Информационный портал Беларуси "МойBY" - только самые свежие и самые актуальные белорусские новости

«Гомсельмаш»: от рассвета до заката

«Гомсельмаш»: от рассвета до заката

Есть ли перспективы у бывшего советского монополиста?

Белорусский производитель сельхозтехники холдинг «Гомсельмаш» переживает непростые времена. Пытаясь удержать высокую планку, холдинг погряз в долгах и испытывает проблемы со сбытом продукции. Есть ли перспективы у бывшего советского монополиста, разбирался «Бусел».

«Бедное раздавленное насекомое страдает так же, как умирающий гигант», — Уильям Шекспир.

Чтобы понять причины современного состояния «Гомсельмаша», необходимо обратиться к его прошлому, тем условиям, которые привели к его появлению. Производство сельскохозяйственной техники в Беларуси, а равно и возникновение «Гомсельмаша», стало возможным благодаря событиям, происходившим в бывшем СССР в конце 20-х годов прошлого века. Распавшееся ныне государство, объявившее курс на коллективизацию (промышленное сельскохозяйственное производство), отчаянно нуждалось в доступной сельхозтехнике в гигантских масштабах. Фактически речь шла о полном переоснащении исполинского по своим размерам сельского хозяйства бывшей Российской империи, использовавшего для обработки земли технологии доиндустриального уклада – «мускульную» энергию человека и животных. Такой способ получения пищи является иконой современных экоактивистов, однако он не дает возможности прокормить быстрорастущее население промышленных центров, вынуждая держаться в сфере сельского хозяйства до 60% населения государства.

Импортные закупки сельхозтехники были не вариантом. В таком случае СССР, во-первых, терял значительное количество валюты, которое можно было бы потратить на закупку станков для производства тех же самых тракторов и комбайнов. Во-вторых, впадал в зависимость от коллективного Запада, что в случае санкций или эмбарго привело бы к остановке сельского хозяйства и голоду.

Поэтому появление «Гомсельмаша» – гигантского завода сельскохозяйственных машин, было единственным возможным вариантом в экономических и политических условиях начала прошлого века.

КРУПНЕЙШИЙ В МИРЕ

Выбор пал на Гомель по нескольким причинам. Гомель был крупным промышленным центром того времени с прекрасным железнодорожным узлом, что значительно облегчало логистику. Таким образом, условия для производства сельхозтехники в Гомеле были идеальны для того времени.

Строительство «Гомсельмаша» было начато в 1928 году, а первые сельхозмашины сошли с его конвейера уже в 1930-м. Благодаря гомельскому заводу СССР к середине 30-х годов полностью избавился от импорта сельхозтехники, а к 1940 году даже поставлял свою продукцию на экспорт.

Предприятие динамично развивалось после Великой отечественной войны. В 1978 году завод в результате модернизации и реконструкции превратился в производственное объединение. Были созданы новые мощности, которые в несколько раз увеличили уровень производства предприятия.

К началу девяностых «Гомсельмаш» поставлял свою продукцию во все основные сельскохозяйственные регионы СССР, став крупнейшим в мире производителем сельскохозяйственной техники.

ДЕМПИНГ ПРОТИВ ЛИЗИНГА

Распад СССР и нарушение производственной кооперации снизили темпы производства на «Гомсельмаше», но убить завод не смогли. Продукция предприятия оставалась безальтернативной для бывших республик Союза. Зарубежные конкуренты в то время просто не могли конкурировать с белорусскими комбайнами по критерию «цена-качество». Однако то, что не смогли сделать западные партнеры, сделали партнеры восточные.

Возрождение сельского хозяйства в СНГ в начале нулевых привело к значительному оживлению рынка сельхозтехники.

Самым емким и перспективным рынком сельхозтехники бывшего СССР стал рынок российский. Стремительно возрождающееся сельское хозяйство России привело к оживлению внутренних производителей сельхозтехники, самым крупным из которых стал «Ростсельмаш». Созданный в то же время и при тех же обстоятельствах, что его белорусский конкурент, в отличие от последнего, оказался в более выгодных условиях.

До 2013 года оба предприятия конкурировали на российском рынке в относительно равных условиях. Продукция «Гомсельмаша» даже выигрывала по цене у «Ростсельмаша». Однако с 2013 года условия сильно изменились. В 2013 году Российская Федерация открыла программу государственных субсидий российским производителям, компенсируя им до 20% стоимости сельхозтехники. Условия субсидирования распространялись только на налоговых резидентов РФ, существующих не менее трех лет и локализовавших производство на территории России. По сути до 2016-го «Гомсельмаш» оказался в неравных условиях с российскими производителями.

Это привело к конкурентной войне на истощение за российский рынок сельхозтехники, который с 2014 г., после конфликта РФ с Западом, начал быстро расти.

Ответом Беларуси стала господдержка отрасли (а фактически демпинг), лукашенковская разновидность которой «особо беспощадна» к самой себе. В 2016 году «Гомсельмаш» начал продавать технику на российском рынке без залога и в рассрочку, стоимость техники была снижена, оказавшись на 15-20% ниже российской. Для этих целей в 2015 году «Гомсельмашу» был выдан государственный заем в размере $425 млн под 7% годовых сроком на 14 лет. Вследствие таких мер в 2016 г. «Гомсельмаш» смог нарастить продажи в России по сравнению с предыдущим годом с 1,3 до 1,75 тыс. машин.

Так, в 2016 г. рынок зерноуборочных комбайнов в РФ вырос на 24,6% (до 6,3 тыс. штук), российские производители нарастили свою долю рынка с 63,6% до 71,4%, а прямой импорт из Беларуси упал с 411 до 97 штук. Большинство продаваемых в России комбайнов собирались из машинокомплектов на совместном предприятии «Брянсксельмаша» и «Гомсельмаша», что было вызвано требованиями «Росагролизинга» в рамках условий субсидирования приобретаемой на российском рынке техники.

Результатом такой демпингово-лизинговой войны стало доминирование российской сельхозтехники на внутреннем рынке. По данным компании «Клеффманн Групп», абсолютными лидерами рынка являются машины, произведенные компанией «Ростсельмаш»: 6 из каждых 10 приобретенных комбайнов в период с 2012 по 2018 годы произведены компанией «Ростсельмаш». При этом основными покупателями российских комбайнов стали индивидуальные хозяйства, ориентирующиеся на доступность техники.

Основной причиной проигрыша российского рынка «Гомсельмашем» стали прямая поддержка российского государства собственных производителей сельхозтехник «Ростсельмаш» и ПТЗ, а также низкое качество белорусской продукции. К 2019 году поставки в Россию зерноуборочных и кормоуборочных комбайнов составляют уже более 60% производства «Гомсельмаша», в то же время «Гомсельмаш» занимает только 14% рынка сельхозтехники РФ против 60% у «Ростсельмаша». Остальные поставки приходятся на Казахстан, Украину, Молдову, Армению, Иран и Африку. Наиболее перспективным является украинский рынок, но и здесь есть проблемы. Белорусская сельхозтехника из-за своей небольшой цены пользуется спросом у мелких хозяйств, крупные агрохолдинги предпочитают дорогую, но надежную технику. В связи с тем, что украинский агросектор взял тенденцию на укрупнение, то и здесь окно возможностей для «Гомсельмаша» сужается с каждым годом.

КОЛХОЗНОЕ ВУНДЕРВАФФЕ

Осознав утраты внутреннего рынка РФ и, как следствие, потери прибыли и объемов производства, Александр Лукашенко в 2018 году обрушился с критикой на Россию: обвинил ее в недобросовестной конкуренции и пообещал «Гомсельмашу» господдержку. План Лукашенко состоял в том, что предприятию необходимо будет продержаться два-три года, в течение которых государство окажет ему финансовую поддержку. За это время завод должен превзойти своих конкурентов по качеству, надежности и «инновационности» продукции, что позволит ему найти новые рынки сбыта.

Речи и мысли белорусского лидера входят в прямую аналогию с термином «вундерваффе», введенным в оборот германским министерством пропаганды периода Второй мировой войны, которое обещало выиграть затяжной конфликт посредством чудо-оружия.

ОДНАКО ЧУДА НЕ СЛУЧИЛОСЬ

Последним прибыльным годом для «Гомсельмаша» стал 2017-й: тогда предприятие получило 978 тыс. белорусских рублей ($506 тыс.) чистой прибыли. С 2018-го «Гомсельмаш» преследуют долги и убытки. Убыток 2018-го составил 108,1 млн белорусских рублей ($53,3 млн). Последние доступные данные касаются 2019 года, который предприятие закончило с убытком 30,84 млн белорусских рублей ($14,55 млн). Данные за 2020 и 2021 года не публикуются. Маловероятно, что отчетность скрывается из-за высокой прибыли «Гомсельмаша».

При этом долговая нагрузка предприятия увеличилась.

К концу 2019 года задолженность «Гомсельмаша» составляла 993,2 млн белорусских рублей или $383,5 млн. Это значит, что предприятие берет кредиты не для развития, а для поддержания собственного функционирования путем работы на склад.

Плохое финансовое состояние предприятия негативно отразилось на его работниках. С 2017 года численность персонала постоянно сокращается.

В период с 2017-го по 2019-й был сокращен 791 работник, численность составила 8010 человек.

Туман таинственности над отчетностью за 2020 год и два предыдущих убыточных года дают все основания полагать, что «Гомсельмаш» находится в глубоком финансовом кризисе. Видимо, осознание факта полного краха «Гомсельмаша» в том виде, в котором он есть сейчас, заставило белорусское руководство задуматься о продаже предприятия. Доля в «Гомсельмаше» была предложена Китаю при условии осуществления совместного инвестиционного проекта на $500 млн. Китайская корпорация «Цзуншэнь» проявила интерес к покупке 60−75% акций ОАО «Гомсельмаш». Однако основным условием инвесторов было сокращение численности рабочих минимум на треть. При этом выплату выходных пособий должен был взять на себя бюджет. На такие условия Лукашенко не согласился, решив оставить «Гомсельмаш» социальным проектом. Доля в «Гомсельмаше» предлагалась и Казахстану, который отказался от участия в спасении гибнущего предприятия. Российский инвестор в лице конкурента «Ростсельмаша» тоже хотел принять участие в покупке «Гомсельмаша», но власти республики категорически не хотят продавать предприятие россиянам, требуя равных с ними условий получения российских субсидий.

В таких условиях «Гомсельмаш» обречен. Старый советский гигант медленно, но уверенно набирается кредитов, как «Титаник» воды, все глубже и глубже погружаясь в пучину банкротства.

Резюмируя сказанное, можно сделать вывод, что основной причиной краха советского гиганта стал менеджмент предприятия, который в условиях изменившегося рынка не смог создать конкурентоспособную продукцию для продвижения на зарубежных рынках. Да и сам «Гомсельмаш» стал заложником той модели развития, которую заложили еще при его создании. Гигантское предприятие, обслуживавшее закрытый рынок СССР (а в 90-е годы бедный и от того непривлекательный рынок СНГ), стало жертвой незавершенности интеграционных процессов. Бывшие элементы советской тяжелой промышленности, ранее работавшие сообща, в современных условиях оказались конкурентами и попросту добили своего самого крупного, но менее удачливого «коллегу».

Источник charter97.org



Вверх ↑
Новости Беларуси
© 2009 - 2021 Мой BY — Информационный портал Беларуси
Новости и события в Беларуси и в мире.
Пресс-центр [email protected]