Новости БеларусиRSS-лента
Информационный портал Беларуси "МойBY" - только самые свежие и самые актуальные белорусские новости

Минчанин: Для белорусских работодателей Оксфорд ничего не значит

22.02.2018 общество
Минчанин: Для белорусских работодателей Оксфорд ничего не значит

Белорус рассказал, как поступить и насколько сложно учиться в Оксфорде.

Наверное, каждый слышал не одну историю и смотрел не один фильм про Оксфорд. CityDog.by поговорил с минчанином, который учился там, и узнал, как поступить, насколько сложно учиться и что британский диплом значит в Беларуси.

С Алексеем журналисты встречаются в одном из баров в спальном районе города. Минчанин признается, что выбрал это место встречи, потому что живет недалеко. Вот уже четыре года, как Алексей переехал обратно из Оксфорда в Беларусь. Теперь у него здесь семья и работа.

«Главное, чтобы был язык и деньги»

– Когда я учился на третьем курсе БГЭУ (финансы и банковское дело), появилась возможность поехать в Оксфорд. Мой отец как раз перебрался туда по работе. Я подготовился и отлично сдал IELTS. Это типичный экзамен, нет ничего необычного: все вопросы повторяются из года в год, и найти методички не составляло труда.

Плюс у меня была достаточная языковая база. На самом деле это мало на что влияет. Есть какой-то нижний порог, если его не преодолеть, то заведение не примет. А поступить нет никакой сложности: главное, чтобы был язык и деньги. Благодаря двум с половиной годам учебы в нархозе меня зачислили сразу на определенный уровень.

В Оксфорде больше 50 различных учебных заведений: два крупных универа – Oxford Brookes University и Oxford University – и разные колледжи. Большинство колледжей готовят к сдаче экзаменов в специализированных сертификационных центрах. Я поступил в колледж на программу ABE (Association of Business Executives), направление – бизнес-менеджмент.

«НЕТ СМЫСЛА СПИСЫВАТЬ ИЛИ ЖУЛЬНИЧАТЬ»

Обучение состояло из ряда уровней, каждый подразумевал сдачу экзаменов, я поступил сразу на пятый. Из немодульных дисциплин были только английский и физкультура. Это не могло не радовать. Учеба с понедельника по пятницу, примерно три пары в день. Раз в какое-то время внутренние проверки, исключительно для самих же студентов. То есть нет смысла списывать или жульничать, потому что понимаешь, что это делается для тебя.

Если раз в полгода не сдашь какой-то экзамен, то придется сдавать его в следующем году. В принципе, там в культуре (несмотря на интернациональность) списывание неприемлемо. Все понимают, что находятся здесь, чтобы получить знания, и списывая подставляют только себя. Если кто-то видит, что другой списывает, то сразу жалуется. Это не считается каким-то стукачеством. Если списываешь на экзамене, то все, до свидания.

Конечно, система британских экзаменов специфическая (смеется). Многие вопросы написаны уже очень давно, и отвечать на них нужно, учитывая это. Например, видишь вопрос «Какие новейшие тренды/тенденции в мировом сообществе способствуют развитию чего-то там?» и начинаешь в ответе писать про криптовалюту. А потом на разборе полетов оказывается, что надо было отвечать «появление интернета».

Вот на этом я и прогорел в некоторых тестах. После первых экзаменов было достаточно сложно, потому что думал, что все знаю, а оказалось, что не знаю вообще ничего. Какие-то предметы я завалил, а какие-то сдал на низкие оценки. Плюс параллельно взял другую программу, которая называется АCCA, – это бухгалтерская «корка».

ПРЕПОДАВАТЕЛИ НЕ БЕЗ ИЗЪЯНА

Моего любимого учителя звали Хосейн. Когда-то, давным-давно, он переехал в Великобританию из Ирана, потому что у него были деньги и возможность развиваться. Он захотел стать пилотом и окончил самое престижное британское заведение по подготовке пилотов.

Но, чтобы работать, нужно было получить британское гражданство, а на это надо много времени. Он его не терял, получил преподавательские «корки», поработал в местной полиции и занялся каким-то минимальным бизнесом – у него была очень насыщенная жизнь.

Это был всесторонне развитый человек, который знал все про все. Можно сказать, что там он был моим единственным другом. Мы пару раз ходили выпить по пивку и бывали друг у друга в гостях – было забавно.

В принципе, там все преподаватели профессионалы в своих областях, но не без изъяна. Например, кто-то очень любил заговариваться на сторонние темы. Например, был преподаватель-араб, который мог по полпары эмоционально рассказывать о новостях из арабского мира.

В ПЛАНЕ РАЗВЛЕЧЕНИЙ В НОЧНОЕ ВРЕМЯ В ОКСФОРДЕ – РАЙ

В плане развлечений в ночное время в Оксфоде – рай. Много заведений, которые это дело организовывают, много студенческих комьюнити, которые постоянно что-то придумывают и делают в рамках своих социальных групп. Ребятки не сильно стесняются в том, чтобы обеспечить досуг.

С другой стороны, ботанам тоже есть чем заняться. В частности, мне посчастливилось получить членство в Oxford Union. Это достаточно закрытое комьюнити, которое существует с 1823 года.

Важнейшие ресурсы Oxford Union – его члены. Большинство известных британцев входят в это сообщество. Например, я побывал на лекции, которую проводил Ричард Брэнсон. Комьюнити постоянно организовывают такого рода мероприятия. Это очень классно, потому что можно вживую пообщаться с людьми: не просто их послушать, а подойти с бокалом чего-нибудь и задать пару вопросов в непринужденной обстановке.

Еще в Оксфорде есть очень известный клуб дебатов. Я в школе плотно этим занимался, наша команда заняла первое место на каком-то эсэнгэшном турнире, поэтому было очень прикольно послушать, как они это делают. Если говорить о профессиональных дебатах, то все примерно одинаково мыслят и организовывают свои спичи, так что уровень не особо отличается от нашего. Разве что регламент немножко отличается.

«ДЛЯ БЕЛОРУССКИХ РАБОТОДАТЕЛЕЙ ОКСФОРД НИЧЕГО НЕ ЗНАЧИТ»

Я получил достаточно много знаний, которые и сейчас применяю, что удивительно для любой системы образования. Вернулся, потому что там вопросы социализации стояли достаточно остро, мне был 21, и кровь бурлила.

Плюс – подумал, что пора самому пытаться что-то делать и куда-то двигаться. Если бы я оставался там и продолжал обучение, то до 25 бы точно учился: делал следующую и следующую степень. Сейчас как раз бы сделал докторскую (PHD). Но я все-таки решил, что как-нибудь сам и как-нибудь здесь. Хочется видеть живых людей, а не 20 часов из 24 работать и учиться.

Для белорусских работодателей мое образование значит примерно следующее: «О, прикольно!» – и на этом все. Не могу сказать, что диплом мне сильно помог. В обычных разговорах часто удивляются: «О, ты учился в Оксфорде, вот это да!» Но это миф, который достаточно сильно растиражирован СМИ и киноиндустрией.

Город как город, колледжи как колледжи, универы как универы. По всему миру их тьма тьмущая. Ну да, есть там прикольные старые здания, прикольно сидеть в древней церкви и по звону колокола начинать писать свой экзамен. Но это все лишь антураж, который спадает очень быстро. Я, как приехал, недельку походил по этим старым улочкам, а потом начало тошнить от этого: от толп туристов и несметного количества людей повсюду, от неспособности просто тихо, спокойно заниматься обучением и работой. Но каждому свое.

Источник charter97.org

Вверх ↑
Новости Беларуси
© 2009 - 2021 Мой BY — Информационный портал Беларуси
Новости и события в Беларуси и в мире.
Пресс-центр [email protected]