Информационный портал Беларуси "МойBY" - только самые свежие и самые актуальные белорусские новости

Почему доллары не «греют» и кто обманывает белорусов: репортаж с Червенского рынка

16.05.2021 общество
Почему доллары не «греют» и кто обманывает белорусов: репортаж с Червенского рынка

Яркие рассказы предпринимателей о торговле и своей жизни.

Что покупают милиционерам «на пенсию», какой товар выгоднее всего продавать, какой смеситель лучше, что за рыба клюет на шоколад, у кого можно купить почти брендовые вещи по небольшой цене и что будет с «ипэшниками» после запрета на расчеты за наличку, узнал Myfin.by на Червенском рынке.

8-летний младенец

Червенский рынок по привычке многие называют «новым», хотя ему уже пошел девятый год . Дело в том, что Игуменский рынок, стоявший на Игуменском же шляхе, и переименованный (как и город) в 1923 году в Червенский, появился на окраине Минска еще в позапрошлом веке.

Основанный в 1897 году, он (как рассказывала автору 99-летняя жительница деревни Подлосье, разместившейся в паре сотен метров от МКАД) даже во время второй мировой войны процветал. Эта часть его истории завершилась в 2013-м, когда рынок перенесли с привычного минчанам места в сторону микрорайона Лошица. Теперь он расположился за хладокомбинатом №2, напротив Лошицкого парка.

На старом месте даже спустя 8 лет ничего не построили – у иранского инвестора, так и не начавшего работы на участке, землю отобрали. В 2016-м она перешла компании «Сильвер капитал», принадлежавшей азербайджанскому бизнесмену, которую, по информации СМИ, затем купила компаниям РАПА, владеющая сетью магазинов Green.

Что до «нового», то на нем жизнь течет, а не кипит, как раньше, что подтвердила специалист по работе с клиентами ЧУП «Червенский рынок» Лариса Заенчковская.

— В последние годы у нас, как и на других минских рынках, падает покупательская активность. Сказывается конкуренция с торговыми центрами, да и молодежь, не привыкшая к такому формату торговли, все чаще предпочитает делать покупки в более комфортных условиях. С другой стороны — человеческое общение никто не отменял, и возможность пообщаться, поторговаться, выбрать свежие продукты и получить консультацию по широкому кругу вопросов по-прежнему привлекает людей, — говорит она.

Сегодня, по словам представительницы рынка, на нем около 400 торговых мест, из них пустует довольно много.

— Как минимум треть сегодня не занята. И это не с пандемией связано, хотя она внесла свою лепту, — количество арендаторов неуклонно стало сокращаться несколько лет назад. И дело не в том, что люди перебираются на другие рынки или в ТЦ, — они вовсе перестают заниматься предпринимательской деятельностью и ищут работу по найму, — обрисовала непростую ситуацию Заенчковская.

Решения властей – страшнее пандемии

Арендная ставка на Червенском рынке изначально составляла $28,5 за кв.м., постепенно опустившись до $20 за «метр». Но во время пандемии администрация рынка ее снижала — на 20-30%, понимая, что многие арендаторы остались практически без покупателей.

— При этом городские власти не пошли нам навстречу — никто скидок по уплате земельного налога и т.д. не делал — помогали предпринимателям мы за свой счет,— рассказала Лариса Заенчковская.

По словам Ларисы Владимировны, очередная волна пандемии для предпринимателей не так страшна, как запрет для ИП рассчитываться за рубежом наличными.

— Люди были в шоке, и не отошли от него до сих пор. Потому что, как не пытались власти несколько лет наладить другой формат закупок, варианты с оптовиками и базами на территории Беларуси и все прочие решения не принесли результата. Малые партии за наличный расчет в той же РФ — это самый финансово выгодный вариант для ИП, торгующего на рынке,— объясняет Лариса Владимировна.

Дешевые яйца и туманные перспективы

Когда три предпринимательских союза строили рынок (а он не принадлежит государству), они возвели небольшое двухэтажное здание, в котором в будний день многие павильоны закрыты, но ремонтная мастерская и одновременно изготовление ключей, а также точка птицефабрики, продающей дешевые яйца (Д2 — 2 руб., Д1 — 2,40 руб., Д0 — 2,70 руб. за десяток) даже в утренний пятничный час не остаются без клиентов и покупателей.

Над входом, из колонки одного из продавцов, звучит Ротару — «было-было-было, но прошло». Очень подходящая композиция, практически все как мантру повторяли фразу о том, что с каждым годом покупателей все меньше, а прибыли не сравнить с теми, что были на старом месте.

Музыкальный ряд обеспечен одним из продавцов «сезонников», предпочитающим классические композиции советской эстрады любым другим. Зонты и очки продаются сразу в нескольких точках у входа на рынок. Валентин на Червенском 20 лет — 12 на старом, и 8 — на новом. И торгует сезонным товаром: сейчас — зонтами и очками, а ближе к зиме переходит на шапочки.

— Тяжело. С каждым годом все хуже и хуже. У людей все меньше денег, но к этому как-то привыкаешь, страшнее то, что власти намерены ввести запрет на расчеты за наличку. Наверняка придется закрываться. Ведь свой товар я покупаю в Москве, как и многие коллеги, торгующие на рынках. А другие варианты урежут наши и так скромные заработки. Вот в прошлом году все пеняли на пандемию — так я скажу, что этот год начался еще хуже, чем прошлый, и эта весна даже прошлогоднюю «пандемийную» превосходит, — покупателей еще меньше, и с чем это связано, понятно — денег у людей тоже больше не становится, — говорит он.

И тут мимо нас прошли инкассаторы. Спрашиваю — есть значит деньги?

— Так это в банк, там есть, у нас – нет, — резюмирует Валентин.

Кавказский оптимизм и изменившийся подход к клиенту

Низами, приехавший в Беларусь из Азербайджана почти 30 лет назад, — главный оптимист и трудоголик на рынке (это уже характеристика Ларисы Заенчковской). Первым раскладывает товар и последним уходит домой, причем торгует в любую погоду. Помидоры – 6-8 рублей, кабачки – 6, клубника и виноград – по 15, груша – 8,50, апельсины – 6,50, капуста – 2, молодой картофель – 3, яблоки – 2,50-3 рубля.

— Все это время я на Червенском рынке работал, и живу недалеко. На старом месте торговля, конечно же, шла куда веселее. Но я не жалуюсь — покупатели всегда есть. Товар качественный, люди меня знают, и кушать надо всегда — есть пандемия или нет, — говорит он.

Многие торгующие на рынке — дамы предпенсионного и пенсионного возраста. По словам Ларисы Владимировны, на рынке их удерживает не только то, что зачастую они живут неподалеку, привыкли к коллективу, но и то, что после 20-30 лет за прилавком найти работу, тем более хорошо оплачиваемую, сложно.

— А учитывая то, что пенсионный возраст повысили, то многие попали в ловушку — раньше уже могли уйти на пенсию и подрабатывать, а сейчас вынуждены работать. Причем в ловушку они попали второй раз — первый в 90-х, когда после институтов не знали, как заработать на жизнь после развала СССР. Сейчас этим людям за 50, и они прикипели к рынку, любят свое дело и не «дурят» покупателя, а стараются, наоборот, помочь ему и сделать так, чтобы он пришел еще раз, — говорит Лариса Заенчковская.

Торгующая сантехникой Люба (как значится на вывеске) относится именно к таким людям — за те несколько минут, что мы с ней говорили, она и бесплатную консультацию эксперта дала, и клиента «по высшему разряду» успела обслужить.

— Я 25 лет на рынке — раньше замки продавала, потом на сантехнику перешла — когда люди стали возить итальянские смесители из Прибалтики и они стали ходовым товаром. Теперь у меня очень широкий ассортимент, но выживаю не только за счет этого, а потому, что много лет работаю и люди меня знают. К тому же у меня можно найти «раритетные» вещи — родом из СССР. Не только мастера-сантехники, но и те, кто уже когда-то чинил что-то в доме, обращаются по старой памяти,— рассказала она.

От ветерана торговли мы узнали, что марка сантехники не играет особой роли — главное, чтобы смеситель был латунным, а не из порошка.

Тогда его можно будет раскрутить, если что-то сломается, и заменить запчасть. А порошковый может расколоться, или треснуть, и будет протекать.

— У меня нет дорогих, эксклюзивных смесителей — только ходовые недорогие, много прокладок и запчастей, которые сложно найти, а порой и невозможно,—пояснила Любовь.

Запрет на расчеты за наличку Любовь не пугает — новый товар она покупает в Минске.

— Есть фирмы, через которые заказываю необходимый товар — теперь мотаться по свету уже не надо.

Любовь уже на пенсии, правда она у нее скромная — 369 рублей, хоть и есть 22 года советского еще стажа. Как на нее прожить — не понятно.

— Поэтому и работаем, налоги платим. У меня 121 рубль налог, аренда с коммуналкой — около 300 рублей. В общем я отдаю больше, чем моя пенсия, чтобы работать,— рассказал она.

Холод мертвых президентов и рисковые белорусы

В паре десятков метров – павильон Василия, он также торгует на этом рынке четверть века. И тоже поменял профиль со временем, правда, в отличие от коллеги, лишь лет 5 назад. А затем он стал не только продавать различные предметы искусства, но и коллекционировать фарфоровые статуэтки.

— Жизнь – интересна, я люблю путешествовать. Жизнь-то быстро проходит. И большинство здесь представленного я собрал на барахолках Москвы, Киева, Львова, Питера, Смоленска, других городов. Почему стал фарфор собирать? Доллары собирать неинтересно. А фарфор радует, добавляет в жизнь теплоты. Бумага же, с президентами мертвыми, не греет. А фарфор – греет,— пояснил Василий.

Из всего представленного разнообразия самые дорогие (в павильоне) «лоты» – большие фарфоровые статуэтки – «Буденновец» (170 рублей – «такие милиционеры дарят полковникам, выходящим на пенсию»), «Слон», «Балерины» и «Юный геолог» (по 250 рублей).

Но находить что-либо ценное Василий намерен и дальше:

— Пенсию мою отложили на три года, так что пока работаю. Но и потом буду путешествовать – пешком, на электричках – это сейчас просто делать. Сидеть на диване – это не для меня. Или картошку выращивать. В той же Москве Измайловский рынок, Химки – шикарные барахолки. Там все есть – со всего бывшего СССР все в итоге свозят туда, — поделился он секретом.

Виталий на рынке 20 лет, торгует электрикой, и во время нашего визита находится в режиме переезда.

— У меня был свой павильон – я его 8 лет назад установил, перевезя со старого рынка. Сейчас администрация решила все старые ларьки снести. А новый свой не разрешила поставить, — переезжаю в арендованный павильон. Платить больше придется, но и места достаточно для моего широкого ассортимента. Ведь надо, чтобы клиент мог в одном месте купить все, что ему нужно. А то уйдет в другое, и останешься без зарплаты,— пояснил он.

По словам собеседника, сейчас не мертвый сезон, — ситуация ухудшается давно, и на пандемию тоже падение доходов не списать.

— Работа идет на перспективу, никак не на карман, — заработков хватает только на магазин. Покупателей мало, а те, что приходят, стараются купить минимально, «дешево-сердито». К тому же многие рискуют, делают часть работ сами – стараются не нанимать электриков, экономят, а я их консультирую,— рассказал о тенденции Виталий.

Годовая зарплата за месяц и рыночный обман

В отличие от старого Червенского, на новом продуктовых рядов очень мало. Часть из них занимают лотки с рассадой. Елена продает ее на этом рынке уже 10 лет. Но один месяц в году.

— Беру на месяц отпуск именно на это время, и продаю. Живу в Колядичах, и занимаюсь этим давно: помидоры, перцы, баклажаны, огурцы, капуста, земляника, клубника – за помидоры и перцы – 1,20 рубля, огурец – 2, капуста - 40 копеек, земляника – 7 рублей стаканчик (20-30 штук). В итоге за месяц я зарабатываю почти столько, сколько на работе за год. Кажется много, но если учесть, что занимаюсь я этим не одна, — помогает вся семья, а весь процесс занимает 4-5 месяцев, и общие расходы внушительны, то не сказать, что заработки большие,— пояснила она.

У Елены две теплицы – 6 на 18 и 6 на 20 метров, и рассадочный урожай покупают в основном постоянные клиенты. Семена Елена заказывает из России и Польши (потому что «наш «Сортсемовощ» тоже продает все в основном голландское да немецкое, но перестал продавать семена в розницу», и хотя объемы небольшие, но сортов много: того же перца – 8, помидоров – 25. Она постоянно пробует новые виды, но рассаду в первый год никогда не продает.

— Пробую, и только проверив, продаю. Чтобы знать, что именно вырастет у клиента. Если у него урожай будет не ахти, то через год он уже не придет ко мне,— подчеркнула Елена.

Яблоки – 3 рубля, груша – 7, морковь – 2-3, лук – 1-2, капуста – 1,50, помидоры – 6-8, огурцы – 3-5, виноград -10-15, клубника – 15, перец – 12, — весь этот товар Светлана покупает в Таборах, но торгует не только им, но и цветами, которые сама выращивает.

— У нас в Ивенце дом, там участок, теплицы. Зелень тоже свою продаю, и лук, и редиску. А самую хорошую прибыль из всего моего товара дает своя клубника. Но в этом году она будет поздно – погода сами видите какая,— говорит она.

Но у соседей ведь уже лежит – написано «Брест, по 8 рублей», как так? — интересуюсь у нее.

— Не верьте, сказки это. Только греческая на нашем рынке. У меня брат – фермер – она только позеленела на белорусских грядках,— говорит собеседница.

Как оказалось, Светлана, которая пришла на рынок после торгового училища, – первый предприниматель, торговавший плодоовощной продукцией, который получил свидетельство ИП на старом Червенском, — в 1998 году.

— Все остальные продавали «свое», по колхозным ставкам, — с Комаровки да Ждановичей. Я старый червенский волк, а теперь на рынке и вся семья – и муж, который поставками с таборов и из Ивенца занимается, и сын, и невестушка.

Значит, слова коллег, что на рынке работать невыгодно, это лукавство, как и брестская клубника по 8 рублей?

— На фруктах-овощах зимой действительно невыгодно работать. А в сезон – очень хорошо. Правда ставки арендные у нас высокие. Почему место не поменяю? А где лучше? На Комаровке – то же самое, только проходимость больше. А мы тут обжились, купили на Камвольном жилье, гаражик рядом, к людям прикипели, клиентам постоянным, а они к нам.

Белье для Красного Креста и турецкий ветеран

В отличие от Светланы, Вера, открывшая ИП 12 лет назад, смотрит на ситуацию с пессимизмом. Она многие годы продает мужское и женское белье, носки и цены у нее ниже, чем на аналогичный товар в магазинах.

— И все равно просят уступить – нет денег у людей. Товар свой я покупаю, как и все – в Москве. И если запретят рассчитываться наличкой, то закроюсь, как и большинство коллег. Потому что по безналу я пробовала работать, но товар идет туго – он выходит дороже, хотя и цены ниже, чем в магазине на 40-50%. Я по выручке вижу, как сильно за последние годы упали доходы у наших покупателей.

— Уже почти полгода я едва на аренду успеваю набрать, как новый платеж приходит. Даже пенсия не помогает – она у меня 289 рублей, не хватает даже на лекарства. Фактически меня муж содержит. Если я закроюсь, то по состоянию здоровья, я инвалид, не смогу практически никуда устроиться – разве что вахтером.

По словам Веры, если придется закрываться, то часть товара она раздаст родственникам, часть – в больницы, дома престарелых и в Красный крест, как делала уже ранее.

Не хочет думать о закрытии Светлана, 18 лет продающая одежду, и как в легендарные времена продолжающая сама ездить (теперь – летать) за товаром в Турцию. Так работает на Червенском только два человека.

— Стало очень плохо, мы ищем другие точки – и на «Максимусе» пробовали, и в других местах, но там аренда дорогая. А здесь покупатели наработаны, знают, что у нас товар хоть и не брендовый, но высококачественный – это не Китай. Привозим мы его сами, покупаем в Турции на тех же фабриках, где мировые бренды шьются. Так что у нас вещи если не такие же, то очень близкого уровня. Получается дорого, но московский товар мы не умеем продавать – он некачественный — пробовали, не получилось.

По словам Светланы, она бы закрылась, но товара много – распродавать за копейки не хочется.

— Ищу другую работу, чтобы и там и тут успевать можно было. Пока закрываться не хочу, чтобы не было убытков. Но если запретят закупаться за «наличку» — придется. Смысла не будет – затраты и аренда съедят всю прибыль.

Кто любит шоколад и что помогает не думать о задолженности по аренде

Сделав круг по рынку, мы вернулись к месту старта и поговорили-таки с Алексеем, который был все время занят покупателями до того – у него две точки – на одной он продает всевозможные приборы освещения, на другой – все, связанное с рыбалкой. Спрашиваю – где он больший эксперт?

— Сложно судить. «Свет» я продаю лет 20, рыбалка – увлечение давнее. И там и там дела идут в последнее время не очень. Уже несколько лет перешел на светодиоды, старого ничего нет. Ведь уже даже бабушки и дедушки, приходящие раз в месяц, и с пенсии покупающие по лампочке, заменили их в своих квартирах. Если в квартире больше одной комнаты, то такой подход дает серьезную экономию. И гарантия дольше,— рассказал он.

По словам Алексея, сейчас у него меньше покупателей, чем в первую волну пандемии – тогда многие стали заканчивать ремонты, так как появилась возможность быть дома. Но дела идут все хуже – в последний месяц у него не хватило денег, чтобы заплатить аренду двух торговых мест – задолженность он «перекинул» на этот месяц. Отвлекает хобби, которое превратилось в работу 5 лет назад.

— Занялся продажей всего, что связано с рыбалкой, потому что нигде рядом нельзя было купить многие вещи для нее – прикормки, снасти и многое другое. Вот я и решил убить двух зайцев,— пояснил он.

Среди батареи различных баллончиков с ароматизаторами для прикорма я увидел «чеснок» и «шоколад». Неужели рыба клюет на столь необычные запахи?

— Чеснок обычно в холодную погоду используют, а шоколад – да, это хорошая вещь на леща, неплохо и карп берет, карась,— пояснил Алексей несведущему в рыбалке журналисту.

По его словам, почти весь товар он берет у оптовиков в Минске – пусть дороже, но меньше забот. Причем многие товары, опять же к удивлению журналиста, производятся в Беларуси. Но продает он и эксклюзивные вещи – те же мангалы делает для него знакомый, они даже на вид кардинально отличаются от «магазинных», которые (по 15 рублей) есть и у него. Но и цена иная – 55-60 рублей, а огромный, на ножках – 180.

Блесны, которые на красных подложках, их несколько сотен – это тоже не фабричная работа – их делает знаменитый на всю страну Кононов. Его работы у многих ИП, торгующих товаром для рыбаков, есть.

И что же – на его блесны рыба клюет лучше, – интересуюсь у Алексея.

— Это уж кто какой рыбак, — усмехаясь, говорит он.

Что в итоге?

Поход на очередной рынок (до этого были Комаровка и Ждановичи) позволил сделать четкий вывод – многие продавцы (но не все) перестроились, потому что наступил «рынок покупателя». Хотя на той же Комаровке обмануть по-прежнему горазды. И сегодня чертой минских торговых рядов стали не только низкие цены, но и широчайший выбор товара в узких нишах, и высокий уровень сервиса со стороны дорожащих своими клиентами продавцов. Заработки которых продолжают сокращаться. А что будет дальше, когда власть запретит расчеты за наличные?

Источник charter97.org

Вверх ↑
Новости Беларуси
© 2009 - 2021 Мой BY — Информационный портал Беларуси
Новости и события в Беларуси и в мире.
Пресс-центр [email protected]