Новости БеларусиRSS-лента
Информационный портал Беларуси "МойBY" - только самые свежие и самые актуальные беларусские новости

Панцирные бояре в восточной Беларуси

06.03.2018 общество
Панцирные бояре в восточной Беларуси

Как мужество помогало нашим предки становиться нобилями.

«Очень часто восприятие населения во времена ВКЛ базируется на дихотомии «холопы-шляхта», которое пришло в востока, где дворяне составляли чуть более 5% от населения. В Беларуси же ситуация иная: шляхта составляла около 20% населения и кроме ее было еще несколько промежуточных классов населения, ныне забытых», - пишет в своем блоге белорусский врач Андрей Беловешкин.

«Коркотяне (жители деревни Коркоть).

Сохранившиеся метрические книги позволили мне достаточно подробно изучить более семидесяти лет истории моей родовой деревни – Коркоти. И обнаружилось несколько удивительных моментов, которые выделяли эту деревню от прочих:

1. Жители деревни противопоставляют себя соседям. Называют себя в разговорах коркотяне. Любопытно, что в советское время, при ликвидации хуторов, часть их жителей были переселены в Коркоть. Несмотря на то, что их дома были прямым продолжением главной улицы Коркоти, даже на карте это было обозначено поселком (поселок Красный), и до сих пор их называют поселенцами (подразумевая, что они не «коркотяне»).

2. Жители деревни – это компактная группа семей. 80% жителей – это родственные семьи Беловешкиных, Зайцевых, Бычковых, Стишенковых, Шерстневых. Часто в разговоре можно услышать нерусифицированные варианты их фамилий: Булавешки, Зайцы, Бычки, Стишенки, Шерстни. Вот мое исследование фамилии Беловешкин.

3. Внутридеревенские браки. Не менее половины браков – внутридеревенские и внутрисемейные. Например, у меня в родословной и прадед и прабабушка – оба Беловешкины, правда, из разных ветвей с не менее чем столетним расхождением веток.

4. Компактное проживание. Жители не уходили и не отселялись в ближайшие деревни, поэтому фамилии сконцентрированы в одной деревни (в отличие от более мобильных соседних деревень).

5. 20% жителей еще в первой половине 19 века идентифицировали себя со шляхтой и так и записывались в метрические книги. После восстания 1863 года их стали записывать строже – как однодворцев, вольных хлебопашцев, государственных крестьян. «Шляхетские» фамилии в Коркоти: Горбачевские (моя прапрабабушка), Лонские, Подашевские, Круталевичи. Обе группы вступали друг с другом в браки и записывались свидетелиями при рождении.

6. В фольварке Коркоть была база повстанческого отрада в восстании 1863, в нем участвовали и жители деревни. Любопытно, что несмотря на то, что в соседней деревни построили новую церковь (в Малых Белевичах), жители упорно еще более 15 лет ходили в старую униатскую церковь в Хоново или Вендороже, отказываясь ходить в церкви «московской» веры.

7. Старожилы упоминали, что их предки служили в войске. Увы, непонятно, речь шла о рекрутстве или о более ранних временах.

«Сделал простых мужиков боярами…», «служивали коньми а въ панцырахъ».

Ряд таких особенностей общий для поселений панцирных бояр восточной Беларуси (включая этнические беларуские территории современной России: Смоленскую область, Себеж и др). Конкретно по территории Могилевской области проходил Друцкий рубеж. Друцкий и Сожский рубежи – это поселения шляхты и панцирных бояр, своеобразные рубежи для отражения московского вторжения (вроде засек в Московском княжестве). Постоянные войны на протяжении столетий с Московским княжеством привели к значительным потерям и возникла необходимость восполнения войск. В Западной Беларуси преимущественно шляхта и крестьяне, панцирных бояр там нет.

После принятия Литвой католичества в 1386 году начинается постепенный переход из боярства в шляхетство. Во второй половине 16 века все бояре Литвы, стали Шляхтой, а вот в Белорусских землях, из-за того что бояре не хотели менять веру, большинство из них составило промежуточное сословие между шляхтой и крестьянством. Часть путных и панцирных бояр перешли в католичество и получили шляхетство, а бояре преимущественно Полоцкого и Витебского воеводств добились такого положения, что мало чем отличались от шляхты.

Любопытно, в моей деревне носители «шляхетских» фамилий были католиками, но крестились и венчались в православной церкви. Многих их них впоследствии (в 20 веке) считали себя «поляками», хоть были абсолютно тутэйшыми и не могли сказать по-польски ни единого слова.

Становились панцирными боярами достаточно просто. В Речи Посполитой (Королевство Польское и Великое княжество Литовское в унии) простолюдин (крестьянин, земянин, мещанин) «...оказавший явные, именитые и воинские заслуги, храбрость против неприятелей, удостаивался от короля привилегий на вольности шляхетские и на герб...», цитируя первоисточник. Следовательно, гербы в РП имели не только шляхтичи (дворяне), но и некоторые роды бояр и мещан. При этом (обладая родовым гербом), они не становились шляхтичами. Согласно великокняжеским привилеям панцирные бояре имели земельные наделы с правом наследования, за это несли военную службу.

О «чечерских боярах» подробно рассказывает Довнар А. Б. в работе «Сяляне-слугі Беларусі другой паловы XVI - сярэдзіны XVIII ст.» Он пишет, что тяжело определить сословную принадлежность категории замковых бояр и обращается к примеру чечерских бояр Речицкого повета. В 1548 г. при разборе жалоб подданных чечерской волости говорится, что староста Зенович «сделал простых мужиков боярами», на что староста отвечал, что боярами их не делал, а только просил господаря (князя) о наделении людей пустовщинами на боярской повинности-«с тых пустовщин к замку службу конную служить и на сторожу ездить».

По просьбе старосты великий князь давал пустоши кандидатам и при рассмотрении жалоб комиссарами они уже назывались боярами. При Стефане Батории чечерские бояре, или их часть, получила право исполнять военную службу в шляхетском ополчении речицкого повета. Баторий также вызволил их от суда чечерского старосты. Чечерские старосты затем на протяжении конца 16-сер. 18 в. вели постоянные судебные процессы с чечерскими замковыми боярами, которые стремились войти в поветовую организацию шляхты, также старосты поднимали вопрос о шляхетском происхождении бояр. Уже существующая шляхта достаточно активно сопротивлялась «ошляхечиванию» панцирных бояр.

Комплектовались панцирные бояре из земян, сельских мещан, вольных людей, а также шляхты. Часто не были зависимы от землевладельца, подчинялись власти местного замка, были обязаны нести военную службу, в т.ч. охрану границ. В 1570-х, 1605 гг. в Давид-Городокском им. кн. Радзивиллов- «шляхта панцирная». «Выступали в поход из имений своих». Из них формировались панцирные хоругви. Бесплатно пользовались землёй, имели право заниматься торговлей и ремёслами наравне с купцами и мещанами. Имели право владеть слугами и селить на своей земле людей, продавать с разрешения короля свои имения. Судились в суде. Сохраняли имения, пожалованные прежними королями.

Панцирные бояре являлись отдельным сословием, его можно считать нижними слоями шляхты. Именно поэтому документы о боярах присутствуют в судебных книгах, где оформлялись сделки, предъявлялись претензии и т.д. Крестьяне не являлись участниками судов, т.к. не обладали юридической правомочностью. Однако великокняжеские привилегии на пожалование земель и т.д. оформлялись на групповой основе, не отдельным лицам, а многим. Поэтому индивидуально панцирные бояре выступают не особенно часто, в основном в неких мелких делах между собой.

В Европе подобный феномен был распространен. Он назывался скартабеллат – «неполное шляхетство», особая форма рыцарского звания (сословия), не имеющая полного рыцарского права (jus militare). Название происходит, по версии Себастьяна Петрици /16 в./, от лат. «ex charta bellicus», что примерно означает «воюя правом шляхетства пользоваться», или «на войне шляхетство выслужив»- charta-грамота, хартия; bellicus-производное от «война». Напоминает аналогичное французское понятие «дворянство шпаги».

В Польше скартабели назывались вла(о)дыками, в ВКЛ-панцирными и путными боярами. В обиходе их называли «Сцерцалка», «панош» и «полушляхтич». Последнее связано с тем, что в сословие скартабелей входили и дети плебея и шляхтянки: аналогично соседней венгерской системе, они исполняли рыцарскую службу из имения матери и могли это имение наследовать (при отсутствии наследников), или его часть. Главные отличия скартабелей от шляхты- они не пользовались шляхетскими гербами и не принимали участия в законодательстве. Общее у обоих групп то, что и гербовая шляхта, и скартабели входили в одно-рыцарское, военнослужилое сословие и по-латыни писались благородными: шляхтич- Famose nobilis, скартабель- minores nobilis (младший благородный). Кроме того скартабели назывались kavaler; esquirio (лат. «оруженеосец», отсюда и английские эсквайры). Ещё одно их название "medius miles"- «средний рыцарь» («высшими» была шляхта). К низшим рыцарям относились «miles e sculteto vel cmetone»-происходящие из солтысов, войтов и простых крестьян. Эти низшие военно-служилые люди были «miles»- «рыцарь»-очень условно, скорее «miles»- «солдаты».

Особая форма скартабеллата появилась в pacta conventa 1669 г. Это была своеобразная нобилитация-пожалование шляхетства, с ограничением прав до третьего колена «salvis legibus et statutis regni de scartabellis», в отличие от стандартной нобилитации praeciso scartabellatu. Ограничения- участие в законодательстве (в сейме) и занятие должностей. Может быть, эти правила нарушались, т.к. отдельно закон 1736 г. запретил скартабеллям занимать должности, а конституция 1791 г. ещё раз указала, что скартабели лишены права выставлять кандидатуры на должность и быть избираемыми в депутаты. В Польше упоминания о скартабелях окончились в 1817 г.

Судьба панцирных бояр в Российской империи.

После оккупации Речи Посполитой Российской империей панцирные бояре были причислены в дворцовое ведомство и «во всём поверстаны» с дворцовыми крестьянами. В 1782 году их было 6168 человек. 3412 панцирных бояр в 1807 году переведены в городовые казаки, остальные записаны в разряд государственных крестьян. По ревизии 1795 г. большинство бояр было записано в числе крепостных крестьян (хотя в инвентарях за этот же год они показаны как бояре).

Новоназначенный минский губернатор с удивлением отмечал в 1809 г., что «крестьяне кн. Радзивиллов в Слуцком и Игуменском поветах … возмечтав, что они шляхта, или люди вольные, обсевшие издревле по договорам, и якобы новая повинность до них не относится… вникая в подробность сих обстоятельств наш?л, что до присоединения Польши к России многие богатые помещики имели у себя из своих крестьян род войска: казаков, гусар, стрельцов и пр., которые от всех работ и повинностей крестьянских были освобожд?нными, а потому те люди, считая и теперь себя не в крестьянском звании, ныне, когда наследники тех господ восхотели сих людей обратить в повинность крестьянскую, то они считают оное насильством»

Множество панцирных бояр переселилось в Сибирь. В официальных документах эта переселенческая группа именовала себя панцирными боярами, и администрация как в Европейской России, так и в Сибири, также использовала это название на протяжении 1858–1861 гг.

Панцирные бояре – это не казаки.

Для людей, знающих нашу историю, сообщения о «возрождении» в Беларуси казачества воспринимаются, как «возрождение турецких янычар» в Сербии или Болгарии. Ведь казаки на протяжении веков являлись главной силой царизма в подавлении нашей государственности и всего нашего национального движения.

Само понятие «беларуское казачество» - это, конечно, смысловое недоразумение, подобное, например, такому же фантастическому «новгородскому казачеству» или «псковскому казачеству». Причем, никакого «беларуского казачества» не существовало и за 122 года нашего нахождения в составе царской России. Даже тогда царизм не нашел нужным и возможным создавать тут казачество.

Кроме того, ни в каком казачестве Беларусь в принципе никогда не нуждалась, ибо имела высококлассные гусарские полки. Среди них знамениты Беларуский гусарский полк (в котором служил герой Отечественной войны Денис Давыдов) и Гродненский гусарский полк, позже ставший лейб-гвардией императора России. При этом следует отметить, что беларуские гусарские полки в царской армии имели бело-красные мундиры по национальным цветам беларуского бело-красно-белого флага и «Погоню» на кокардах (с бело-красно-белым флагом) и на полковых знаменах. В летописях упоминаются многотысячные полки «польских королевских казаков», служивших в армии Стефана Батория. Но это не поляки – а украинские казаки.

Существование в прошлом «беларуского казачества» подтверждается вроде бы такими солидными исследованиями, как книга Д.Л. Похилевича «Белорусское казачество» (Львов, 1957) или книга В.М. Горобца «Бiлорусь козацька: Пiлковник Iван Нечай та украiнськi змагання за Пiвденно-Схiдну Бiлорусь (1655-1659)» (Киев, 1998). Например, на сайте «Всебелорусского объединенного казачества» в разделе «Белорусское казачество в ХV-XVII веке» приводятся только набеги со стороны казаков Украины, выдаваемые за «первые следы белорусского казачества».

Но на самом деле оказывается, что авторы выдают экспансию Украины в Беларусь за некое «беларуское казачество», ибо везде «зачинателями» его являются пришедшие сюда с территории Украины разбойники, пополнявшие свои банды местным населением.

При этом важнейшим в вопросе является тот факт, что в войне 1654-67 гг. в начальном этапе украинские казаки действовали совместно с войсками Московии, занимаясь тут геноцидом: уничтожали всех, кто отказывался принимать Московскую веру и присягать царю. Поэтому бесчинства тут казаков Золотаренко и Хмельницкого сегодня украинцы, конечно, стараются скрыть, хотя тогда они воевали именно против беларусов. И даже у Гоголя в его «Тарасе Бульбе» все беларусы огульно называются «поляками»: украинские казаки штурмуют именно беларуские города, но населены они почему-то «поляками». Можно вспомнить, как в 17 веке казаки вырезали жителей Пинска, Мозыря и других беларуских городов.

Внучка панцирного боярина.

Есть исторический роман 19 века, в котором идет рассказ о панцирных боярах. Его автор - Ива?н Ива?нович Лаже?чников (14 (25) сентября 1792 — 26 июня (7 июля) 1869). Роман сам по себе очень антипольский, антибеларуский, антисемитский. Но для атмосферы пару цитат из него

«Надо вам сказать, во времена сивки-бурки, вещей каурки, это были «панцирные бояре» пограничные стражники близ рубежа Литвы с Россией. Они должны были охранять границы от нечаянного вторжения неприятеля, в военное же время быть в полной готовности к походу. За то пользовались большими участками земли, не платили податей, освобождались от других повинностей. «….»Теперь панцирные бояре только именем существуют еще кое-где в западных губерниях. Они сошли со своей почетной сцены в ряды государственных крестьян и мещан, и с богатых коней пересели на клячи. Редкие из них удержали за собой шляхетство. Но гонор их еще не угас, в сундуках у некоторых хранятся еще панцири. Как евреи ожидают своего Мессию, так и они ждут, что серебряная труба созовет их на встречу пану крулю, брошенному с неба.»

«В нашем Белорусском крае творится что-то недоброе. Пани надевают траур, мужчины и пани поют революционные песни в церквах, закупается холодное и огнестрельное оружие» - про восстание 1863 года».

Источник charter97.org

Вверх ↑
Новости Беларуси
© 2009 - 2022 Мой BY — Информационный портал Беларуси
Новости и события в Беларуси и в мире.
Пресс-центр [email protected]