Информационный портал Беларуси "МойBY" - только самые свежие и самые актуальные белорусские новости

Победитель World Press Photo Надежда Бужан: Очень хочу снять встречу Павла с Ольгой

15.04.2021 политика
Победитель World Press Photo Надежда Бужан: Очень хочу снять встречу Павла с Ольгой

Надежда Бужан рассказала, как сделала тот самый снимок и как работала на протестах.

Надежда Бужан рассказала «Радыё Свабода», как сделала тот самый снимок, как работала на протестах и что ей особенно хочется в будущем.

15 апреля жюри самого известного международного конкурса фотожурналистики World Press Photo назвало победителей, в число которых второй раз в истории попало имя фоторепортера из Беларуси — Надежды Бужан.

Ее фото, на котором Ольга Северинец ждет освобождения мужа возле Окрестина, выбрали среди снимков, сделанных более 4300 участниками из 130 стран. В итоге оно сначала вошло в тройку лучших в категории Spot news (горячие новости), а потом заняло там 2-е место.

«Хотелось бы, чтобы Беларусь на конкурсе была представлена не снимками с протестов»

«Я на World Press Photo снимки отправила в этом году первый раз, раньше никогда не отправляла, — рассказывает Надежда. — Знала, что не было у меня выдающихся фото, которые могли бы что-то занять там. Лишь бы отправить — как-то неинтересно было. Почему в этом году решила? Потому что мы все равно понимаем, что события, которые происходили в Беларуси, привлекли внимание к стране. Хотелось еще раз напомнить о том, что происходило у нас здесь».

Надежда Бужан говорит, что отправила на конкурс около 15 фото. В основном это были снимки с протестов. Фото с маршей. Надежда признается, что среди них не было фото избиения протестующих и насилия. Хотела, чтобы это были эмоциональные вещи, но не «жесть», которой хватает на World Press Photo ежегодно.

«Мне, если честно, очень хотелось, чтобы Беларусь на WPP была представлена не протестными новостными фото, — говорит Надежда. — Знаю, что многие мои коллеги в этом году отправили туда снимки с разгоном акций. Но я верю не в синглы (одиночные новостные снимки. — РС), а в серии, в фотоистории. Мне хотелось, чтобы была какая-то история. Однако когда начала отбирать свои фото, то поняла, что такой истории у меня тоже нет. Все было новостное. В прошлом году на проекты и истории просто не было времени».

Надежда рассказывает, что летом и осенью 2020 года работала буквально ежедневно. Снимала и акции протеста, и то, что происходило у тюрем в первые дни после выборов и позже. Один снимок, сделанный у двери на Окрестина, в итоге победил на мировом конкурсе.

«Удивилась, как много снимков становились популярными в соцсетях»

«Меня туда отправил редактор, — вспоминает Надежда историю победившего фото. — Сказал, что могут выпустить Северинца. Была такая информация. Кто-то из родных позвонил на Окрестина, там сказали, что Павла выпустят. Поэтому, когда я приехала туда, там уже собралось много людей. Мы ждали несколько часов. Были случаи, что заключенных вывозили и отпускали в городе. Все надеялись, что с Северинцем тоже произошло такое. Но в итоге жена Павла Ольга решила еще раз подойти к двери и спросить. Я не слышала, о чем она говорит с охраной, но сделала этот снимок. На нем ей как раз говорят, что Павла не освободят».

Надежда рассказывает, что не знакома с Ольгой Северинец лично. Только несколько раз встречала на мероприятиях и в судах над Павлом Северинцем. В конце осени Ольга написала Надежде сообщение с просьбой прислать то самое фото с Окрестина в хорошем качестве.

«Фото в тот же день сразу мы опубликовали на сайте «Нашей Нивы», а потом кто-то его перепостил себе в фейсбук, — рассказывает Надежда. — Я сама хотела это сделать, но там уже и так было несколько тысяч лайков, репосты. Вообще с начала событий лета и осени прошлого года многие снимки становились вирусными в соцсетях. Я была этому удивлена. Раньше одно-два фото в год максимум так расходились, а здесь такое случалось раз в неделю. Не только мои фото, снимки коллег тоже».

Надежда Бужан говорит, что ей одинаково приятно и когда ее фото публикуют в СМИ, и когда их постят люди на своих страницах. Фотограф признается, что не всегда понимает, как это работает и почему один снимок становится популярным и вирусным, а другой нет.

«Первая камера была любительской, но у меня и сейчас непрофессиональный фотоаппарат»

«Я начинала снимать в 2010—2011 годах, — рассказывает Надежда Бужан. — А в 2009-м поступила на журфак. Я сама из Минска. Почему на журфак, я точно до сих пор не знаю. Понимала, что писать я не хочу и не буду. Еще до университета ходила на курсы, в кружки и видела, как пишут другие мои сверстники. Они уже умели со словом работать, у них все очень круто получалось, складывалось. Прямо целые тексты. А я не умела так. Не было мне дано — взялась за фотоаппарат».

Надежда Бужан вспоминает, что начинала фотографировать во времена, когда в Беларусь только-только пришла цифровая фотография. В мобильниках еще не было хороших камер, люди ездили в отпуск с первыми цифровыми фотоаппаратами. А цифровая зеркальная камера вообще была редкостью и предметом мечтаний.

«Такие камеры и сейчас стоят недешево, а тогда это вообще что-то было космическое, — вспоминает Надежда. — Когда у кого-нибудь из друзей родителей появлялся такой фотоаппарат — это было событие. У моей сестры двоюродной был такой. Теперь все с телефонами в отпуск ездят, а тогда фотокамеры еще брали. И казалось, что если ты такое сделал фото, то оно сразу классное и крутое. Мой первый аппарат был Canon 450D с «китовым» объективом (одна из первых массовых зеркальных моделей с самой простой оптикой. — РС). Но у меня и сейчас непрофессиональный фотоаппарат».

Первую камеру Надежде купили родители. Она говорит, что ей сильно повезло, что у родителей была такая возможность. Камера стоила около 1000 долларов, это и сейчас немалые деньги.

«Я когда к отцу пришла и сказала, что вот, хочу заниматься фотографией, мне нравится это, то он сразу спросил, сколько это будет стоить, — вспоминает Надежда. — Я ответила. Папа тогда почесал затылок. Говорит, ну ладно. Я просто очень послушной девочкой была всегда, хорошо училась, с хорошими отметками. К тому же мне не нужно было снимать квартиру. Папа был милиционером, он умер в 2012 году. Доработал до пенсии и ушел в 45 лет оттуда. Он уже не работал, когда я поступала на журфак. Мать моя много где работала. Я даже не знаю, как можно назвать ее профессию. Сейчас она заведующая складом в частной фирме»»

Первый текстовый и фоторепортаж Надежды, за который она получила деньги, был напечатан в газете для подростков «Переходный возраст». Он был о колонии для девочек. Надежда Бужан тогда еще училась в 11 классе.

Во время учебы в университете Надежда проходила практику в Tut.by, какое-то время даже вела музыкальную передачу на радио «Мир» — детский хит-парад. В начале карьеры приходилось быть универсальным журналистом, писать тексты и самой делать фото к ним. Еще в университете Бужан начала работать в газете «Звязда», снимала как фотограф-фрилансер и для «Трибуны», и для Tut.by. Сейчас работает в штате «Нашей Нивы».

«Я не согласна с подходом, что все должен делать один человек, — говорит Надежда. — Фотожурналистику уже хоронили шесть тысяч раз, а она до сих пор жива. Конечно, надо какие-то базовые навыки иметь. Потому что бывают случаи, когда куда-то может попасть только один человек — либо фотограф, либо пишущий. Если тема новостная, то преимущество дается журналисту, который передаст новость и сделает фото на телефон. Если важен визуал, то нужен фотограф. Но в универсальность я не верю. В таком случае журналистов уже давно бы могли заменить соцсети. Мы же видим, что этого не происходит. Профессионалы все равно нужны и востребованы».

«Пыталась снимать свадьбы, но я не умею»

Надежда Бужан-второй фотограф из Беларуси, ставший призером конкурса World Press Photo. Первой была год назад Татьяна Ткачева с серией о женщинах, сделавших аборт. Надежда говорит, что в профессии не чувствует сексизма со стороны мужчин, хотя еще относительно недавно их среди фотографов было намного больше.

«Меня никак не задевает, когда называют фотографом, фотографкой или фотографиней. Можно называть, как кому удобно, — говорит Надежда. — Я считаю, что с этим у меня как раз все нормально. Почему сейчас много девушек среди фотографов, трудно сказать. Я никогда не думала над этим. Возможно, денег просто меньше стало в профессии, а в мужчинах такое всегда есть, что нужно много зарабатывать, чтобы кормить семью. Свадьбы можно снимать. Слышала, что на таких съемках можно и на квартиру заработать».

Надежда признается, что пережила несколько периодов, когда скептически относилась к своему выбору профессии. Однажды такое произошло, когда у нее из автомобиля украли рюкзак со всей фототехникой стоимостью под 8 тысяч долларов. Преступника так и не нашли.

«Я тогда подумала еще: может, это знак?» — говорит она. В качестве потерпевшей ее тогда опрашивали в том же РУВД, куда в 2020 году привозили «для проверки документов».

Надежда Бужан говорит, что не относится к коммерческой фотографии как к вторичной. Талантливо можно снимать и фотки для инстаграма за большие деньги.

«Но я так не умею, — говорит фотограф. — Пыталась снимать свадьбы друзей. Знаю, как бы я хотела снять. Но не получается. В каждой сфере надо развиваться. Не будет так, что вот начал, и сразу — вау! Надо учиться, что-то новое узнавать. Но я во время свадеб устаю. Мне психологически сложно целый день что-то снимать — свадьбы, конференции. Целый день танцуешь вокруг людей, делаешь невероятное количество снимков. Потом — сидишь разгребаешь это всё еще несколько дней. Мне проще заниматься журналистскими снимками — будь то разгон демонстрации или жизнь комбайнера — тем, что реально намного интереснее. Или вот, например, модный показ… Дело в том, что журналистика — это каждый день что-то новое, новые эмоции».

«Сейчас стало еще тяжелее, чем осенью»

Надежда рассказывает, что в ночь на 10 августа работала возле стелы, была рядом с местом, где мужчина попал под колеса автозака, сделала несколько кадров произошедшего. Бужан признается, что вспоминать тот момент ей до сих пор не просто.

«Я даже представить себе не могла, что может произойти то, что происходило в Минске в те дни, — говорит Надежда. — И когда увидела, как человек падает под колеса автозака, как автозак его переезжает… Ты не знаешь, что с ним, жив ли он. Думаешь, что его убили. И неизвестно, что теперь будут делать протестующие, на глазах которого человека переехал милицейский автомобиль. Как могут люди отреагировать… Я очень рада, что тот человек не погиб. Мои нервы тогда впервые стали сдавать. Потом кто-то рассказал мне, что подобное бывает с боксерами. Молодые еще не боятся получить удар. Они не знают, что может быть с ними после удара. А профессионалы знают и стараются увернуться. Я теперь тоже стараюсь».

Надежду летом и осенью задерживали несколько раз. Однажды рядом с «Пушкинской» силовики отобрали у нее флешку со снимками.

Бужан говорит, что очередная волна стресса накрыла ее именно сейчас.

«Начинаешь рефлексировать, осмысливать, что произошло, — говорит Надежда. — Тогда просто не было времени все переварить. Каждый день работали, что-то происходило. Такое было боевое состояние — поспала, встала, пошла поработала, снова ложишься. Теперь больше свободного времени, можно вспомнить и переварить происходившее. Увольняться мне не хочется, но я бы отдохнула немного. У меня уже был отпуск, но я еще бы хотела немного. Уехать от всех событий куда-нибудь. Но с другой стороны, если глаза закрыть, всё это не перестанет происходить. Всё равно вернешься, а тут…»

«Мы все сейчас в ожидании»

Надежда Бужан говорит, что на ее снимке с Ольгой Северинец у входа на Окрестина — символическая картина того, как вся страна живет в ожидании избавления. Фотограф очень рада, что жюри выбрало именно этот кадр, а не снимки разгонов и насилия.

«Эта ситуация ожидания, она же не только для нашей страны актуальна, для других несвободных тоже, — говорит Надежда. — Мы все сейчас в ожидании. Я надеюсь, что смогу снять, как Ольга Северинец наконец встретит Павла. Мне бы очень хотелось сделать такой кадр. Если Ольга не будет против, конечно».

Надежда Бужан рассказывает, что сейчас у нее все спрашивают, сколько денег она получит за призовое место в конкурсе. Этот вопрос ее удивляет. Надежда говорит, что всегда победа на WPP была значительным событием в первую очередь потому, что представлялась возможность поехать в Амстердам на открытие выставки, увидеть самых лучших фотожурналистов мира, познакомиться с фоторедакторами. Сейчас это невозможно из-за пандемии. К тому же выставка вряд ли даже попадет в Беларусь — по причинам, связанным не только с пандемией.

«Но я бы хотела оставаться работать в Беларуси, — говорит Надежда. — Может быть, иногда что-нибудь и снимать для зарубежных СМИ, это же круто. Я хочу больше снимать не новости, а более масштабные вещи, более основательные, продолжительные. Но на это почему-то всегда не хватает времени. Или профессиональных качеств, идеи. Хочу делать что-то про обыкновенную жизнь. Ведь очень много интересных историй вокруг!»

Источник charter97.org



Вверх ↑
Новости Беларуси
© 2009 - 2021 Мой BY — Информационный портал Беларуси
Новости и события в Беларуси и в мире.
Пресс-центр [email protected]