Новости БеларусиRSS-лента
Информационный портал Беларуси "МойBY" - только самые свежие и самые актуальные белорусские новости

Белорусский Илон Маск: Остаюсь, чтобы изменить эту страну

03.12.2017 общество
Белорусский Илон Маск: Остаюсь, чтобы изменить эту страну

В 15 лет Антон Любохинец сделал первое изобретение, а в 18 стал владельцем инновационной компании.

В 15 лет Антон Любохинец сделал первое изобретение, которая упрощает жизнь незрячих. В 18 лет - открыл свою первую фирму. Сегодня парню из Бреста 20 лет, и на его компанию работают более 20 человек, пишет svaboda.org.

Антон слушает Ганса Циммера, смотрит фестивальное кино и любит читать антиутопии. Одна из его любимых книг - «1984» Оруэлла. Многие сюжеты из книги он сравнивает с белорусскими реалиями. Но уезжать Антон не собирается.

«В белорусских вузах пытаются доказать, что ты сошел с ума»

- Антон, вас называют белорусским Илоном Маском. Как вам такое сравнение?

- Совсем не нравится. Для меня Илон Маск - это цель, к которой я стремлюсь. Но сейчас я далеко не он.

- Но сходство с богатейшим инноваторами мира вы все же имеете. Вы, как и многие из них, бросили образование в университете.

- Я учился в Брестском технологическом университете на программиста. Через год взял академический отпуск и поехал в Казахстан на четыре месяца. Когда вернулся, то перешел на заочную форму образования в маркетологии. Посмотрим, что из этого получится. Я очень сильно разочаровался в нашем образовании. Я много где побывал и увидел, как это выглядит за рубежом. Наше образование очень сильно недотягивает до хороших стандартов.

- Многие с вами не согласится. Общее мнение, что в Беларуси сильная технико-математическая школа. Белорусов часто приглашают работать за границу в крупнейшие технологические корпорации...

- В наших университетах, к сожалению, ты чувствуешь, что никому не нужен. Тебе даже пытаются доказать, что ты глуп, и никак не помогают. Преподаватели относятся к студентам очень посредственно. Если же наших приглашают за границу, то речь преимущественно о тех, кто уже до университета занимался программированием и интересуется им в свободное время.

Наши университеты дают очень общее образование. В тебя пытаются запихнуть «обо всем», но мало. В результате человек имеет общие знания о многих дисциплинах, но в одной из них не специалист. И только когда ты имеешь что-то в голове и начнешь работать со 2-го или 3-го курса, то можешь стать хорошим специалистом.

- Так чего белорусские вузы не дают?

- Нет знакомят с реальной работой. Не учат работать в команде. Но самое главное - это безразличное отношение к студенту. Всеми своими действиями они показывают, что хотят тебя выгнать оттуда, отчислить.

- Но время идет вперед и в Беларуси. Неужели новое поколение преподавателей такое же, как и в советские времена?

- Я знаю хороших преподавателей, знаю, что есть хорошие кафедры. Но управляют процессом люди, которым наплевать на студента. Даже в нашем университете попасть к декану очень сложно, а к ректору – и подавно невозможно. Как так? Я - студент, я должен быть на короткой ноге с этим человеком, он должен меня выслушать.

Мы недавно присоединились к Болонскому процессу, согласно принципам которого университетом управляют студенты, но это не так. У нас даже ректоров частных университетов назначает Министерство образования. Это смешно. Есть много примеров, когда хорошие преподаватели борются с таким положением вещей. Но это то же самое, что биться головой об стену. Они уходят оттуда. Мои знакомые бросили университет, открыли IT-школу и учат там детей.

«Наше государство - неподвижно»

- Антон, но в Беларуси чиновники на всех уровнях, в том числе высшем, говорят, что страна стремится стать чуть ли не IT-империей. Почему не исчезают проблемы, которые вы упомянули?

- Государство начало рваться туда, где увидело большие деньги. Но просто так ничего не бывает. Если мы хотим стать инновационной страной, то от одного желания мы ею не станем. Главная причина - уязвимость иностранных денег. Они сюда не хотят идти, потому что в Беларуси у них в любой момент могут забрать все, что ты сделал.

Венчурный рынок в Беларуси, который мог бы поддерживать инновационный бизнес, у нас мизерный. Рискованных инвестиций мало. Это огромный барьер для реальных стартапов и инновационного бизнеса. У нас выделяют деньги на то, что уже давно работает за границей. Но дальше оно не пойдет, так как за рубежом уйма лучших аналогов.

- На реальность сетуют бизнесмены в каждой стране. А задача государства следить, чтобы все было адекватно.

- У нас надо ждать две недели, чтобы открыть ИП. Мне нужно заплатить иностранному поставщику или перевести деньги на свой зарубежный счет - для этого мне нужно получать разрешение в Национальном банке. Это детали, которые сильно осложняют жизнь.

В инновационном бизнесе время многое решает, а у нас на эти особенности не обращают внимания. И, по правде, компетентных специалистов, бизнесменов у нас не так и много. А те, что есть, не хотят связывать дело с государством, так как оно неподвижно.

«Уезжать из Беларуси не собираюсь, так как хочу ее изменить»

- И после всего этого вы еще в Беларуси?

- Да, потому что я хочу ее изменить.

- Но что в таком случае вас еще держит на родине, когда система, в которой вы работаете, настолько несовершенна?

- Мне 20 лет. Когда я научусь делать что-то в нынешних условиях, то через 5-10 лет, когда наша верхушка поменяется, все станет проще и здесь будет отличная база. Я хочу построить эту базу - и чтобы больше и больше молодых людей шли в предпринимательство.

У нас очень компактная страна. Мы можем построить очень хорошее сообщество предпринимателей. У нас прекрасные молодые люди, которые не имеют уже привычки сетовать, ничего не делать и только просить. В этом есть огромный потенциал. Не удивительно, что к нам все чаще приезжают молодые специалисты из Америки и пытаются здесь найти дела для инвестирования.

Приезжают иностранные компании, так как видят, что перспектива пошла вверх. Что-то начинает меняться. Верю, что мы сможем построить фундамент, чтобы сюда шли инвестиции и создавались хорошие компании.

- Зачем американцу ехать в Беларусь? Он может выбрать Финляндию, где государство живет инновациями, или Польшу, где рынок просто шикарный.

- Ведь у нас здесь конь не валялся. Беларусь на лет 20 опаздывает за Америкой, и любой бизнесмен оттуда может приехать сюда, делать то, что он делал 20 лет назад в США, и зарабатывать неплохие деньги. И наш народ пока не изнеженный. У них общества уже годами потребительские. Они давно пользуются инновациями. А мы только начинаем и можем на этом зарабатывать без особого напряжения. Это и привлекает.

«В Британии фирму можно открыть через почту. А у нас это борьба»

- А что бы вы сами изменили в Беларуси в первую очередь, если бы получили возможность?

- Прежде всего - университеты. Надо дать им те привилегии, которые предусматривает Болонский процесс - максимальное самоуправление. Если мы позволим нашим вузам самим создавать учебную программу, то один из 50-ти сделает что-то стоящее и даст пример другим. Так быстрее найдем то, что действительно работает. Это лучше, чем что пять лет проводить какие-то реформы и ждать очередные пять, пока там что-то изменится.

Надо дать свободу и упростить ведение мелкого и среднего бизнеса. Молодые стартапы должны перестать думать, как им платить ежемесячно деньги, которых пока что не имеют. В некоторых странах Европы стартапы не трогают 3 года - пока ты разберешься. Надо формировать общество, быть ментором для молодых. Ведь идем на ощупь. Бизнесменов у нас почитают обманщиками, мол, они не ходят работать на завод. Белорусам нужно менять эту ментальность.

- А какая страна или компания для вас сегодня образец – как работать, вести бизнес?

- Одной страны нет. Я был в Казахстане, где можно увидеть и много минусов. Я там прожил 4 месяца и увидел, что эта страна развивается, настолько там все просто. Я, белорус, свой бизнес там мог открыть через интернет и сразу что-то продавать или оказывать услугу. Очень простые условия для бизнеса в Великобритании. Имеем компанию и там, и мы, белорусы, открыли ее по почте. Мы не очень большая страна и должны вводить инновации просто. Но у нас это превращается в какую-то борьбу.

- А где вы сами сейчас работаете?

- У меня своя студия веб-дизайна. Есть своя команда, с которой делаем проекты. Мы находимся в Бресте, у нас тут недавно открыли технопарк. Кстати, его директором стал человек, который отвечал за инновационный отдел в нашем университете в Бресте. Он бился об стену, пришел сюда, чтобы что-то менять, и у него отлично получается.

- Антон, а если бы вам предложили поехать в другую страну, где зарабатывать проще, вы бы поехали?

- Посмотреть и поработать, возможно, и поехал бы. Но только ради опыта, в большой компании, чтобы понаблюдать за бизнес-процессами. Но жить там я не смог бы. Ведь как бизнесмены мы там очень слабые. Их там учат в школе, как презентовать свою идею, как общаться с людьми, а мы, к сожалению, зажаты.

- Но, тем не менее, свое первое изобретение вы сделали в 15 лет.

- Если бы в свои 15 лет я рассматривал это как бизнес, то было бы хорошо. Для меня это была всего лишь научная разработка и только чтобы получить хорошую оценку. Американцы в 15 лет уже думали бы, как это превратить в дело своей жизни, как помочь людям и как заработать на этом деньги. Это особенности менталитета. У нас работает парень из Америки, белорус, который провел там всю жизнь. Он показывает, насколько мы разные в ведении бизнеса.

«В Казахстане чиновники не так боятся президента. У нас же даже деревню могут снести для него»

- Кстати, на чем еще, кроме IT, Беларусь могла бы зарабатывать деньги?

- Я вообще считаю, что эта сфера сильно переоценена. В Украине айтишников очень много, и это уже сейчас приводит к тому, что их зарплаты падают. Рано или поздно, но рынок этим перенасытится.

Мы имеем много карт в рукаве. В Беларуси много производственных мощностей. Но они не используются, так как люди наши не умеют это продавать. У нас делается много чудесных вещей для внутреннего рынка, но мало кто задумывается, что они могут быть интересны за границей. Много сделано, чтобы развивать сельское хозяйство, чтобы зарабатывать на нем хорошие деньги. Но она используется только для внутреннего рынка.

- Антон, а что вы считаете своим самым успешным экспортным продуктом?

- Если говорить о деньгах, то первый проект, который начал мне приносить деньги, - это Teleport. Он сейчас работает в Казахстане. Это сервис для туристов, позволяющий в реальном времени увидеть на 360-градусном видео, что происходит в вашем любимом месте. Можно обмениваться сообщениями с другими пользователями. Идея в том, чтобы местные картографические сервисы размещали у себя изображения из наших маяков, которые мы ставим в интересных местах по всему миру. И человек в реальном времени может увидеть это место на видео в 360 градусов. Этом сильно заинтересовался Казахстан, так как они сейчас стараются привлекать туристов.

- А почему бы такое не развивать в Беларуси?

- Мы пытались установить такой маяк в Бресте, но у нас длинная процедура согласования с чиновниками. Нужно многое согласовывать. В Казахстане чиновники не так боятся президента, как у нас. В Беларуси могут даже снести деревню, развалины которой может увидеть глава государства и разозлиться. Люди всего боятся.

- Антон, может создайте аппликацию, которое может заменить председателя колхоза или чиновника, чтобы было проще?

- Да, я вижу множество профессий, которые сейчас просто не нужны. Чиновники сильно переоценены. Но люди к этому пока не готовы. Можно, конечно, создать программу, которая будет работать без ошибок. Но кто будет отвечать за действия, которые другой будет критиковать? У нас же всегда должен быть крайний.

«Хочу встретиться с Маском тогда, когда смогу рассказать ему что-то новое»

- Антон, в конце концов и Маск не концентрируется только на зарабатывания денег. Что вас интересует помимо бизнеса?

- Мой лучший проект, который пока не принес денег, это «Перчатка для слепых». Этот проект помогает людям. Я сделал его в 15 лет. Тогда это была коробка, которая вешается на пояс. Там ультразвуковой механизм, позволяющий распознавать, есть ли перед слепым человеком предмет. Если он есть, то коробка начинает вибрировать. Потом это работало как перчатка, которая давила на руку, когда рядом был предмет. Затем добавилась камера, которая научилась читать текст и распознавать предмет. И даже те несколько перчаток, которые я передал ассоциации инвалидов зрения, для меня очень важное дело.

Пока этот предмет лежит на полке до тех пор, пока у меня появятся свои деньги, чтобы его развивать.

- А какая очередная инновация?

- Сейчас мы создаем Report. Эта мобильная аппликация должна убрать границы между незнакомцами. Мы хотим сделать сервис, который позволит предоставлять доступ к глазам чужих людей. Если где-то нет ли вас или вашего друга, а вас интересует информация оттуда, то вы может отправить запрос на то место, и человек с другой стороны ответит видео или живой трансляцией. В будущем мы хотим это переносить на очки Snapchat или Google Glasses, когда пользователь будет давать доступ к очкам другого.

- Антон, если Вы не любите сравнения с Маском, а сравнение с кем вам по душе?

- Маска я очень люблю. Но я пока мелкая рыбешка. Если я сейчас встречусь с ним, то он запомнит меня как просто парня. А я хочу, чтобы и он получил от меня какую-то полезную информацию. Чтобы лет через 10 после встречи с Маском он мог бы меня запомнить не просто как парня с улицы, а как человека, который дал ему что-то новое и интересное. А пока я просто парень из Беларуси, который что-то пытается делать.

Источник charter97.org



Вверх ↑
Новости Беларуси
© 2009 - 2021 Мой BY — Информационный портал Беларуси
Новости и события в Беларуси и в мире.
Пресс-центр [email protected]