Информационный портал Беларуси "МойBY" - только самые свежие и самые актуальные белорусские новости

Гарри Погоняйло: Лукашенко – преступник и должен быть смещен

06.10.2020 политика
Гарри Погоняйло: Лукашенко – преступник и должен быть смещен

Действующие с ним заодно должны понимать противоправность своих действий.

Я не сторонник А. Г. Лукашенко, и это, возможно, эмоционально сказывается на характере изложения мною данного текста. Но постараюсь быть предельно объективным, пишет председатель юридической комиссии РП ОО «Белорусский Хельсинкский Комитет» Гарри Погоняйло для сайта Charter97.

Сегодня, желая удержаться во что бы то ни стало у власти, А. Г. Лукашенко предлагает очередную конституционную реформу и готов стать ее основным спикером. Однако разве можно доверять тому, кто цинично лгал нам все 26 лет после избрания его на пост главы государства, кто совершал преступления и продолжает их совершать?

Поклявшись 20.07.1994 г. под государственными символами – бел-червоно-белым сцягом и гербом «Пагоня» на Конституции Республики Беларусь, принятой Верховным Советом 12-го созыва 15 марта 1994 года, служить народу, исполнять Конституцию и законы, добросовестно выполнять возложенные на него высокие обязанности, Лукашенко тут же начал посягать на ее основы. Уже через полгода после вступления в должность он инициирует проведение республиканского референдума по вопросам, прямо затрагивающим конституционные нормы, иные законодательные акты. К этому времени им уже совершались действия, которые привели к острому противостоянию с законодательной и судебной властями. К примеру, своими указами и распоряжениями Лукашенко переключил на свою Администрацию вопросы финансирования деятельности парламента и депутатов, передачу в Управление делами президента зданий, иных помещений и транспорта, которыми пользовались парламентарии. Не подчинился и не выполнил ряд постановлений Верховного Совета и решений Конституционного Суда.

На референдум 14 мая 1995 года выносились следующие вопросы:

1) о придании русскому языку статуса государственного наравне с белорусским;

2) об установлении новых государственных символов (флага и герба);

3) об экономической интеграции с Российской Федерацией;

4) о внесении изменений в Конституцию, позволяющих президенту досрочно прекращать полномочия Верховного Совета в случаях систематического или грубого нарушения Конституции.

Большинство депутатов Верховного Совета высказались против вопросов, выносимых на референдум. Они явно носили политизированный характер. Но строптивым депутатам Лукашенко пригрозил приостановить деятельность высшего законодательного органа.

В знак протеста группа депутатов, представлявших фракции БНФ и БСДГ, начали голодовку в зале заседания парламента. Однако в ночь с 11 на 12 апреля по приказу Лукашенко туда были введены сотрудники его охраны и ОМОНа, которые подвергли жестокому избиению протестующих, причинив им телесные повреждения различной степени тяжести, и выдворили их из здания парламента. Именно тогда он пролил первую кровь тех, кого должен был защищать.

По заявлению группы депутатов Генеральная прокуратура возбудила уголовное дело по ч. 2 ст. 201 (хулиганство) и ч.2 ст. 167 (превышение власти и служебных полномочий) УК Республики Беларусь (в редакции 1960 года). Однако дело до суда не дошло, оно было приостановлено из-за «неустановления лиц, подлежащих привлечению в качестве обвиняемых». По утверждению следователя Генпрокуратуры, два эксперта-криминалиста из МВД, снимавшие все происходящее на видео, передали оригинал пленки представителю Администрации президента, и там она пропала. По крайней мере следователю ее не предоставили, а без данного вещественного доказательства установить подлинные события, идентифицировать личности виновных, по утверждению следователя, не представилось возможным.

Такие действия и подходы главы государства лишь углубляли политический кризис между ветвями власти и продемонстрировали гражданам начинающуюся эрозию правового поля в стране.

По результатам продавленного Лукашенко референдума, в частности, по вопросу об изменении государственной символики (за возврат к государственному флагу и гербу советских времен) проголосовало только 49% от числа избирателей. Таким образом, было положено начало глубокому расколу в белорусском обществе. Виновником его являлся непосредственно сам гарант Конституции, призванный «обеспечить гражданское согласие, незыблемые устои народовластия и правового государства» (из преамбулы Конституции). И все это сделано ради возврата страны к советскому тоталитарному прошлому, ради укрепления его личной власти.

В интервью немецкой газете «Handelsblatt» в 1995 году наш доморощенный фюрер, раскрывая свои мировоззренческие взгляды на необходимость установления суперпрезидентской власти в Беларуси, философствовал: «В свое время Германия была поднята из руин благодаря очень жесткой власти. Не все только плохое было связано в Германии с известным Адольфом Гитлером... Немецкий порядок формировался веками, при Гитлере это формирование достигло наивысшей точки. Это то, что соответствует нашему пониманию президентской республики и роли в ней президента… Германия поднялась благодаря сильной власти, благодаря тому, что вся нация сумела консолидироваться и объединиться вокруг сильного».

События, предшествовавшие проведению второго республиканского референдума в ноябре 1996 г., положили начало размежеванию общественности Беларуси в оценке действий первого президента Лукашенко. Именно в это время наиболее остро стали подниматься вопросы о злоупотреблении им властью, превышении служебных полномочий, умышленном нарушении норм действующей Конституции в редакции 1994г., невыполнении решений Конституционного Суда, признавшего неконституционными ряд его указов.

Противостояние между Лукашенко, Верховным Советом и судебной властью привели к конституционному и политическому кризису в стране. ​ Вследствие этого Верховным Советом и Конституционным Судом была начата процедура импичмента президента – смещение с должности.

С целью преодоления конституционного кризиса между А.Г. Лукашенко и председателем Верховного Совета С.Г. Шарецким при участии председателя Конституционного Суда В.Г. Тихини и ряда высших должностных лиц Российской Федерации: руководителей обеих палат парламента Е. Строева, Г. Селезнева, премьер-министра В. Черномырдина, выступившими в качестве гарантов сделки, 22 ноября 1996 года было заключено соглашение «Об общественно-политической ситуации и конституционной реформе в Республике Беларусь».

Компромиссное соглашение не являлось юридически обязательным документом. Однако, подписавший его Лукашенко в данном случае действовал как высшее должностное лицо государства, в компетенцию которого входило выполнение норм действующей Конституции, обеспечение политической стабильности в обществе. Вместе с тем, как показало время, Лукашенко и не думал выполнять достигнутые договоренности по данному соглашению, что еще в большей степени усугубило конституционный кризис.

Результатом его действий стало незаконное проведение республиканского референдума, введение в действие новой редакции Конституции с перераспределением конституционных полномочий в пользу возглавляемой президентом исполнительной власти. Затем последовали нормативные решения о роспуске Верховного Совета 13-го созыва и отстранении от власти законно избранных или назначенных парламентом должностных лиц. В этой связи важно отметить, что вопросы, вынесенные на референдум, носили рекомендательный характер. Это подтверждено и решением Конституционного Суда. Но Лукашенко своим указом придал им обязательную юридическую силу. Отринув принципы разделения властей, верховенства права, в стране был введен по факту абсолютистский режим, заговорили о надвигающемся фашизме.

Демократическая общественность Беларуси оценила события ноября 1996 г. как государственный переворот и узурпацию власти гражданином А.Г. Лукашенко… Уточню: Уголовный кодекс Республики Беларусь квалифицирует такие деяния как захват государственной власти неконституционным путем. Действия тех, кто участвовал в так называемом конституционном перевороте, подпадают под признаки состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 61-1 УК (в ред. 1960 г.) или ч. 2 ст. 357 ныне действующего УК. Такую правовую оценку в своем заключении дала и Специальная комиссия Верховного Совета 13-го созыва, возглавляемая Виктором Гончаром. Он должен был публично заявить об этом 19 сентября 1999 г., но в ночь на 16 сентября вместе со своим другом Анатолием Красовским исчез.

Остановлюсь на этом чуть подробнее, так как события политически мотивированных исчезновений легли темным пятном на историю Беларуси и лично на А.Г. Лукашенко.

Согласно постановлению о применении превентивного задержания от 22.11.2000 г. Председатель КГБ В.А. Мацкевич, рассмотрев материалы долговременной групповой оперативной разработки «экипаж», признал наличие в них достоверных данных о том, что «Павличенко Дмитрий Валерьевич является организатором и руководителем преступной группы, занимающейся похищением и физическим устранением граждан».

Один из них – потерпевший А.В. Грачев, главный ревизор-контролер Министерства культуры, похищенный группой вооруженных людей. Среди похитителей он опознал Павличенко Д.В.

Следует напомнить о докладных записках заместителя министра МВД, начальника криминальной милиции Лопатика Н.И., и начальника СИЗО №1 Миноблисполкома О.Л. Алкаева министру МВД Наумову В.В. под грифом «Совершенно секретно». В них шла речь об обстоятельствах совершенных насильственных похищениях вооруженными сотрудниками спецподразделений и причастных к этому высших должностных лиц государства. Таким образом, оперативные службы МВД и КГБ при координации их деятельности Генеральной прокуратурой Республики Беларусь в ходе расследований преступлений о похищении людей вышли на одних и тех же фигурантов – Шеймана В.В., Сивакова Ю.Л., Павличенко Д.В., Наумова В.В., Васильченко Н.В. и др.

В связи с обстоятельствами, установленными в ходе расследования уголовного дела №414100, Павличенко, после произведенного задержания, допрашивался в качестве свидетеля и подозреваемого, содержался в СИЗО КГБ с санкции заместителя Генерального прокурора со ссылкой на нормы Декрета №21 от 21.10.1997 г. «О неотложных мерах по борьбе с терроризмом и прочими особо опасными насильственными преступлениями». Его допросы проводились с использованием видеозаписи в порядке, установленном ст. ст. 192, 193, 219 УПК. В них он признавал участие в проведенных операциях по насильственному захвату людей по указанию госсекретаря Совета Безопасности В. Реймана и руководителей МВД. Однако А. Лукашенко вмешался в ход расследования и велел освободить Павличенко. По личному указанию В. Шеймана, в нарушение установленного порядка, Павличенко был освобожден из-под стражи без предоставления администрации СИЗО КГБ какого-либо процессуального документа следователя, прокурора или суда. Данные обстоятельства подтвердил заместитель начальника СИЗО КГБ Ф. Юманов.

Указанные действия А.Г. Лукашенко, достоверно знавшего по докладам должностных лиц (Генпрокурор Бажелко, председатель КГБ Мацкевич, руководитель следственной группы Бранчиль и др.) о конкретных результатах расследования, приведших к арестам подозреваемых лиц, о наличии убедительных данных, о причастности к этим преступлениям В. Шеймана, Ю. Сивакова, Н. Васильченко и других, могут свидетельствовать о его роли как соучастника совершенных преступлений (ст. 16 УК).

Сегодня у большинства граждан Беларуси уже нет сомнений в причастности высших должностных лиц Беларуси к политически мотивированным похищениям известных в Беларуси людей: Ю. Захаренко, В. Гончара, А. Красовского, Д. Завадского, возможной их физической ликвидации (осуществление казней без суда). Данные об этом зафиксированы в материалах уголовных дел, расследуемых Следственным комитетом Беларуси, и в ряде документов международных структур. Указанные обвинения предполагают в отношении действий А. Лукашенко квалификацию по более тяжкому составу преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 357 УК, в совокупности со ст. 128 УК (Преступления против безопасности человечества) – похищение людей, за которыми следует их исчезновение, систематическое осуществление казней без суда. Эти составы преступлений не имеют сроков давности.

Общественность Беларуси, международные организации, в деятельность которых вовлечена наша страна, на протяжении 20 лет требуют расследования дел и наказания виновных. Между тем, А. Лукашенко, как глава государства, до настоящего времени бездействует и тем самым навлекает на себя обоснованные подозрения в своей личной заинтересованности, а возможно, и причастности к данным исчезновениям. Хочу заметить, никаких официальных опровержений этому в рамках расследования указанных дел и от главы государства не имеется. Напротив, на совещании в КГБ 28.11.2000 г. по поводу представления коллективу нового руководителя ведомства Леонида Ерина, Лукашенко, затронув тему исчезнувших, произнес буквально следующее: «Да, я виноват, что это произошло в стране. Потому что я – президент. И больше не ищите виновных. И потому я несу за это ответственность в полном объеме. Поэтому еще раз подчеркиваю: не пытайтесь найти виноватых, виноват только я». Такое указание главы государства парализовало действия следователей по объективному и полному расследованию преступлений. С данного момента дела практически не расследуются и в настоящее время производством приостановлены.

В ходе избирательной кампании в августе 2001 года, в которой участвовал и Лукашенко, кандидат на пост президента Республики Беларусь В.И. Гончарик выступил по белорусскому телевидению с обращением. В нем перед лицом миллионов телезрителей он заявил: «Я не могу умолчать о том, что стало черным пятном в современной истории Беларуси. Речь идет о людях, пропавших без вести.

Так получилось, что именно ко мне попали документы об исчезновении известных в нашей стране людей – Юрия Захаренко, Виктора Гончара, Анатолия Красовского. В них указаны факты и фамилии свидетелей. Они подтверждают, что к этим исчезновениям причастна нынешняя власть, высшие должностные лица: нынешний Генеральный прокурор Виктор Шейман, заместитель главы Администрации Юрий Сиваков, командир спецгруппы полковник Дмитрий Павличенко.

Когда мне попали в руки эти документы, первое, что я сделал, - отправил их Лукашенко с требованием расследовать указанные факты. В ответ – молчание. Я думал: если Лукашенко непричастен к исчезновению людей, он должен немедленно открыто сказать об этом и отстранить Шеймана. Если же он ничего не предпринимает, значит, ему есть, что скрывать. Лукашенко долго молчал. А потом в отчаянии заявил во всеуслышание по телевидению: в случае поражения на выборах он будет защищаться в своей резиденции с помощью бригады спецназа во главе с тем самым Д. Павличенко. Это называется круговой порукой. Это называется беззаконием. Это называется беспределом. И ему пора положить конец.

Ясно одно. Жуткий клубок взаимной поруки в грязных делах самых высоких начальников нынешней власти может быть развязан только со сменой этой власти.

Отказ Лукашенко расследовать приведенные факты дает мне право сегодня заявить: я обвиняю эту власть в том, что она бездействует.

Я обвиняю эту власть в том, что она безответственна.

Я обвиняю эту власть в том, что она лжет своему народу». (сноска)

Данное предвыборное выступление кандидата в президенты было растиражировано и в других средствах массовой информации (газеты «Наша свобода», «Народная Воля» и др.).

В соответствии с Избирательным кодексом Республики Беларусь (далее – ИК) при проведении предвыборной агитации не допускается клевета в отношении должностных лиц государства, кандидатов в президенты, в депутаты (ст. 47 ИК). Нарушение данного предписания закона может повлечь отмену решения о регистрации кандидата. Однако в связи с указанным публичным выступлением Гончарика В.И. решение об отмене его регистрации в качестве кандидата в президенты Центральная комиссия не приняла, а Генеральный прокурор Республики Беларусь в соответствии с Законом «О Президенте Республики Беларусь», Законом «О Прокуратуре Республики Беларусь», не воспользовался своим правом возбудить уголовное дело о клевете на Лукашенко или гражданское дело о защите его чести и достоинства. Очень показательная реакция государственных органов и должностных лиц, боявшихся широкой огласки трагических событий.

Тем не менее, в избирательной кампании 2001 года Лукашенко был избран президентом на второй срок. К этому времени механизмы достижения «элегантных побед» председателем Центризбиркома Л. Ермошиной уже были изобретены.

Мне, как и многим другим участникам той избирательной кампании, известно, в каких условиях проходили выборы. Политические оппоненты власти и простые граждане пытались апеллировать к закону, обращались в суды за защитой своих прав. Между тем, ни один суд, в том числе Верховный Суд страны, не принял к своему производству ни одно заявление либо жалобу на действия исполнительных органов, должностных лиц или избирательных комиссий.

О повсеместном и грубом нарушении действующего избирательного законодательства, фальсификации результатов голосования свидетельствовали мониторинги и обобщенные данные, опубликованные в 2001-2002 гг. по результатам наблюдения: «Выборы президента Республики Беларусь» (результаты независимого наблюдения РОО «Белорусский Хельсинкский Комитет». Минск, 2001); «Выборы Президента Республики Беларусь, факты и комментарии» под редакцией М. Плизко (Минск, Тессей, 2002 г.); Заключительный отчет миссии БДИПЧ ОБСЕ по ограниченному наблюдению за выборами Президента Республики Беларусь от 4 октября 2001 года.

Данные материалы были широко представлены общественности, а также направлялись в Администрацию Лукашенко, парламент, Совет Министров, Конституционный Суд, Центральную комиссию. Примечательно, что ни один факт из числа приведенных в указанных материалах нарушений в ходе избирательной кампании официальные власти Беларуси в установленном порядке не оспорили. Исковые заявления Белорусского Хельсинкского Комитета и ряда граждан-избирателей о признании выборов недействительными из-за допущенных в ходе выборов и при подсчете голосов грубых и повсеместных нарушений требований Избирательного кодекса (ч. 6 ст. 79) Верховным Судом Республики Беларусь не были приняты к производству по незаконным мотивам – «спор не подведомственен суду».

Действия господина А. Лукашенко и причастных к его переизбранию должностных лиц объективно оцениваются нами как удержание государственной власти, захваченной неконституционным путем.

Однако патологическая жажда власти толкала его на очередные преступления. Настойчивое стремление Лукашенко удержать власть во что бы то ни стало, продлить свои полномочия, избежать уголовной ответственности за содеянное привели его к необходимости проведения третьего по счету конституционного референдума.

Указ № 431 от 7 октября 2004 г. «О назначении республиканского референдума» и незаконное проведение самого референдума об изменении Конституции требуют более подробного юридического анализа. Из текста Указа вытекало, что на республиканский референдум для голосования выносился следующий вопрос: «Разрешаете ли Вы первому Президенту Республики Беларусь А.Г. Лукашенко участвовать в качестве кандидата в Президенты Республики Беларусь в выборах Президента и принимаете ли ч.1 статьи 81 Конституции Республики Беларусь в следующей редакции: «Президент избирается на пять лет непосредственно народом Республики Беларусь на основе всеобщего, свободного, равного и прямого избирательного права при тайном голосовании»?». Данный Указ вступил в силу с момента его опубликования 8 октября 2004 года. Как видим, формулировка вопроса витиевата и имела двойное дно.

Формально предлагалось ответить «да» или «нет» на один вопрос, но на самом деле в формулировке содержались два различных вопроса. Перефразирую их с более точным правовым смыслом:

1. Можно ли разрешить первому президенту А.Г. Лукашенко участвовать в президентских выборах, хотя Конституция явно и четко (недвусмысленно) запрещает одному человеку избираться более двух раз?!

2. Можно ли изменить ст. 81 Конституции, исключив из нее положение, запрещающее одному лицу избраться президентом более двух раз?

Авторы формулировки вопроса хотели упрятать от избирателей указание на ограничение двумя сроками избрания президента, которое содержалось в ч. 1 ст. 81 действующей Конституции. Ниже я объясню, к каким катастрофическим последствиям это привело.

Включение в один вопрос разных по характеру и смысловой нагрузке проблем – одной, относящейся к личной ситуации А.Г. Лукашенко, занимающего пост президента второй срок, и другой, связанной с изменением Конституции, - противоречило принципу «единства и содержания», оговоренному, к примеру, в «Руководящих принципах проведения национальных референдумов», принятых Венецианской комиссией в июле 2001 года. С другой стороны, вопрос не соответствовал и требованиям ч. 5 ст. 114 ИК, согласно которой «выносимый на республиканский референдум вопрос (проект решения), должен быть сформулирован инициативной группой четко и ясно с тем, чтобы на него возможен был однозначный ответ».

Увязка содержания вопроса по изменению ст. 81 Конституции с персонифицированным и относящимся лично к господину Лукашенко вопросу «разрешаете ли…» создало заведомо неясную ситуацию и затруднило беспристрастное рассмотрение избирателями вынесенной на референдум конституционной проблемы. В вопросе она вообще не была четка сформулирована. А именно об исключении из содержания ч. 1 ст. 81 Конституции предписания о том, что «одно и то же лицо может быть президентом не более двух сроков». То есть, сама формулировка вопроса носила двусмысленный характер. В ней не говорилось о том, что будут изменены положения действующей Конституции об ограничении президентства двумя сроками. Решили, видимо, в очередной раз сыграть с избирателями втемную, как карточные шулеры.

Обращение Лукашенко к нации, сделанное им в связи с принятием Указа № 431, и соответствующие разъяснения в государственных СМИ в ходе агитации по вопросу, вынесенному на референдум, обходили молчанием и не разъясняли избирателям эту проблему, сознательно обманывая их относительно правовых последствий референдума. Голосование по референдуму проводилось одновременно с выборами депутатов Палаты представителей Национального собрания, назначенными на 17 октября 2004 г. и отпущенное время на агитацию в 10 дней было крайне недостаточным.

Как многие полагают, Указ не соответствовал Конституции Республики Беларусь, иному законодательству, нарушал гражданские права и охраняемые законом интересы избирателей, и в силу ст. 137 Конституции подлежал признанию недействительным. Однако, и в данном случае судебные власти страны, в их числе и Конституционный Суд, отказали гражданам в проверке конституционности Указа № 431, изданного президентом с превышением своих полномочий.

Республиканские референдумы в соответствии со ст. 73 Конституции могут проводиться для решения важнейших вопросов государства и общественной жизни. Согласно ст. 78 Конституции перечень вопросов, которые не могут быть вынесены на референдум, определяются законом Республики Беларусь. Этим законом в данном случае является Избирательный кодекс Республики Беларусь. В части 3 ст. 112 ИК прямо устанавливается: «на республиканский референдум не могут выноситься вопросы, связанные с избранием и освобождением Президента Республики Беларусь». Анализ текста спорного Указа свидетельствует о том, что на республиканский референдум вопреки указанному выше запрету незаконно выносился вопрос, непосредственно связанный с возможностью избрания президентом конкретного лица – А.Г. Лукашенко, без указания о каких выборах идет речь (возможно об очередных в 2006 г.?).

Поскольку действовавшая Конституция запрещала пребывание в должности президента одного и того же лица более двух сроков, то можно было лишь догадываться что предлагается внести изменения в ч. 1 ст. 81 Конституции таким образом, чтобы исключить из ее текста указание на то, что «одно и то же лицо может быть президентом не более двух сроков». Если сравнить действующую на момент издания Указа редакцию ч. 1 ст. 81 Конституции и предложенный вариант в вопросе, вынесенном на референдум, то увидим, как я ранее указывал, - в нем отсутствует формулировка об ограничении двумя сроками пребывания на посту президента. Согласно действовавшей норме Конституции президент Лукашенко по отбытии второго срока не вправе баллотироваться на третий срок избрания и подлежал освобождению от должности президента.

Кроме того, введение персональных привилегий для одного человека (разрешить баллотироваться, когда лицо уже было президентом два срока) противоречило принципу равенства, закрепленному в ст. 22 Конституции: «Все равны перед законом и имеют право без всякой дискриминации на равную защиту прав и законных интересов». Однако Лукашенко, используя свое должностное положение главы государства, посредством республиканского референдума, изменяя Конституцию под себя, вознамерился достичь своих корыстных целей и удовлетворить личные властные амбиции. При этом он нарушил не только нормы Конституции, но и принятые на ее основе иные нормативные правовые акты, на которые я сослался выше.

Предписания, содержащиеся в ч. 1 ст. 81 Конституции, об ограничении двумя сроками пребывания на должности президента позволяли сохранить незыблемость конституционного принципа демократического государства о сменяемости власти. Они относились к так называемым конституционным механизмам сдержек и противовесов, нарушение которых влечет подрыв государственной власти в Республике Беларусь, осуществляемой на основе разделения ее на законодательную, исполнительную и судебную (ст. 6 Конституции).

В силу ч. 2 ст. 7 Конституции, закрепившей принцип верховенства права, «государство, все его органы и должностные лица действуют в пределах Конституции и принятых в соответствии с ней актов законодательства». Приведенные нормы Конституции (статьи 6,7) размещены в разделе I – Основы конституционного строя. Как видно из содержания указа, глава государства путем проведения референдума по вопросу, прямо связанному с избранием и освобождением президента, решил действовать вопреки предписаниям Конституции и принятым на ее основе законам, преодолеть установленные конституционные ограничения и запреты и тем самым продлить свои полномочия на неограниченный срок.

В своих публикациях и обращениях к институтам власти, которые должны были удержать страну от сползания к диктаторскому управлению одного не вполне адекватного лица (сноска) (адрес в интернете: Заключение Д. Щегельского), я доказывал и предупреждал, что действия Лукашенко по его переизбранию на третий срок при грубом нарушении Конституции и демократических процедур избирательного процесса посягают на основы конституционного строя, народовластия, на право граждан Республики Беларусь избирать и быть избранными, создают опасность нарушения внутреннего и международного порядка, необходимого для полного осуществления прав и свобод граждан Республики Беларусь. Если это произойдет, все мы станем свидетелями юридического закрепления и установления в Беларуси единоличной власти – диктатуры. И это случилось.

Было вполне очевидно, что демократическая общественность страны и международное сообщество не признают результаты референдума, которые заведомо приведут к еще большему нарастанию конституционного и политического кризисов и поставят народ перед выбором применения более радикальных методов борьбы с диктатурой и тоталитаризмом.

Наряду с этим следует особо подчеркнуть, что референдум не освобождал государственные органы, иные институты власти, а также президента Республики Беларусь от соблюдения Конституции до вступления в силу предлагаемых изменений. Это требование установлено ст. 137 Основного закона: «Конституция обладает высшей юридической силой. Законы, декреты, указы и иные акты государственных органов издаются на основе и в соответствии с Конституцией Республики Беларусь». Однако справедливые и законные обращения граждан, общественных объединений о необходимости судебной проверки конституционности Указа № 431, изданного с нарушением законодательства, с превышением полномочий президента, были проигнорированы, в том числе и Верховным Судом Республики Беларусь (определение об отказе в возбуждении дела вынесено судьей Г.К. Жуковской 21.09.2004 г.). Между тем, согласно статье 59 Конституции, государственные органы и должностные лица, которым доверено исполнение государственных функций, обязаны в пределах своей компетенции принимать необходимые меры для осуществления и защиты прав и свобод граждан. Эти же требования напрямую относятся и к судам.

Приведенные выше аргументы и выводы относительно референдума 17 октября 2004 г. в Беларуси подтверждаются заключением, принятым на 60-м пленарном заседании Европейской комиссии за демократию через право (Венецианская комиссия) 8-9 октября 2004 г. Ее члены являются авторитетными учеными и практиками в области конституционного и избирательного права, объективность и профессионализм которых оспорить крайне трудно.

Сам референдум проводился с грубыми нарушениями норм избирательного законодательства и демократических принципов, изложенных в Копенгагенском документе, поддержанном Республикой Беларусь. Результаты референдума не признаны демократической общественностью Беларуси и международными организациями (Совет Европы, ПАСЕ, Европейский Союз, ОБСЕ и др.).

А теперь об обещанной «вишенке на торте». Действующая на момент избирательной кампании по выборам президента 2006 года статья 8 Закона «О президенте Республики Беларусь» имела следующую редакцию: «Срок полномочий президента – 5 лет. Одно и то же лицо может быть президентом Республики Беларусь не более двух сроков».

Подтверждение ограничения в виде двух сроков избрания президента мы находим и в ч. 1 ст. 77 ИК. Таким образом, указанные законы не противоречили ст. 81 Конституции в ее новой редакции, принятой по результатам референдума 2004 года. И тут важно отметить: убрав из Конституции часть содержания ст. 81 об ограничении двумя сроками пребывания на посту президента, горе-юристы Лукашенко, а вслед за ними и законодатель, проблему сроков пребывания на посту президента вывели за рамки конституционного регулирования и перевели ее на нижестоящий уровень законодательных актов.

Известно, что до избрания Лукашенко президентом на третий срок парламент страны не обсуждал и не принимал закона о внесении изменений и дополнений в Закон «О президенте Республики Беларусь» и, в частности, в ст. 8, а также в ч. 1 ст. 77 ИК. Не существовало и какого-либо специального нормативного правового акта, по которому А. Лукашенко имел бы законное право баллотироваться кандидатом на выборах президента в 2006 году. Авторы референдума, пытаясь обмануть избирателей, сами попали в так называемую правовую ловушку. Очевидность этого юридического факта и толкала Лукашенко в очередной раз на захват государственной власти неконституционным путем. Подчищая свои ошибки и скрывая следы преступления, послушные Лукашенко законодатели внесли соответствующие изменения и дополнения в Закон «О президенте Республики Беларусь» и в Избирательный кодекс только в 2008 г., тем самым подтвердили обоснованность моих утверждений о незаконности избрания Лукашенко на высший государственный пост в третий раз в 2006 году.

Изложенное позволяет сделать однозначный вывод: итоги референдума 17 октября 2004 г., проведенного с грубым нарушением Конституции и законов Республики Беларусь, являются юридически ничтожными. Основанные по его результатам решения Центральной комиссии о регистрации кандидатом в президенты господина Лукашенко, а также о его избрании президентом на третий срок не соответствовали действующему законодательству и являлись незаконными. Члены Центральной комиссии уже в который раз не выполнили свои функции контроля за исполнением законодательства о выборах, референдумах, и мы вправе ставить вопрос об их ответственности. Столь грубые и явные нарушения закона, на мой взгляд, свидетельствуют о сговоре членов Центральной комиссии с А.Г. Лукашенко по удержанию государственной власти, захваченной неконституционным путем.

С целью избежать такого развития событий многие патриотически настроенные граждане в полном соответствии с нормами Конституции и процессуального законодательства обратились в Конституционный и Верховный суды с обжалованием решения Центральной комиссии от 17.02.2006 г. о регистрации Лукашенко в качестве кандидата в президенты. Но суды отказали в возбуждении таких дел, демонстрируя свою полную зависимость от узурпатора.

Очередные выборы президента 19 декабря 2010 года привели на площадь Независимости (г. Минск) около 40 000 избирателей, мирно протестующих против очередных фальсификаций результатов голосования и многочисленных нарушений избирательного законодательства. Вместо поиска диалога и компромисса власти сами устроили и спровоцировали насилие и обрушили всю мощь вооруженных и обученных силовиков, устроив людям на площади кровавую баню. Многие граждане были помещены в стационарные медицинские учреждения, в результате репрессий кто-то потерял работу, место учебы, а кто-то был вынужден иммигрировать из страны.

Около 700 граждан были задержаны и привлечены к административной ответственности, в отношении более 50-ти - возбуждены уголовные дела, а затем вынесены обвинительные приговоры по ст. 293 УК (массовые беспорядки), ст. 342 УК (организация групповых действий, грубо нарушающих общественный порядок).

В только что прошедшей избирательной кампании 2020 года повторилось то же самое. Лукашенко и его окружение, опирающееся на вскормленных на крови силовиков, продемонстрировали чудовищную жестокость по отношению к своему народу, которая потрясла всю Беларусь и цивилизованный мир. Напоминать и анализировать эти свежие события нет смысла.

В этой связи хочу лишь повторить уже не раз звучавшую истину, закрепленную в ч.1 ст. 3 Конституции: «Единственным источником государственной власти и носителем суверенитета в Республике Беларусь является народ». Отсюда следует, что государственная власть проистекает от воли народа, в том числе воли, выраженной посредством выборов и референдумов. В конституционно-правовой философии общепризнанным считается, что право на свободу, свободно распоряжаться своей судьбой, право выбора дарованы нам Богом. Закрепление этого постулата в Конституции - лишь следование божьим заповедям ради мира и спокойствия в сообществе людей.

Одной из самых главных причин, по которой граждане вышли на улицы и площади городов с протестом, в их числе и я, – власть ОТОБРАЛА У НАС ПРАВО ВЫБИРАТЬ. Этот демократический и цивилизованный инструмент смены политических элит прекратил свое существование в Беларуси. Руками Лукашенко и тех, кто находится в его окружении, конституционный договор между гражданами и властью разорван, закон не работает, государство сняло с себя ответственность за обеспечение прав и свобод граждан, согласие в обществе. В нынешних условиях, если Лукашенко и его военная хунта не прекратят насилие против народа, не пойдут на конструктивный диалог о передаче власти тому, кто выиграл выборы, граждане могут воспользоваться своим естественным правом на восстание против преступной власти, на восстановление своих прав и законных интересов как мирными средствами с помощью самозащиты права, так и самообороны, не исключающей применение насилия. Но это отдельная тема.

Сейчас же хочу остановиться лишь на очередной юридической ошибке. Недавно, 25.08.2020 г., Конституционный Суд в полном составе судей принял документ под названием: «Конституционно-правовая позиция по защите конституционного строя» (http://www.kc.gov.by/doc

Источник charter97.org

Вверх ↑
Новости Беларуси
© 2009 - 2021 Мой BY — Информационный портал Беларуси
Новости и события в Беларуси и в мире.
Пресс-центр [email protected]