовании, даже в уровне знаний? Ведь если признать, что дети очень разные в своих способностях и талантах, то тогда нормально, что различные учреждения среднего образования дают разный уровень знаний.

- Безусловно. Это вполне нормально и эффективно. Ведь, кроме того, что дети имеют различные способности, они имеют разные потребности. Одному нужно академическое гимназическое образование, а другой совсем по другим делам. Нужно как можно больше разнообразия, тогда мы будет конкурировать в мире.

- Но эта разнообразие сегодня, очевидно, является крамолой с точки зрения Министерства образования. Ведь сейчас наблюдается установка на то, чтобы все было одинаково, ровно, чтобы все ученики получали одинаковые знания.

- У государства просто нет денег для разнообразия в образовании. А массовое и одинаковое образование, конечно, обходится дешевле.

- Так можно было бы часть финансового бремени перевести на родителей, на тех, кто имеет возможность платить за обучением детей. Признать «официально» то, что давно существует де-факто.

- Учителей уже давно «просят», чтобы мы оказывали платные услуги. Но это довольно трудно. Например, как вводить платные услуги для детей, которые и так ходят к нам на бесплатные уроки?

Я считаю, что должны быть разные варианты - муниципальные школы, частные школы. Но у нас так боятся «неравенства», ведь это социальная напряженность. Поэтому властям и хочется всех подровнять, чтобы эту потенциальную напряженность снять.

- А что вы чувствуете каждое лето последние годы, когда читаете, с какими баллами поступают абитуриенты в педагогические университеты? Кажется, туда идут самые худшие, «троечники» - и потом они будут учителями.

- Преимущественно так и есть- туда идут дети с очень невысокими баллами. Но этот средний балл состоит из низких баллов большинства и довольно высоких оценок тех, кто пришел туда по призванию. Каждый год я вижу молодых специалистов и понимаю, что из каждых десяти восемь - это случайные люди в образовании, а двое пришли по призванию. Я думаю, что в каждом поколении приблизительно одинаковый процент людей, которые хотели бы быть педагогами. А то, что их мало, так это в любой профессии так, я смотрю на это, как на извечное положение.

- Даже тем, кто входит в эти 20 процентов, не так легко наладить контакт с детьми. Или перед любыми детьми нужно отдавать всего себя? Если не видишь отклика, интереса, что делать учителю? Должен ли он винить себя, или, может, есть такие дети, которых ничем не тронешь?

- Сложный вопрос. Ты стоишь перед классом, и перед тобой 25 учеников, с различным воспитанием, манерами, поведением. Я для себя выбрала такой путь - «Вот, дети, это я. Берите».

Я не знаю, как можно потребовать от ребенка заинтересоваться или увлечься. Я могу только предложить им огонь и пригласить их рядом со мной у него погреться. Кому-то будет интересно, кому-то нет. В особенно холодные времена все зябнут, но если вокруг будет жара, то они, может, и разойдутся. Я не думаю, что сегодня мы в состоянии управлять детьми. Но мы в состоянии качественно предложить себя и свои знания.

- Мы годами слышим обещания от государственных представителей, что зарплата учителя будет повышена до среднего по стране уровня, и это никогда не выполняется. Но является ли зарплата учителя таким важным фактором для повышения уровня образования? Разве большая зарплата сделает те 80 процентов, о которых вы говорили, великолепными и одержимыми учителями?

- Не надо, чтобы все были одержимыми, тогда можно и с ума сойти. Но большая зарплата привлечет в эту профессию людей более амбициозных, может, больше мужчин (пусть простят меня феминистки).

Зарплату учителя наше государство не поднимет - в той степени, в какой это нужно. Ведь государство у нас бедное и не имеет денег на это. Работа учителя настолько тяжелая, что я не могу сравнить ее ни с какой другой. Может, когда хирург делает операцию 10 часов, - по напряжении это примерно такая же работа, если ее делаешь по-настоящему. Можно же прийти, дать «самостоятельную работу» детям и потом ее не проверять.

Но если делать ее в самом деле, то это работа настолько тяжелая, что она должна оплачиваться очень высоко. Учитель должен постоянно двигаться вперед, овладевать новыми знаниями, каждый год повышать свое образование. Я думаю, у нас зарплата никогда не поднимут до той степени, сколько действительно стоит учительская работа.

- Как выглядит ваш идеал белорусского среднего образования?

- Если сформулировать как мечту, то мне хотелось бы, чтобы в этой сфере было максимум свободы. Чтобы люди могли открывать самые разные учебные заведения - естественно, при соответствии каким лицензионным требованиям. Чтобы каждая школа - муниципальная, частная - имела право на свои программы, учебники, методические комплексы.

Конечно, на выходе каждый выпускник должен сдавать какой-то единый для всех экзамен. Но какими путями они дойдут до этого испытания, какими путями они придут к этому знанию - это должен выбирать сам человек. Чем больше разнообразия, тем больше возможностей.

Источник charter97.org



Вверх ↑
Новости Беларуси
© 2009 - 2021 Мой BY — Информационный портал Беларуси
Новости и события в Беларуси и в мире.
Пресс-центр [email protected]