Новости БеларусиRSS-лента
Информационный портал Беларуси "МойBY" - только самые свежие и самые актуальные белорусские новости

Миф о пуховичском «поджигателе» развенчан: Убийство Миеса оказалось «бытовухой» (Фото)

09.04.2009 общество

Судебный процесс над убийцами жителя деревни Пуховичи обрастает новыми скандальными подробностями - Миес не совершал приписанных ему поджогов.

Процесс над «народными мстителями» из полесской деревни Пуховичи, которые на Новый год совершили самосуд над односельчанином Николаем Макаревичем (Миесом), идет рекордно быстрыми темпами, пишет «Комсомольская правда в Беларуси».

Четырех обвиняемых каждый день привозят в Гомель из Житковичского района на микроавтобусе, заседания проходят с утра до вечера с короткими перерывами. К обвиняемым, судьбой которых интересовался Александр Лукашенко, судья относится очень внимательно: спрашивает, не голодны ли они, не душно ли в зале.

Опрошены уже десятки свидетелей, которых тоже организованно привезли из Полесья в областной центр на автобусе. Показания сельчан – это огромный клубок из соседских обид, личной неприязни и человеческих страстей.

Теперь убийство Макаревича выглядит не как «защита от человека, несколько лет терроризировавшего деревню», а как обычная «бытовуха». Образ Миеса-террориста продолжают рисовать только родственники обвиняемых.

Страсти вокруг страхов

Убийство Николая Макаревича, как оказалось, праздновала не вся деревня, а исключительно родня «героев», которая, по ее словам, теперь боится спать спокойно. Потому что якобы Миес действовал по указанию Левы (это прозвище, имя друга Миеса – Леонид).

Один из обвиняемых, Сергей Алиферович, будучи нетрезвым, избил брата Левы, и Лева затаил обиду. Будто бы при милиционерах обещал «пустить петуха» (сотрудники РОВД на суде это опровергли). Потом родственники Алиферовича оказались понятыми при изъятии у Левы спирта. Тот, вроде, еще больше обиделся. Миес – просто исполнитель, а заказчик пожаров – Лева, утверждают свидетели.

– У меня тоже поджог был, дрова сгорели, – говорит старшая сестра обвиняемой Тани. – Но это без Миеса, он в тюрьме сидел. Наверное, Лева поджог. Он мой сосед, требовал, чтобы я забор поставила, ругался.

Слева на право: Александр Петрученя, Игорь Макаревич, Татьяна Юхневич, Сергей Алиферович

Миф о Миесе-поджигателе развенчан

Выяснилось, что пожаров на счету Николая Макаревича всего два – за них он давно отсидел. Подозревался в поджоге накануне своей смерти, но возможности доказать его вину у милиции уже нет. Пьяный он признался, что спалил сарай матери Татьяны Юхневич. Потому что она якобы убила его друга – своего мужа. Около 20 лет назад отец Татьяны Юхневич действительно пропал без вести. Сестра Миеса говорит, что не поджоги, а именно эти обвинения в адрес женщины могли стать мотивом расправы.

Сама Татьяна Юхневич утверждала на суде, что хотела найти Макаревича в новогодний вечер, чтобы тот рассказал ей об исчезновении отца. А еще сговорилась с остальными тремя обвиняемыми, чтобы выследить и избить Миеса. Этим она рассыпала версию подельников, которые отрицали важную часть обвинения: предварительный сговор. Хоть мужчины Таню и выгораживали, она призналась, что сама «затянула обвиняемого Игоря Макаревича в разборки с Миесом»:

– Он ни причем, просто мы с ним в интимных отношениях, хотим создать семью, и он меня защищал.

Обвиняемый Сергей Алиферович утверждает, что Николай Макаревич угрожал его спалить на Новый год. Но из материалов дела следует, что Миес вряд ли мог попасть 31 декабря в Пуховичи. Выследили его по дороге совсем в другую деревню. Интересно, что до этого Алиферович играл в карты и выпивал вместе с Макаревичем, а потом еще и ночевать его оставил у себя в котельной.

Обвиняемых в суде не усаживают в «клетку»

Мать обвиняемого готова была сама убить Миеса

Татьяна Юхневич была в курсе, что 31 декабря Макаревича ищет участковый, чтобы задержать его. Но это не остановило девушку, а милиционера она и вовсе обманула: уже выследив Макаревича, сказала, что не знает, где он.

- Я хотела дать возможность парням избить Миеса, а если бы участковый его забрал, то они б не успели это сделать, – простодушно сказала Татьяна Юхневич.

Сложилось впечатление, что решать вопросы силой у некоторых «пуховцов» в крови:

– Если б мы встретили Миеса, сами б мы его вилами запороли, – заявила мать Алиферовича.

– Вы полагаете, что сожженный сарай равноценен жизни человека и уголовной ответственности за содеянное? – удивился судья.

– Да! – не колеблется мать.

– Ваша дочь вспыльчивая? – спросил судья у матери Татьяны Юхневич.

– Нет, спокойная.

– Как же объяснить, что она пырнула ножом сожителя, и за это получила первый срок?

– А что, я б и сама так сделала!

Кстати, родители Алиферовича не утверждали, что их сарай поджег именно Макаревич:

– Со спичками его мы не словили.

Судья напомнил, что 68 жителей Пуховичей подписались под просьбой Лукашенко наказать убийц Макаревича по закону. Его сестра покойного добавила:

– Когда я собирала подписи, многие боялись, что они могут отомстить.

Уже на первом заседании сестра покойного выразила свои мысли вслух:

– Ай, не будет справедливости. Как президент сказал, так и сделают.

Допрошены были и милиционеры. Участковый отметил, что ни одна жалоба на Макаревича не поступала. Дал показания и следователь райотдела милиции, который отпустил накануне Нового года подозреваемого в поджоге Макаревича. Объяснив, что не имел по закону права его задерживать:

– Он дал признательные показания, что поджег сарай матери Татьяны Юхневич. Он сознался, поэтому я и отпустил. Макаревич пояснил, что раньше сожительствовал с хозяйкой домовладения, помогал ей, а потом они поссорились.

Живой сериал близится к концу. Процесс должен завершиться уже на этой неделе.

Напомним, что 31 декабря 2008 года в Пуховичах был обнаружен обожженный труп ранее неоднократно судимого, в том числе и за поджоги, местного жителя. Было установлено, что ему было нанесено несколько смертельных ударов обухом топора по голове, потом труп был подожжен.

10 января по подозрению в убийстве были задержаны трое местных жителей — 1972, 1974 и 1985 годов рождения. Их поместили в следственный изолятор, однако 6 февраля, после личного вмешательства Александра Лукашенко, мера пресечения была изменена на домашний арест.

24 февраля обвинение в убийстве было предъявлено 21-летней жительнице Пуховичей, которая ранее была осуждена за нанесение тяжких телесных повреждений сожителю и отбывала наказание в виде ограничения свободы.

Лукашенко лично заступился за убийц, которые совершили «суд Линча».

6 февраля на совещании по усовершенствованию уголовного законодательства он обратился к председателю Верховного суда Валентине Сукало:

«Пожалуйста, завтра вы их отвезите в деревню, я вас прошу, пусть они живут в деревне, а вы ведите свое уголовное дело. Отвезите людей в деревню, и пусть эти старики (на самом деле обвиняемым 29, 35 и 37 лет – прим. пресс-центра Хартии’97) работают там, находятся в своих семьях, а вы их приглашайте и допрашивайте, это для них будет лучше, чем сидеть в следственном изоляторе. Я бы попросил, чтобы вы лояльно вели это уголовное дело и очень вас прошу, отнеситесь как к своим родным людям. Ну негодяй, он людей терроризировал, целую деревню, если уж мужики на это пошли, наверное, они действительно возмущены были, и все ж простые люди на их стороне….. Нельзя их сажать! Что это — великий человек погиб? По тюрьмам скитался, пришел и еще терроризирует целую деревню».

Источник charter97.org



Вверх ↑
Новости Беларуси
© 2009 - 2021 Мой BY — Информационный портал Беларуси
Новости и события в Беларуси и в мире.
Пресс-центр [email protected]