Информационный портал Беларуси "МойBY" - только самые свежие и самые актуальные белорусские новости

«Несовершеннолетнего парня избили так, что он был еле живой, он обмочился»

16.08.2020 политика
«Несовершеннолетнего парня избили так, что он был еле живой, он обмочился»

Известный режиссер рассказал о лукашенковских карателях.

Режиссер Максим Швед проснулся знаменитым после выхода фильма «Чистое искусство», который был посвящен судьбе художника Захара Кудина. Уже после премьеры тот покончил с собой: у него не было денег на жизнь. После выборов Швед был задержан. В интервью tut.by он рассказал об издевательстве в автозаке и РУВД и собственном освобождении, а также как силовики оправдывают собственную жестокость.

«К тому времени парня избили так, что он был еле живой, он обмочился. Выяснилось, что парень несовершеннолетний»

Перед выборами Максим снимал фильм «Предвыборное настроение».

— В день выборов я вместе с героем пришел к школе, где он голосовал. Мы вместе ждали протокол, но его так и не вывесили. 9 августа я должен был закончить фильм и приступить к монтажу.

На глазах творилась живая история, поэтому Максим продолжил фиксировать события: он снимал героя уже за рамками фильма.

— 10 августа весь вечер снимал для себя в районе станции метро «Пушкинская». Вечером люди стали расходиться. Герой моего фильма смог уйти, а я не успел.

Максим стоял на остановке под стеклянным навесом у станции метро «Пушкинская». Рядом никого не было. А со стороны «Пушкинской» на нас двигался ОМОН в ряд со щитами.

— Они бренчали, как положено. Рядом стояла машина, похожая на жука. Скорее всего, водомет. Я зачарованно смотрел на нее: это выглядело как «Звездные войны». Я снимал омоновцев. В какой-то момент они побежали. Думал, что не будут меня трогать. Я был ярко одет, до этого крутился в разных местах, но меня не трогали. Думал, что у них есть своя задача. Они будут захватывать участников акции, а я же к ним не отношусь. Но в какой-то момент понял, что они бегут за мной. Тут я пожалел, что позволил себе расслабиться и так близко стоять.

По словам Шведа, его задержали очень грубо

— Избили, заломали руки, головой — в землю. Второй раз избили, когда «паковали» и закинули в автозак. Некоторых людей при мне били электрическим шокером.

— Почему именно им?

— Многие люди попали в автозак абсолютно случайно. Кто-то шел к магазину за сигаретами или к подруге. Они не понимали, что происходит. Они пытались объяснить, что вы что-то попутали. А те в ответ очень агрессивно: «Заткнись» и с матами. В итоге их избили, и они замолчали.

Максим Швед
Фото: Белсат

Другого парня избили за то, что он якобы кидал бутылку с зажигательной смесью. Потом кто-то из омоновцев пришел и сказал, что не он. К тому времени парня избили так, что он был еле живой, он обмочился. К тому же выяснилось, что парень несовершеннолетний. Судя по всему, омоновцы немного испугались.

— Сможешь сам дойти? — спросили у него.

— Смогу.

— Ты воняешь, проваливай.

И выкинули его из автозака.

Но, по словам Максима Шведа, чаще всего лупили просто так: не так стал, не так посмотрел.

— Вдруг звучит вопрос: «У кого есть жена?» Не понимаю, к чему этот разговор, молчу. Кто-то наконец-то говорит, что есть у него. «А я свою жену уже полгода не видел, все из-за вас, дебилы».

«Ты лежишь, словно распятый, а у тебя спрашивают: «Давай, признавайся, что ты в Польше делаешь»

Наконец автозак приехал в Октябрьское РУВД. Шведа обыскали и нашли у него баллончик.

— Ага, говорят, это ты писал о 3% на стенах, иди сюда.

— Они завели меня за угол и собирались бить, — вспоминает Максим. — И тут кому-то пришла светлая идея покрасить мне голову. Сделали, потом вернулись и поржали. Какие, мол, мы приколисты. Затем у меня взяли паспорт и увидели польские визы. «Ага, может, ты знаешь Степу, который NЕХТА?» А я не знаю, что говорить. Очень страшно, видишь же, что делают с другими людьми. Тут уже страх завладевает полностью.

Милиционеры завели руки Максима за спину, надели наручники, голову заставили опустить на пол, согнули ноги — и начали избивать.

— Ты лежишь, словно распятый, а у тебя спрашивают: «Давай, признавайся, что ты в Польше делаешь». Я тоже занимаюсь журналистикой. Иногда делаю репортажи для телеканала «Белсат», но не про политику. Просто испугался упомянуть про канал, не знал, чем это закончится.

Затем Шведа отправили на второй этаж к другому дознавателю.

— К тому времени у меня уже была краска на голове. И мне говорят: «Ты что, п*дор?» Мол, накрасился. Когда сказал, что меня покрасили ваши же сотрудники, это вызвало новый поток матов в мой адрес.

При обыске у режиссера нашли телефон и потребовали назвать пин-код.

— Я отказался. «Тогда напишем, что при задержании был поврежден», — сказали мне. — «Пишите». — Через минуту мне передали телефон сломанным.

Правда, камера и все материалы Максима остались целыми. Когда он выходил на свободу, ему вернули флешку.

Задержанные долго стояли лицом к стене, после чего их к четырем-пяти часам утра отправили в актовый зал.

— Милиционеры, которые нас охраняли, каждые час-два менялись. Был один, кто разрешил кому — сесть, кому — лечь, в целом устроиться поудобнее. Нам даже удалось заснуть. Но затем пришел другой милиционер, и нам пришлось снова сидеть в неудобных позах. Правда, в туалет выпускали, воду стали давать. Пугали, что до вас тут ребята 8 часов мордой в пол лежали. Мол, мы добрые.

«Вечером в коридорах постоянно звучала попса. «Цвет настроения синий» вынес всем мозг»

В 12 часов дня приехал автозак.

— Нас грубо загрузили и поставили на колени лицом в пол. Это было кошмарно. До Жодино ехать 40 минут, я думал, что сдохну. Но как только мы отъехали, омоновцы говорят: все нормально, можете сесть на пол. Старший по званию, который нам все это разрешил, налил нам воды, дал вафли. Мы со времени задержания ничего не ели.

— «О Боже, тут человек похож на человека», — подумали мы. В нас прямо проснулся стокгольмский синдром. Захотелось встать и обнять этого омоновца, — грустно смеется Максим.

Этот же омоновец вел с задержанными пространные беседы. «Зачем вам это надо, беспорядки? Вы хотите демократию? У нас с раздельным мусором урны стоят, и все абы как кидают. В голове демократию сделайте, а потом будете делать демократию». Мы прямо переглянулись. До этого думали, что все они — инопланетяне с другой планеты.

По словам Шведа, в Жодино их уже никто не бил, но издевались по-другому.

— Вечером коридорах постоянно звучала попса. «Цвет настроения синий» вынес всем мозг, «Ya ya ya coco jamboo»… В камерах их было прекрасно слышно. Тебя лупили, ты не спал, а тут еще и песня. Меня содержали в камере без крыши, где совершались прогулки. Там ни сесть, ни в туалет сходить. Правда, ведро приносили.

Потом Максима и других задержанных отправили в камеру.

— Там было 12 мест на 12 человек. Стало 25. Конечно, нам не очень обрадовались (смеется). Пришлось размещаться. Но потом пришли еще люди, и нас стало 36 человек. Поняли, что до этого было еще нормально.

На следующий день состоялся суд.

— Меня судил судья из Борисова. Я получил пять суток, всем до меня дали по три. А вот другой судья давал по пять и по десять суток. Пытались понять логику («признаешь — не признаешь вину»), но я так и не разобрался. Один из парней прямо на суде спустил штаны и показал избитые ягодицы. Даже судья удивился. Но все равно отправил его на сутки.

— А вы признали вину?

— Частично признал вину. Меня обвиняли в «участии в массовых несанкционированных мероприятиях (не связанных с выборами)». Странная добавка в скобках. Я признал, что участвовал в мероприятии, но осуществлял свою профессиональную деятельность.

Максим отсидел свои пять суток и был освобожден.

— С нами общался такой добрячок-следователь, весь свой в доску. Говорил со мной, как будто я его старый кореш. Предложил подписать бумагу, что я осознаю вину, раскаиваюсь и обещаю больше не участвовать в несанкционированных акциях. Там не было ни статьи, ничего. Все это звучало, как пионерская клятва. Я подписал, чтобы скорее выйти. Все равно это филькина грамота.

Источник charter97.org



Вверх ↑
Новости Беларуси
© 2009 - 2021 Мой BY — Информационный портал Беларуси
Новости и события в Беларуси и в мире.
Пресс-центр [email protected]