Информационный портал Беларуси "МойBY" - только самые свежие и самые актуальные белорусские новости

В Щучине расконсервировали старый советский бункер

26.07.2018 общество
В Щучине расконсервировали старый советский бункер

Всего таких бункеров в СССР было пять, причем щучинский был одним из самых важных.

В наследство от Советской армии Беларуси досталось немало подземных бункеров, многие из которых сегодня потеряны: засыпаны землей, залиты бетоном, затоплены или разграблены. Однако в Щучине удалось сохранить запасной командный пункт (ЗКП) ВВС, уходящий на три этажа под землю, — настоящий осколок империи.

Всего таких бункеров в СССР было пять, причем щучинский был одним из самых важных.

Изначально у него был позывной «Сеньор», в белорусской армии — «Повод», теперь это музей холодной войны «Бункер 77».

Выжить ЗКП удалось благодаря Щучинскому горисполкому, который бережно отнесся к доставшемуся от военных имуществу. У бункера, от которого в 2000 году отказались военные, была выставлена охрана — для Беларуси это уникальный случай.

В 2000-х в щучинском ЗКП планировалось организовать штаб гражданской обороны, но от этой идеи отказались. Объект был законсервирован, и только спустя 18 лет у него началась новая жизнь — в качестве музея. Tut.by спустился под землю, чтобы узнать все секреты «Сеньора». Первое, что можно сказать, — здесь очень холодно и живут «привидения».

Он мог пережить ядерный удар

У американцев существовало немало планов уничтожения Советского Союза мощным ядерным ударом, а у летчиков-истребителей, чьи части базировались в Щучине, было всего четыре минуты, чтобы спасти страну — ровно столько отдавалось на поднятие боевого самолета в воздух в случае боевой тревоги.

За воздушной обстановкой следили локаторы, информация из которых обрабатывалась на передвижных ЭВМ и стекалась в Щучинский ЗКП. Отсюда в случае начала войны должно было осуществляться командование авиацией. ЗКП мог автономно просуществовать 30 суток. По расчетом военных, за это время СССР мог победить врага либо погибнуть.

Внутрь ЗКП ведут два входа, первый — короткий, для командования, второй — с длинным коридором, для офицеров, обслуживающих этот военный объект. Мы заходим по второму и сразу упираемся с стальную гермодверь внушительной толщины — ЗКП был рассчитан на то, чтобы пережить ядерный взрыв, находясь в нескольких километрах от эпицентра.

Первое помещение, которое нам показывает экскурсовод Лариса Волчек, — это баллонная. Десятки емкостей с воздушной смесью помогают создавать в ЗКП избыточное давление, чтобы зараженный воздух снаружи при химической или бактериологической атаке не просачивался внутрь.

В помещении напротив расположено «всевидящее око» — так экскурсовод называет компьютер размером с хороший шкаф, который контролировал все процессы в бункере. В соседнем помещении — место дежурного, который следил за контролирующей ЭВМ. Отлучаться ему было нельзя, чтобы оставить пост хотя бы на минуту, необходимо было вызывать сменщика.

30 суток без женщин

В мирное время службу в бункере несут десять офицеров и прапорщиков, во время учений или боевой тревоги количество военнослужащих возрастает до 50 человек. В ЗКП есть небольшая столовая, правда, там не готовят — еда привозится снаружи, а в случае, если сооружение герметизируется, питаться приходится сухими пайками. Не только помещение столовой выглядит по-спартански — комната отдыха такая же: пара двухъярусных кроватей — и все.

За разговором подходим к помещению медпункта. Оно небольшое, и там никогда не было медсестры. В ЗКП никогда не служили женщины, все функции выполняли исключительно мужчины. Считалось, что женский организм слабее мужского и не сможет длительно выдерживать такие нагрузки.

Рядом с медпунктом расположена станция очистки воды, которая подавалась в бункер из скважины, выкопанной неподалеку. Мощная система очистки могла справиться даже с радиационной пылью.

В помещении насосной станции находится и вход на третий технологический этаж. Сейчас помещение затоплено, и, по словам Ларисы Волчок, военные сделали это намеренно — грунтовые воды в ЗКП не проникают.

«Иногда видим погибшего лейтенанта»

— Когда туристы услышали в рации детское «Папа, помоги», то изменились в лице и у нас чуть не стало на несколько выходов больше, — так рассказывает местную легенду Лариса Волчок.

Лариса рассказала, что и сторож, и экскурсоводы изредка наблюдают в окрестностях «привидение старшего лейтенанта», говорят, это военный, пропавший во время строительства ЗКП. Проверить эту версию невозможно — все документы, касающиеся того периода, засекречены, а мы во время экскурсии привидений не встретили.

Документацию по бункеру создателям музея тоже получить не удалось, много приходится восстанавливать по рассказам служивших здесь людей. О появлении «лейтенанта» экскурсоводы узнают по постороннему шуму в рациях и поэтому давно не ходят по сооружению в одиночку.

Другое «привидение» — еще более редкое. Работники говорят, что иногда на крае света фонарика мелькнет розовое пятно и растворится в темноте, затем становится слышен детский смех, и снова тишина. Загадочного ребенка прозвали Алисой, бытует легенда, что это ребенок одного из проверяющих, который напросился с отцом. Девчушка устроила игру в прятки и упала в один из технологических колодцев. Лариса рассказывает, что специально вызывали батюшку, чтобы освятить бункер.

Самая загадочная дверь

Если пройти несколькими длинными коридорами и не обращать внимание на странные тени, которые отбрасывает оборудование и наш фонарь, можно попасть в самое главное помещение — командный центр.

Это большой зал со специально оборудованными местами для штабных офицеров. Наверху, на втором этаже, располагались планшетисты, которые стеклографами наносили информацию задом наперед на стеклянные планшеты — так было надо, чтобы сидящие на трибуне офицеры высшего командного звена могли быстро воспринимать ежеминутно меняющуюся воздушную обстановку.

Музею, к слову, достался настоящий портфель с сургучной печатью, где хранились секретные документы. А вот стеклянных планшетов нет. Может, читатели помогут?

На второй ярус бункера ведет узкая лестница, приходится пригибаться, чтобы не удариться макушкой. Во время прохода по ней фотограф философски рассуждает, сколько бы лет дали за проникновение на такой объект в советское время.

Лариса отвечает, что такое было исключено: расположенный на восьми гектарах земли бункер тщательно охранялся. Сначала располагались колючая проволока и системы сигнализации, затем ограждение П-100, находящееся под напряжением.

Затем просто ряды колючей проволоки. Кстати, между этими рядами проходил один из маршрутов охраны. Попасть в бункер, даже пройдя эту защиту, было невозможно — дежурного заранее из штаба предупреждали о визитере. Только тогда и при наличии специального пропуска можно было попасть внутрь.

Еще на втором этаже находилась фильтрационная система, обеспечивающая помещения воздухом. Мощные фильтры могли справиться с любой угрозой, а места их установки и маршрут движения воздуха были помечены красными стрелками.

Второй этаж примечателен не только этим сооружением или старой печатной машинкой, сохранившейся здесь еще с советских времен, но и комнатой с загадочной надписью, полностью расшифровать которую пока никому не удалось. На табличке написано РХБЗиЭ. Если с первым все понятно (радиационная, химическая и биологическая защита), то что обозначает буква Э?

Источник charter97.org



Вверх ↑
Новости Беларуси
© 2009 - 2021 Мой BY — Информационный портал Беларуси
Новости и события в Беларуси и в мире.
Пресс-центр [email protected]